Коротко

Новости

Подробно

2

Фото: Эмин Джафаров / Коммерсантъ   |  купить фото

Суд над Алексеем Улюкаевым

День 17-й: четвертая повестка Сечину, допрос и экспертные разъяснения лингвиста

от

В Замоскворецком суде продолжился процесс по делу бывшего министра экономического развития Алексея Улюкаева. Господин Улюкаев обвиняется в вымогательстве и получении взятки в размере $2 млн от главы «Роснефти» Игоря Сечина за одобрение покупки 50,08% акций ПАО «Башнефть». Сегодня свои доказательства представляла сторона защиты: была допрошена Елена Галяшина из «Содружества экспертов» при МГЮА имени О.Е.Кутафина, представившая альтернативное заключение по материалам анализа диалога между Алексеем Улюкаевым и Игорем Сечиным. Как прошел 17-й день слушаний — в онлайн-трансляции “Ъ”.


13:44. Судья постановила направить Сечину повестку в четвертый раз по рабочему адресу и сообщила стороне защиты, что неявка свидетеля не препятствует представлению доказательств. Следующее заседание назначено на 11:00 27 ноября.

13:32. «Пожалуйста, суд ждет доказательств»,— возобновляется заседание. Адвокат Каштанова ходатайствует о повторном вызове Сечина в суд, судья считает, что неявка свидетелей не освобождает защиту от необходимости представлять свои доказательства, если они имеются.

«Все понимают, что здесь мы находимся именно благодаря Сечину,— настаивает адвокат Гриднев.— Я не понимаю, почему мы должны идти на уступки, если Сечин не может явиться».



«У нас осталось два доказательства: допрос Сечина и допрос Улюкаева,— заявил он.— По существу — самые важные. В каком порядке их представлять — решать нам». Судья спрашивает, готов ли Улюкаев к даче показаний. «Я желаю дать показания после того, как будут исследованы все доводы по делу»,— отвечает Улюкаев. Адвокат удивляется, почему прокуратура не настаивает на допросе Сечина. Прокуроры не возражают против повторного вызова, но считают «нецелесообразным ставить в прямую зависимость явку Сечина и продолжение процесса». «Мы считаем, что защита не должна злоупотреблять своими правами»,— подчеркнул прокурор Непорожный. Также он сказал, что гособвинение еще представит свидетелей на стадии «дополнений».

13:07. Судья объявляет перерыв.

Адвокат Виктория Бурковская (слева), подсудимый Алексей Улюкаев (слева)

Адвокат Виктория Бурковская (слева), подсудимый Алексей Улюкаев (слева)

Фото: Роман Дорофеев, Коммерсантъ

13:05. «Правильно ли я вас понял, что вы подвергли критике экспертизы лишь на основе изучения и анализе источников вторичного проведения без непосредственного прослушивания записей разговора?» — спрашивает прокурор Непорожный. «Источником своей осведомленности я указала заключения тех экспертов, на которые ссылалась»,— из слов Галяшиной следует, что сами аудио- и видеозаписи она не запрашивала и не исследовала. «В своем исследовании вы выступали, как лингвист, как юрист, как фоноскопист»,— продолжает гособвинитель. Свидетель настаивает на том, что ничего не исследовала.

«Я выступала как специалист, обладающий специальными знаниями в области структурной лингвистики, оперативно-разыскной деятельности, как специалист в области точных методов в гуманитарных науках, как специалист исследования письменной речи, звуковой среды и видеоизображений, а также как сертифицированный эксперт по специальностям, связанным с судебной экспертизой»,— уточнила Галяшина.



Однако, отмечает она, «обладать всей полнотой информации для ответа на поставленные вопросы» при даче разъяснений — «неисполнимое желание любого эксперта-лингвиста». Сделав оговорку, что он не лингвист, Непорожный интересуется у Галяшиной, какое значение в контексте фразы «Вот, забери» имело слово «вот», и почему она заключает, что передача сумки и констатация факта выполнения задания между собой не связаны.

12:45. Улюкаев внимательно слушает выступление Галяшиной.

Фото: Эмин Джафаров, Коммерсантъ

12:14. «Ну эксперты могут и контрафактную аппаратуру применять, только это повлечет недостоверность выводов»,— отвечает Галяшина на вопрос прокурора Непорожного о том, имели ли специалисты право пользоваться какими-либо другими средствами. Судья настаивает на ответе по существу. Свидетель подтверждает, что самостоятельный выбор оборудования возможен, но требует экспертного обоснования. Прокурор настаивает на указании закона, запрещающего привлечение нерекомендованных устройств. Галяшина ссылается на необходимость опираться на «общепринятые научно-практические данные». По просьбе прокурора она соотносит вопросы, которые ставили перед собой Кисляков и Рыженко, с типовой методикой.

