Коротко

Новости

Подробно

Законы военного бремени

Журнал "Коммерсантъ Власть" от , стр. 40

За последние три года Израиль участвовал в двух вооруженных конфликтах — в Ливане и в секторе Газа. Они одновременно очень похожи и очень различны. Примерно как первая и вторая чеченские войны.


С самого начала военной операции в секторе Газа ее сравнивали с войной 2006 года, которую Израиль начал против находившейся на территории Ливана группировки "Хезболла". Поводом к вооруженному столкновению и в том и в другом случае стали ракетные атаки на израильские города со стороны радикальных мусульманских группировок. Как и два с половиной года назад в Ливане, в секторе Газа Израиль сначала провел массированную бомбардировку территории противника, что вылилось в многочисленные жертвы среди мирного населения, а затем перешел к наземной операции.

В войне с "Хезболлой" Израиль фактически потерпел поражение, отступив из Ливана под давлением мировой общественности и оставив боевикам возможность объявить себя победителями. После того как израильская армия ушла из Ливана, потеряв более сотни солдат и не добившись ликвидации "Хезболлы", была сформирована правительственная комиссия во главе с бывшим членом Верховного суда Израиля Элиягу Виноградом, которой поручили исследовать причины поражения. В итоге в официальном докладе комиссия Винограда обвинила в провале военной операции высшее руководство страны — премьер-министра Эхуда Ольмерта, а также министра обороны Амира Переца и начальника генерального штаба Дана Халуца. А одной из главных причин военной неудачи Израиля комиссия назвала неумелую информационную политику.

Всего за год до начала боевых действий в Ливане Дан Халуц на одной из встреч со старшими армейскими офицерами объявил о новых принципах взаимодействия с прессой. Он отметил, что присутствие журналистов на войне — это реальность, от которой нельзя уйти, и призвал к максимально открытым отношениям со СМИ. Однако во время ливанской войны подобная открытость, по словам того же Дана Халуца, позволила боевикам "Хезболлы" получить от журналистов разведданные на сотни миллионов долларов. Они могли в прямом эфире узнавать, где падают их ракеты, какие цели им не удалось поразить, а также о реакции израильских служб безопасности. К тому же журналисты освещали конфликт и с обратной стороны, показывая, к каким разрушениям и потерям среди мирного населения приводят жесткие действия Израиля.

Примерно то же самое происходило во время первой чеченской войны. Журналисты располагали полной свободой действий, и репортажи из лагерей чеченских боевиков, а также интервью с полевыми командирами конкурировали на телевидении с проправительственными сюжетами, что портило и без того неудачный имидж России. В итоге информационная война была проиграна.

К началу второй чеченской военной кампании российские власти выучили урок. Для всех журналистов была введена жесткая процедура аккредитации, а в самой республике представители прессы размещались только на военной базе в Ханкале и на территории комплекса правительственных зданий в Грозном.

Израильские власти после войны в Ливане также осознали, что их информационная политика оказалась провальной. Часть вины за это возложили на пресс-секретаря израильской армии Мириам Регев, и ей пришлось покинуть свой пост в 2007 году. Ее место занял Ави Бнаягу, при котором резко ужесточились меры информационной безопасности. К примеру, в армии сигналы всех сотовых телефонов (как и любых других средств связи) стали кодироваться, а офицерам запретили разговаривать с журналистами без соответствующего распоряжения командования.

Во время операции в секторе Газа Израиль полностью отказал прессе в доступе на территорию боевых действий, и это ограничение соблюдается беспрекословно. Хотя в Газе продолжают работать бюро некоторых западных и арабских новостных агентств, большинство журналистов остаются в Израиле. И только единицы из них смогут попасть в сектор Газа, когда ситуация успокоится и некоторые пропускные пункты будут открыты. "Слишком много раз мы говорили слишком многими голосами,— объясняет директор пресс-службы израильского правительства Даниэль Симэн,— но на этот раз ни одно нарушение военной цензуры не останется незамеченным".

Провести военную операцию в Газе израильские власти решили, как и Россия в 1999 году, незадолго до выборов. В Израиле парламентские выборы состоятся 10 февраля. И война с "Хамасом" позволила ощутимо изменить баланс политических сил в стране — в пользу тех, кто ее начал, конечно.

Еще в первых числах декабря партия "Авода", возглавляемая нынешним министром обороны Израиля Эхудом Бараком, не имела почти никаких шансов на предстоящих выборах. Некоторые эксперты даже заявляли, что политическая карьера Барака подошла к концу. Партия "Кадима" во главе с министром иностранных дел Ципи Ливни также не могла добиться поддержки широких слоев населения. К победе и к премьерскому креслу уверенно шел радикально настроенный бывший премьер Израиля Биньямин Нетаньяху, лидер партии "Ликуд". Он долго призывал решить проблему "Хамаса" военным путем, а также отстаивал целостность Иерусалима и выступал против того, чтобы отдавать земли палестинцам.

