Коротко

Новости

Подробно

Фото: Эмин Джафаров / Коммерсантъ   |  купить фото

Разговор Алексея Улюкаева с Игорем Сечиным не прошел через спецоборудование

Свидетель нашла ошибки в анализе предъявленных в суде записей

от

В среду в Замоскворецком суде Москвы на процессе по делу бывшего министра экономразвития Алексея Улюкаева вновь не дождались ключевого свидетеля — главу «Роснефти» Игоря Сечина. Причиной неявки стала загруженность господина Сечина на работе. Тем временем была допрошена профессор кафедры судебных экспертиз Московской государственной юридической академии (МГЮА) имени О. Е. Кутафина Елена Галяшина. Она заявила, что психолого-лингвистическая экспертиза предъявленных ранее в суде записей телефонных переговоров господина Улюкаева и господина Сечина была проведена с серьезными нарушениями.


Заседание началось с выяснения причин очередной неявки в суд Игоря Сечина, на допросе которого настаивает защита Алексея Улюкаева. Председательствующая Лариса Семенова огласила сообщение адвоката господина Сечина Николая Клена, который уведомил суд, что его клиент не пришел, поскольку очень занят на работе: его деловые встречи расписаны до конца года. Адвокат отметил, что надежда на явку главы «Роснефти» невелика, поскольку «ожидается усиление занятости Сечина».

После этого была допрошена свидетель со стороны защиты Елена Галяшина, которая по просьбе адвокатов провела анализ психолого-лингвистического заключения о телефонных беседах господина Сечина и господина Улюкаева, которые обвинение считает доказательством вымогательства бывшим министром взятки в размере $2 млн.

Госпожа Галяшина заявила суду, что считает проведенное в рамках дела исследование записи неполным. В частности, отметила она, фонограммы разговоров исследовались без подтверждения оригинальности записей, эксперты не указали методологию оценки аудиозаписей переговоров, а при их прослушивании не использовалось специальное оборудование. Свидетель пояснила, что эксперты Виктор Кисляков и Алексей Рыженко из волгоградского негосударственного «Южного экспертного центра» прослушивали аудиофайлы на персональном компьютере, вместо того чтобы применить специальное оборудование, анализирующее речь говорящих с использованием спектрограммы. Кроме того, эти эксперты, по словам госпожи Галяшиной, «обладали разными познаниями в разных областях»: один из них являлся психологом, а другой — лингвистом, поэтому они, по мнению свидетеля, должны были бы «разделить вопросы по компетенции, но вместо этого фактически их смешали».

Говоря о сути зафиксированных на пленке переговоров, Елена Галяшина заметила, что, по ее мнению, именно Игорь Сечин «инициировал взятие предмета» — сумки с деньгами, сказав: «Ну вообще-то можешь считать, что задание выполнено. Забирай, клади — и пойдем чайку попьем». Свидетель обратила внимание на то, что Алексей Улюкаев, ответил: «Да?», что, по ее мнению, говорит о том, что министр не до конца понял, что именно ему предлагают. Кроме того, свидетель допустила, что между словами о выполненном задании и предложением «забирать» может не быть прямой связи.

Отвечая на вопросы адвокатов, госпожа Галяшина сообщила, что не нашла в переговорах подтверждения тому, что глава «Роснефти» стал жертвой вымогательства. «Судя по разговору,— отметила она,— никаких речевых указаний на негативное отношение или угрозы не было. А сам разговор носил вполне дружелюбный характер». При этом свидетель заявила, что ничто в разговоре не указывает на то, что Алексей Улюкаев понимал, что в сумке, которую он взял, были деньги.

Прокуроры Павел Филипчук и Борис Непорожный поинтересовались у Елены Галяшиной, почему она решила, что при психолого-лингвистической экспертизе должно быть использовано специальное оборудование. «Есть список рекомендованных программ, и эксперты обязаны их использовать,— заявила госпожа Галяшина.— Эксперты Кисляков и Рыженко использовали программы, которых нет в списке рекомендованных программ, что недопустимо, поскольку экспертная деятельность должна быть стандартизирована».

После допроса Елены Галяшиной судья Лариса Семенова предложила адвокатам представить свои доказательства, но те заявили, что не могут сделать этого без допроса главы «Роснефти». Прокуроры немедленно усмотрели в словах адвокатов «злоупотребление правом», которое может привести к нарушению «разумных сроков судопроизводства». На это адвокат Тимофей Гриднев заявил, что у суда и обвинения должны быть претензии не к защите, а к господину Сечину, от допроса которого «зависит все дело». В итоге председательствующая распорядилась вновь, уже в четвертый раз, направить повестку главе «Роснефти».

Алексей Соковнин


Комментарии
Профиль пользователя