Коротко


Протесты не находят себе места

Эксперты составили карту территорий, где запрещено митинговать


В результате ужесточения законодательства россияне стали терять право на митинги: гражданские активисты говорят, что провести массовое мероприятие в центре города становится практически невозможно. Исследование правозащитного медиа-проекта «ОВД-инфо» иллюстрирует этот тезис. Эксперты проекта нанесли на карту российских городов места, где вступившими в последние годы законами запрещено митинговать. О том, что видно на этих картах, и в каких формулировках чиновники отказывают протестующим, — в совместном спецпроекте “Ъ” и «ОВД-Инфо».

Артем Прокофьев

«Шествие предлагали провести вокруг памятника Ленину в парке — кругами походите там!»

Депутат Госсовета Татарстана от КПРФ Артем Прокофьев подсчитывает здания в центре Казани, около которых запрещено митинговать

читать подробнее

Виктор Бармин

«Самое главное —
обеспечить безопасность»

Глава Челябинска Евгений Тефтелев о том, по каким критериям подбираются альтернативные площадки

читать подробнее


Сергей Дьячков

«Добиться разрешение на проведение акции удалось с шестого раза»

Новосибирский политик и предприниматель Сергей Дьячков о том, как мэрия города исполняет пожелания правительства региона

читать подробнее

Анастасия Гуливатенко

«Отказов не было»

Глава пресс-службы врио губернатора Омской области Анастасия Гуливатенко о политике согласований митингов в регионе

читать подробнее

Руслан Руденко

«У региональных властей есть желание оттеснить недовольных куда-то
за бугор»

Координатор штаба Алексея Навального в Красноярске Руслан Руденко о том, кто является главной проблемой в переговорах о согласовании митингов

читать подробнее

Валерий Хатажуков

«Наличие специальной выделенной площадки не означает, что в других местах запрещено проводить публичные мероприятия»

Руководитель Кабардино-Балкарского общественного правозащитного центра Валерий Хатажуков о логике кавказских чиновников

читать подробнее

Виктор Бармин

«Мы подали заявку, где тема вообще никак не связана с Навальным. А они нам в ответ: мол, мы-то знаем, что вы на самом деле за него агитируете...»

Глава штаба Алексея Навального в Екатеринбурге Виктор Бармин об умении властей читать между строк

читать подробнее


Сергей Давидис

«Помню, стояли по ночам у дверей мэрии, чтобы первыми подать уведомление, даже драки были»

Член федерального политсовета движения «Солидарность» Сергей Давидис об изменении взглядов столичных властей на согласование мероприятий

читать подробнее

Максим Резник

«Меня посылают встречаться с избирателями в Удельный парк. В переводе на русский язык — это **** мира»

Депутат законодательного собрания Санкт-Петербурга Максим Резник о географии родного города

читать подробнее

Тимофей Клабуков

«Нам сказали, что везде уже занято. Предложили провести митинг прямо напротив кладбища. Ну, кладбище так кладбище, мы согласились…»

Координатор «Открытой России» по Удмуртии Тимофей Клабуков о лучшем месте для выражения гражданской позиции

читать подробнее

Право на мирные собрания и митинги закреплено в ст. 31 Конституции РФ. При этом власти ограничивают это право федеральными и муниципальными законами, прописывая перечень мест, рядом с которыми митинговать запрещено. Это делается ради «законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства», говорится в постановлении Конституционного суда РФ от 14 февраля 2013 года №4-п. Об этом же идет речь в ст. 21 Международного пакта о гражданских и политических правах, уточняет КС, показывая, что ограничения есть и за рубежом.

Уже в «нулевые» годы оппозиционеры жаловались на трудности с согласованием митингов и пикетов. В частности, лидер запрещенной за экстремизм НБП Эдуард Лимонов разработал идею акции «Стратегия-31» в поддержку ст. 31 Конституции РФ. Каждый месяц, 31 числа, «лимоновцы» вместе с другими оппозиционерами пытались выйти на протестную акцию в центре Москвы и других городов; мероприятия традиционно заканчивались задержаниями. Последняя акция состоялась в мае 2015 года. Аналогично лидер «Левого фронта» Сергей Удальцов регулярно пытался провести в Москве «Дни гнева». Даже если акцию ему разрешали, господин Удальцов в итоге призывал сторонников совместно пройти к приемной президента России, чтобы передать петицию, после чего его задерживали.

Но системно право на митинги россияне стали терять в 2012 году, после событий 6 мая во время массового мероприятия на Болотной площади. Тогда в потасовке пострадали более 30 полицейских, а к уголовной ответственности были привлечены более 30 человек. В июне 2012 года Госдума существенно усложнила проведение публичных мероприятий, введя новые строгие требования к организаторам и участникам и одновременно многократно увеличив штрафы за нарушение порядка проведения акций. Региональные законодатели были обязаны установить «дополнительные» перечни мест, где запрещено проводить публичные мероприятия, а исполнительные власти — определить площадки для гайд-парков, где разрешалось митинговать.