Однако предвыборные обещания Нетаньяху уже воплотили его политические противники. "У Барака дела пошли лучше, потому что он сделал то, о чем говорил Нетаньяху,— говорит израильский историк Том Сегев.— Люди поддерживают Барака как генерала, а не как лидера "Аводы". Это два разных человека".

Опросы общественного мнения, проведенные после начала боевых действий в секторе Газа, показывают, что партии Барака и Ливни умело воспользовались настроениями израильского населения, 81% которого поддерживал военную операцию против "Хамаса". Из 120 мест в парламенте "Авода" может теперь рассчитывать на 15 мест — вдвое больше, чем до войны, а "Кадима" поравнялась с партией Нетаньяху по популярности, и блоки, сформированные вокруг них, могут поделить оставшиеся в парламенте места пополам.

Таким образом, война с "Хамасом" решит исход выборов, и, соответственно, если что-то пойдет не по плану, как это случилось в Ливане, популярность Ливни и Барака резко упадет. По некоторым данным, они выступали против широкомасштабной наземной операции в Газе, чтобы не слишком рисковать репутацией, но премьер-министр Израиля Эхуд Ольмерт настоял на ее проведении.

Ольмерт может позволить себе не заботиться о репутации. Она и так уже безнадежно испорчена многочисленными коррупционными скандалами, и политическая карьера Ольмерта определенно близится к завершению. Объявляя полноценную войну "Хамасу", он заботится, скорее всего, только о том, как похоронить идею создания палестинского государства. В отличие от российских властей правительство Израиля не сможет после войны найти в лагере противника авторитетного и одновременно лояльного лидера, с которым можно будет сговориться, как в свое время с Ахматом Кадыровым. У Израиля нет выбора: война, которую он ведет,— это война на уничтожение.

Проблема в том, что как бы ни закончилась нынешняя операция в секторе Газа, она вряд ли приведет к окончательной победе над "Хамасом". Эта организация и до израильской атаки пользовалась огромным авторитетом среди палестинцев, поскольку вкладывала в развитие Газы большие средства. А с окончанием войны ее влияние только возрастет. Лидеры "Хамаса" уже стали в глазах палестинцев настоящими героями, а вооруженный конфликт сделает их еще радикальнее.

Даже на Западном берегу реки Иордан, где правит умеренное движение "Фатх" во главе с Махмудом Аббасом, все больше людей переходят на сторону бойцов "Хамаса". Мирная дипломатия "Фатха", считают они, завела палестинцев в тупик. Пока существуют обе эти организации, говорить о создании палестинского государства не приходится. Оно может возникнуть только после того, как пройдут очередные выборы на всей территории Палестины — и в секторе Газа, и на Западном берегу реки Иордан. Однако все надежды на их проведение Израиль успешно законсервировал под слоем литого свинца.

ЕГОР НИЗАМОВ


Операция "Литой свинец"


Израиль начал военную операцию 27 декабря 2008 года, после того как палестинская группировка "Хамас" отказалась продлевать полугодовое перемирие, заключенное в июне 2008 года. К тому моменту договор о прекращении огня уже был нарушен — сначала Израилем, совершившим атаку на сектор Газа в начале ноября, а затем "Хамасом", возобновившим ракетный обстрел израильской территории.

Власти Израиля поставили целью военного вторжения в сектор Газа уничтожение военной инфраструктуры "Хамаса", захват его боеприпасов, а также ликвидацию сети подземных тоннелей, проходящих под границей сектора Газа и Египта, которые, по данным израильского правительства, позволяют "Хамасу" пополнять запасы вооружений. Операция должна была нанести "Хамасу" невосполнимые потери и лишить его возможности продолжать обстрел территории Израиля.

Наступление израильских войск на сектор Газа было разделено на три этапа. Первый этап предусматривал бомбардировку палестинской территории военно-воздушными силами Израиля и артиллерией. Во время второго этапа началась наземная операция, в которой помимо регулярных частей израильской армии участвовали и призванные резервисты. Третий этап наступления предполагал вторжение в город Газа, крупнейший на палестинских территориях.

По данным министерства здравоохранения Палестины, к концу прошлой недели из общего числа погибших, которое превышает 1000 человек, более половины составляло гражданское население. Ранения получили более 4500 палестинцев. По подсчетам израильской армии, потери среди гражданского населения в секторе Газа не превышают четверти общего числа погибших.

Израиль сообщил, что потерял 13 человек за все время конфликта, 10 из них — солдаты. Ранения получили более 150 израильтян. Кроме того, на границе с Газой был убит египетский офицер, еще трое ранены.



Комментарии
Профиль пользователя