Коротко

Новости

Подробно

Красное знамя Бунда

Район Бунд в Шанхае исследовала Екатерина Истомина

"Стиль Часы". Приложение от , стр. 84

Сегодня район Бунд (the Bund; еще одно, китайское, название — Вайтань, или "внешний берег") — это самый элегантный и старый променад Шанхая. Однако что-то неуловимо коммунистическое здесь все-таки осталось: тысячи китайцев и туристов единой, сплоченной, монолитной толпой движутся по каменной набережной мутной реки Хуангпу (Huangpu). Повернуть против толпы технически невозможно. Но можно уйти "под воду" — в километровый подводный туннель с магазинами и развлечениями, доставляющими удовольствие китайцам. Туннель ведет на ту сторону Хуангпу — в деловой район Пудун (Pudong) с Oriental Pearl TV Tower, или Жемчужной телевизионной башней, возглавляющей местный парад небоскребов, без которого ныне немыслим ни один мегаполис Азии. Пока многотысячная толпа, зачарованная аквариумами и киосками с красными китайскими фонариками и бумажными драконами, движется по туннелю, можно повернуть и выскочить обратно, наверх, в Бунд, через несколько эскалаторов.

В Бунде, историческом, "британском" квартале Шанхая, начавшего активно застраиваться в конце XIX века, в целях сохранения застройки возводить небоскребы запрещено, поэтому наиболее высоким зданием является грандиозная гостиница "Мир" (Peace Hotel). Возведенный в 1926-1929 годах по заказу английского бизнесмена сэра Элиаса Виктора Сассуна, этот гранд-отель первоначально назывался Cathay (горожане, правда, чаще называли гостиницу Sasoon Building). Сэр Элиас Виктор Сассун, которого называли хозяином половины Шанхая, слыл отчаянным плейбоем и жил холостяком в пентхаузе построенной гостиницы, украшенном плафонами Рене Лалика. Элиас Виктор Сассун также основал и знаменитый конный клуб Шанхая и ввел в шанхайскую моду дерзкий джаз, но все-таки его основной заслугой перед Шанхаем стал этот отель, самое высокое здание в Бунде, очертаниями напоминающее египетскую пирамиду.

Конечно, это было необычайно дорогостоящее и циклопическое сооружение. Но главный фокус заключался в том, что это был отель новой концепции — не только с номерами и барами, но и с множеством ресторанов с различными кухнями мира (самым известным был ресторан старой китайской кухни Dragon & Phoenix), с офисами международных компаний, с казино и даже с театром, где выступали известные актрисы варьете. Это был главный отель "другого" Шанхая. "Того самого" Шанхая, города, который называли Парижем Востока, Жемчужиной Востока и даже Шлюхой Азии. В 1930-х здесь было невероятно весело: джаз, секс, наркотики, мафия, моряки, сумасшедшие деньги, кинозвезды вроде Чарли Чаплина, отпраздновавшего в 1936 году в Cathay Hotel свадьбу с Полетт Годар. Впрочем, было невероятно весело не только в отдельно взятом отеле, переименованном при Мао, в 1956-м, но и во всем Бунде.

Вторым после Peace Hotel по степени грандиозности и высоты считается здание Шанхайское таможни, построенное в 1927 году (это дом 13). Его можно узнать по тюдоровской башне с большими часами, и это почти точная копия Биг-Бена (примечательно, что башенные часы были изготовлены не в Китае, а в Лондоне). В 1920-х годах напротив здания находился причал, где и проходило таможенное оформление товаров. Кстати, английский официальный стиль крайне любим в мегаполисах Азии, например, "золотая" токийская Гинза в районе Четвертого перекрестка тоже может похвастаться псевдобританским зданием.

Если Cathay Hotel называли самым роскошным отелем в Азии, то здание банка HSBC 1923 года, в котором сегодня находится Шанхайский банк развития Пудуна (Shanghai Pudong Development Bank; соседний со зданием таможни дом), именовали самым дорогим зданием банка между Суэцким каналом и Беринговым проливом. В коммунистическую эру здесь сидела администрация города Шанхай.