Бурковская прерывает следующий вопрос прокурора, судья отклоняет ее протест, адвокат громко рассмеялась и получила вместе с адвокатом Квеидзе замечание за некорректное поведение с занесением в протокол.

12:01. Свидетеля допрашивает гособвинение. Галяшина не знает, кто подписывал адвокатский запрос, чтобы привлечь ее к даче разъяснений по исследованным материалам. Филипчук обращает внимание на то, что у нее высшее филологическое, а не юридическое образование. Прокурор не понимает, почему эксперт дает ответы по правовым вопросам, выходящим за рамки ее лингвистической компетенции. Филипчук интересуется, на какие нормативные акты ссылается Галяшина и знает ли она, что такое оперативно-разыскные мероприятия с использованием технических средств. «Это больше похоже на экзамен по уголовно-процессуальному праву»,— возмущается адвокат Бурковская. Доступа к регламентам ФСБ, регулирующим вопросы проведения оперативно-технических мероприятий, Галяшина не имела, так как они относятся к гостайне.

Запись прослушивалась с помощью медиапроигрывателя VLC и наушников Philips, что, по мнению эксперта, не относится к средствам, рекомендованным для проведения экспертизы зашумленной фонограммы с низкой степенью речевой разборчивости (как написали Кисляков и Рыженко, акустическая обстановка характеризуется средним уровнем разборчивости, на некоторых участках появляются посторонние шумы и голоса говорящих неразличимы). «Влияет ли степень зашумленности и речевой разборчивости на степень восстановления?» — спросил прокурор Непорожный. «Да, влияет,— считает Галяшина.— Это говорит о том, что должны применяться технические средства, которые снимают неоднозначность» (специальное ПО для спектрального анализа).

11:38. Галяшина говорит, что экспертиза ФСБ была сделана грамотно.

Дословное содержание разговора между Сечиным и Улюкаевым, приведенное в материалах дела, по словам Галяшиной, позволяет утверждать, что между коммуникантами было доброжелательное, радостное общение, и речи о деньгах не шло.

Эксперт сказала, что на психолого-лингвистическую экспертизу были представлены не те копии, которые ранее рассматривались в рамках фонографической экспертизы, как следствие, одни и те же фразы даются в разной расшифровке. «Это запись видеофильма, то есть формат, который не является точной и полной копией оригиналов»,— отвечает Галяшина адвокатам. По ее словам, «каких-либо лексических средства, которые однозначно указывают на то, что Улюкаеву передается сумка с деньгами», нет.

11:37. Пока Галяшина дает показания, прокурор Филипчук что-то читает с экрана телефона.

11:20. По просьбе адвоката Бурковской Галяшина поясняет утверждение о том, что экспертиза была сделана неполно и невсесторонне. Так как Кисляков и Рыженко проводили комплексную экспертизу, по ее словам, один из них должен был заниматься лингвистическим аспектом, а другой — психологическим. Однако из заключения следует, что они вышли за пределы экспертной специализации: провели «совместное исследование и сформулировали общие выводы». Не был сделан запрос, не являлись ли представленные для экспертизы документы продуктом монтажа, установлены ли личности говорящих и достоверны ли фонограммы (приводится ли дословное содержание произнесенного на записи).

При этом не отражены интонации устной речи и не учтены коммуникативный, ситуационный и исторический контекст, что искажает восприятие беседы. Галяшина обнаружила «существенные расхождения» между письменным тексте и в аудиозаписями. В одном тексте зафиксировано, что «говорящий запрашивает информацию», в другом говорится, что «это не вопрос, а утверждение и восклицание». Галяшина считает, что Сечин просил Улюкаева приехать, назначил место и время и сказал, что целью встречи будет обсуждение ряда вопросов по деятельности компании и совету директоров.

11:05. Галяшина сообщила, что перед ней были поставлены следующие вопросы: насколько заключение экспертов Кислякова и Рыженко выполнено полно и всесторонне, соответствует ли оно процессуальным и научно-методологическим требованиям, которые предъявляются к экспертизам, могли ли недостатки в этом заключении повлиять на выводы экспертов о теме и предмете разговоров Сечина и Улюкаева, обоснованы и соответствуют ли они фактическим данным, представленным в расшифровке. Кроме того, перед ней стояли вопросы наличия каких-либо фраз, указывающих на требование передачи денег Улюкаеву, конкретизации произнесенных Сечиным слов «объем», «поручение» и «задание», определения инициатора телефонного разговора и встречи в офисе «Роснефти».

