Коротко


Подробно

Фото: Дмитрий Азаров / Коммерсантъ   |  купить фото

Человек с Ручьем

На переговорах с президентом Турции Владимир Путин охранял права не только сторонников сирийской власти, но и оппозиции

13 ноября президент России Владимир Путин принял в Сочи, в своей резиденции Бочаров Ручей президента Турции Реджепа Тайипа Эрдогана. Специальный корреспондент “Ъ” Андрей Колесников считает, что турецкому президенту не удалось достичь целей, которые он ставил перед собой, собираясь в Сочи: он не получил уступок со стороны российского президента.


Турецкий президент, конечно, взрыхлил, так сказать, почву для переговоров с Владимиром Путиным, когда заявил перед вылетом в Сочи, что Россия и США должны вывести свои войска из Сирии и ликвидировать свои базы там, тогда в Сирии можно будет провести свободные выборы.

Логику Реджепа Эрдогана можно было понять: ведь тогда в Сирии останутся только турецкие войска, и все, а прежде всего сам Реджеп Эрдоган, смогут вздохнуть с облегчением.

В общем, такого добросердечного переговорщика, как турецкий президент, еще поискать. И ведь Владимир Путин нашел его.

И вот теперь они сидели друг перед другом (Владимир Путин, по данным “Ъ”, по пути из Вьетнама не залетел в Москву и воскресенье провел в каких-то живописных местах между Данангом и Сочи) и живо обсуждали растущий товарооборот, а многочисленные турецкие журналисты томились в пресс-центре в ожидании вопросов, которые они смогут задать своему и российскому президентам. Впрочем, они еще не знали, что вопросы по итогам переговоров не предусмотрены: возможно, их не хотели травмировать раньше времени.

Между тем самым интересным в начале встречи был момент рукопожатия двух президентов. Реджеп Эрдоган, протянув руку Владимиру Путину, ни разу не взглянул на него, а старательно глядел в сторону теле- и фотокамер и напряженно, и даже, кажется, со своим обычным вызовом, улыбался им. Владимир Путин, наоборот, с недоумением улыбался в сторону турецкого коллеги, но ответного знака внимания так и не дождался. Так протокольные инстинкты в очередной раз взяли у Реджепа Эрдогана верх над человеческими. Возможно, и не надо так долго работать президентом: бог знает, что еще может случиться с человеком за такое время на такой работе.

Пока шли переговоры один на один, по коридорам гостевого дома резиденции прогуливался министр иностранных дел Турции Мевлют Чавушоглу. Журналисты одним своим видом не расстраивали его. Более того, он, например, откликнулся на просьбу прокомментировать простодушное заявление Реджепа Эрдогана по поводу вывода подразделений России и США из Сирии:

— Президент Эрдоган просто упомянул, что и США, и Россия имеют наземные войска там! Если военная операция не нужна, то это только от них зависит! Это просто комментарий о политическом урегулировании!

Если кто-то хочет быть святее папы римского, то Мевлют Чавушоглу хочет быть еще простодушней Реджепа Эрдогана.

На самом деле визит турецкого президента, нанесенный в сердце сочинской резиденции Владимира Путина, связан, делились со мной турецкие журналисты, прежде всего с тем, что Россия намерена в ближайшее время собрать в Сочи так называемый Сирийский национальный конгресс, то есть представителей сирийской оппозиции и сторонников власти для переговоров — прежде всего уже, конечно, о будущем Сирии.

Предполагается, что среди этой оппозиции будут и члены Рабочей партии Курдистана, а это для Реджепа Эрдогана неприемлемо. Он не раз говорил, что между сирийскими и турецкими курдами для него принципиальной разницы нет: и те и другие — террористы.

Но и для России, и для США это не так.

Так что переговоры в Бочаровом Ручье в этот день на самом деле были тяжелыми.

Еще одна тема, которую Реджеп Эрдоган обещал своему бизнесу поднять в разговоре с Владимиром Путиным,— визовый режим. Сейчас крупные турецкие бизнесмены, инвестирующие в Россию десятки и сотни миллионов долларов, получают визу в Россию на три-четыре дня, реже — на две недели. Дело даже не в том, что они ничего не успевают за это время в Москве или тем более где-нибудь на Урале, нет. Они считают унизительным такое отношение к себе (хотя еще некоторое время тому назад им вообще не выдавали никакие визы).

По данным “Ъ”, очень вероятно, впрочем, что скоро между Россией и Турцией будет восстановлен безвизовый режим.

Переговоры один на один продолжались два с половиной часа, а потом еще почти столько же — в расширенном составе (ужин был включен).

Заявления двух президентов для прессы между тем были короткими и, мягко говоря, не захватывающими.

Пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков отмел позже любые мои подозрения в том, что обсуждалась тема Сирийского национального конгресса (впрочем, сам Сергей Лавров еще несколько дней назад заявлял, что конгресс состоится, правда, неизвестно, где и когда). А министр иностранных дел Турции с удовлетворением констатировал, что сирийские курды в этом конгрессе участвовать все-таки не будут.

По информации “Ъ”, говорили и про визы. Речь идет о том, что обладателям «зеленых» паспортов (это так называемые специальные паспорта, которые в Турции дают за особые заслуги — учителям, врачам, госслужащим, проработавшим на страну не меньше пятнадцати лет) визы будут не нужны уже сейчас.

При этом президент Эрдоган, пока слушал Владимира Путина и пока говорил сам, выглядел не просто уставшим. Такое впечатление, что он был даже подавлен.

Вряд ли он на самом деле получил то, что хотел (иначе он сказал бы о своих победах хоть одно слово, и даже, конечно, не одно — такой уж он человек), и в этом смысле его министр иностранных дел опять хотел казаться веселее того, Кто Не Хотел Быть Веселым.

Андрей Колесников, Бочаров Ручей


Материалы по теме:

Комментировать

Наглядно

все спецпроекты

актуальные темы

все темы
все проекты

обсуждение