До прихода японцев и китайских коммунистов Бунд непостижимым образом "держал при себе" национальные и международные банки, дипломатические миссии, развлекательные учреждения, клуб (например, барная стойка Шанхайского, а в прошлом Английского клуба в середине 1910-х считалась самой длинной стойкой в мире — 34 м; дом 3), таможню, туристические офисы и даже казармы для солдат российского Шанхайского добровольческого корпуса, расформированного в 1937 году (в доме 6). Ныне каждое здание в Бунде является памятником исторического, архитектурного или культурного значения. Итак, на полутора километрах — 52 дома в стиле неоренессанса, эклектики, готики, барокко, belle epoque и ар-деко. И даже после японской интервенции (когда тот же отель Cathay был страшно разграблен) и культурной революции Мао Шанхай остается одним из главных хранителей стиля ар-деко. Чудом сохранилось многое: даже самый обычный банк, куда заходит турист, чтобы поменять валюту, имеет в своем распоряжении почти нетронутые интерьеры ар-деко.

Особенность этого района заключалась в его интернациональности и ненасытной всеядности: здесь ждали и заранее любили любого, у кого были очень большие деньги и кто собирался либо их потратить, либо заработать еще больше. Русские и бельгийцы, японцы и немцы, французы, американцы и англичане — все перечисленные нации имели в "том самом" Шанхае, именно в Бунде, свои торгпредства и консульства. Кстати, Великобритании и России удалось сохранить насиженные места: генеральное консульство РФ в Шанхае и сегодня находится именно в Бунде. Интернациональность Бунда прослеживается и в его названии: английским словом the bund британцы именовали в азиатских странах причалы или набережные. Само же слово ведет свое происхождение из хинди; несмотря на широкое распространение этого слова в Азии как имя собственное Бунд состоялся только в Шанхае.

Новый, все же капиталистический, щедро иллюминированный Бунд пытается быть роскошным променадом. Но, в сущности, этот выдающийся архитектурный комплекс набережной является огромной декорацией, "потемкинской деревней". Довольно повернуть в переулок и пройти десять шагов, как международная роскошь немедленно превращается в типовую китайскую нищету. Но, несмотря на такое близкое соседство блеска и нищеты, продавцы товаров класса "люкс" постепенно, медленно, но верно занимают в Бунде свободные площади. И пионером был дом Cartier, открывший магазин в доме 18 (всего у Cartier в Шанхае два бутика).

Пассаж Bund 18

Пассаж Bund 18

Этот самый "дом 18", немного суровое здание в стиле неоренессанса,— торговый комплекс luxury-goods. Конечно, здесь сидит банк (Chartered Bank of India, Australia and China), но банкиры отдали часть офиса под пассаж. Здесь и французские ювелиры из Cartier, и итальянские портные из Ermenegildo Zegna, и сметливые гонконгские повара, берущие за обычный суп гаспачо, как за кольцо Cartier, и английские антиквары, реализующие по немыслимым ценам китайский фарфор, и продавцы передового и современного изобразительного искусства. Бунд, как и восемьдесят лет назад,— это дорогая территория.

В прошлом году в "Bund, 18" открыл свои двери и точнейший и надежнейший часовой дом из деревни Гласхютте A. Lange & Sohne. В мире существует всего три фирменных магазина этой мануфактуры. Первый — на родной земле, в Дрездене. Второй — на токийской Гинзе. И наконец, третий — в Шанхае, в Бунде. Нам довелось (совершенно случайно) присутствовать при монтаже оборудования бутика: здесь и плазменная панель с видами столицы Саксонии, и огромные макеты часовых моделей с "большой датой Ланге". Пиар-директор A. Lange & Sohne как мог инструктировал шанхайских журналистов: "Это Дрезден, наш город на Эльбе, сердце Саксонии". Журналисты кивали. И нам удалось задать свой вопрос: "Почему вы выбрали именно Бунд?" Пиар-директор ответил: "Это самое историческое и роскошное место Шанхая. Для нас лучше быть не может".

Комментарии

Рекомендуем

наглядно

обсуждение

Профиль пользователя