«Я позволю себе называть коммуникантов по фамилиям для скорости, нисколько не умаляя уважения к ним»,— добавляет Галяшина.



И обозначает следующее ограничение, затрудняющее трактовку состоявшихся разговоров: «Даже если человек вербализует "я тебя понимаю", это не характеризует, что он понимает. Как и наоборот. Это лишь словесная реакция».

10:38. Сторона защиты попросила пригласить в зал заседаний для допроса эксперта Елену Галяшину. Прокурор Непорожный заявил, что допрашивать эксперта преждевременно, поскольку сделанная Галяшиной экспертиза еще не исследована судом, поэтому сначала частично зачитывается подготовленный экспертом документ. Галяшина — доктор филологических и юридических наук, для исследования ей были представлены копии материалов уголовного дела, в том числе постановление о назначении экспертизы и заключения комиссии экспертов «Южного экспертного центра» Виктора Кислякова и Алексея Рыженко, два постановления о назначении фонографической экспертизы, протоколы исследования фонограмм.

10:12. Судья Лариса Семенова открыла заседание, дав разрешение только на аудиозапись. От заместителя руководителя службы экономической безопасности ФСБ поступило письмо, что свидетели Селютин и Александр Калиниченко (сотрудник ФСБ, руководивший задержанием Алексея Улюкаева 14 ноября 2016 года) по-прежнему находятся в двухмесячной командировке. При этом адвокат Каштанова утверждает, что сторона защиты не заявляла для допроса лейтенанта Селютина.

В суд поступило письмо адвоката главы «Роснефти» Николая Клена: причина отсутствия Сечина уважительная — исполнение служебных обязанностей, и до конца года «ожидается усиление напряженности» графика поездок, который согласован с администрацией президента и аппаратом правительства. Сечин не смог явиться в суд по прошлым повесткам, так как участвовал во вводе объектов в Западной Сибири, российско-турецких переговорах и саммите АТЭС во Вьетнаме. К письму приложены подтверждения получения повесток, график командировок и приказы о них.

«При этом Сечин поддерживает все данные им показания и не возражает против их оглашения»,— зачитала судья письмо адвоката.



Исчерпывающий список оснований для оглашения ранее данных показаний при неявке свидетеля в суд содержится в ст.281 УПК РФ и не подразумевает учета рабочей занятости.— “Ъ”.

10:03. За пять минут до начала заседания приехал Улюкаев. В просьбе посетить врача 17 ноября ему было отказано. На вопросы журналистов он ответил, что сейчас читает «Маятник Фуко» Умберто Эко, а комментировать, ожидает ли увидеть в суде Сечина, отказался. В зале Улюкаев традиционно достал из портфеля ноутбук и тетрадь формата А4 в твердой обложке, что-то записал и начал читать документы, которые ему передала адвокат Квеидзе.

9:45. Адвокат Виктория Бурковская сообщила РБК, что сегодня защита планирует ходатайствовать о возврате дела прокурору.

Фото: Роман Дорофеев, Коммерсантъ


День первый: Сечин, взятка и Гоа

День второй: допрос первых свидетелей, письмо президенту и правки бывшего министра

День третий: заявление Олега Феоктистова, корзинка от Игоря Сечина и разговоры перед задержанием министра

День четвертый: перемещения чемодана с деньгами, допрос представителя Росимущества и водителя экс-министра

День пятый: заявления Росимущества и «ВТБ Капитала» о незнании об ограничениях и бильярд в Гоа

День шестой: перенос прослушивания телефонного разговора перед встречей в «Роснефти» и жест в виде двух пальцев

День седьмой: подготовка денег для взятки, досмотр машины Улюкаева, заявление от Сечина и Феоктистова

День восьмой: закрытый допрос Олега Феоктистова

День девятый: неявка свидетеля, восьмичасовой пересчет денег и изучение томов дела

День десятый: четыре тома межведомственной переписки и два выгнанных из зала журналиста

День 11-й: деловые письма, проект «Бриллиант» и имущество семьи Улюкаева

День 12-й: арестованные коллекционные золотые монеты, счета и наручные часы

День 13-й: аудиозапись разговора с Сечиным, видео их встречи и задержания министра

День 14-й: коробка с $2 млн, перечень колбасок и повестка в суд Игорю Сечину

День 15-й: отсутствие Сечина, два вычеркнутых абзаца и стертая с сервера переписка

День 16-й: вторая неявка Сечина, альтернативная экспертиза аудиозаписи и проблемы со здоровьем экс-министра

Материалы по теме:

Комментарии

обсуждение

Профиль пользователя