К началу 2017 года изменения были внесены во все региональные законы, регламентирующие проведение публичных мероприятий. Как правило, документы дополнялись перечнями объектов: «здания, занимаемые органами власти», «образовательные учреждения», «железнодорожные вокзалы», «остановки общественного транспорта» и расстояниями до них, на котором нельзя проводить акции.

Чтобы выяснить, что же из городской территории остается для активных граждан, эксперты правозащитного медиа-проекта «ОВД-Инфо» нанесли на карты городов указанные в законах объекты. «Пока эти запреты остаются в виде текста, следовать им практически невозможно. И организаторы, и участники акций в любой момент могут против своей воли нарушить закон»,— объясняют составители карты, назвав свой проект «Территория "нельзя"».

Выяснилось, что в некоторых случаях в региональных законах использовались разнообразная терминология и расплывчатые определения. Из всех городов отличился Воронеж, где из-за особенности формулировки под запрет попадает вся территория города: «Это места, в которых проведение публичных мероприятий может повлечь нарушение функционирования объектов жизнеобеспечения, транспортной или социальной инфраструктуры, связи, создать помехи движению пешеходов и (или) транспортных средств либо доступу граждан к жилым помещениям или объектам транспортной или социальной инфраструктуры». За время работы над картой право граждан на митинги еще больше съежилось: количество гайд-парков в Санкт-Петербурге и Уфе сократилось с пяти до четырех, в Омске — с четырнадцати до пяти.

С точки зрения авторов проекта, территории «нельзя» слишком много в российских городах («ОВД-Инфо» публикует карты городов по очереди).

Некоторые карты городов сплошь красные, например, Екатеринбург, Ижевск, Казань, Нижний Новгород и Нальчик. Только гайд-парки выделяются зелеными точками. В Москве и Омске красные пятна запретных зон, наоборот, теряются в жилых массивах. Но это не означает, что организаторы мероприятий получают там зеленый свет.

Между тем практика показала, что ужесточение закона не остановило акции. По данным Центра экономических и политических реформ, протестная активность растет в этом году: 284 протеста было отмечено в первом квартале, 378 во втором и 445 — в третьем. «Причем основной массив таких акций составляет не политический протест, а акции, связанные с конкретными проблемами, волнующими население, такими как невыплата зарплат, угроза закрытия предприятий, недовольство предпринимателей регулированием их деятельности, требования обманутых дольщиков, требования экоактивистов и зоозащитников»,— говорят авторы исследования, проведенного центром.

Кроме того, во время несогласованных акций протеста против коррупции было большое число задержанных. Так, 26 марта акции состоялись в 97 городах. Общее количество задержанных в этот день, по данным «ОВД-Инфо»,— 1468 человек, в том числе 1043 — в Москве. На митингах 12 июня было задержано 1721 человек, в том числе 866 в столице. А на митингах 7 октября, состоявшихся в 26 городах, в автозаки попали 290 человек. Многие задержанные утверждали, что реализовывали свое конституционное право на мирный митинг. По итогам этих акций в Европейский суд по правам человека уже направлено свыше сотни жалоб. 13 ноября стало известно, что ЕСПЧ коммуницировал первую жалобу. Это заявление координатора штаба Навального в Казани Эльвиры Дмитриевой, которой местные власти отказали в согласовании антикоррупционной акции 26 марта, а позже суды признали ее виновной в организации несанкционированной акции протеста и арестовали в административном порядке.

По мнению уполномоченного по правам человека в Санкт-Петербурге, Александра Шишлова, за выход людей на улицы несут ответственность чиновники. «Самоустранение органов власти от обязанности содействовать реализации прав, гарантированных ст. 31 Конституции России, фактически провоцирует людей с активной гражданской позицией на проведение несогласованных акций, разрушает уважение к закону, подрывает доверие к государству»,— говорится в заявлении омбудсмена на его сайте.

Уполномоченный по правам человека в РФ Татьяна Москалькова считает, что россияне должны иметь возможность проводить публичные мероприятия не только на окраинах городов, но и в центре.

«Если нет возможности на Красной или на Дворцовой площади, рядом должна быть площадка, где люди могли бы собраться и сказать, что думают о сегодняшнем дне, о России, о власти»,— сказала она “Ъ”. «Но чтобы выйти на митинг, нужно разрешение,— сообщила омбудсмен 1 декабря во время первого открытого урока для школьников по правам человека.— Плохо, когда власть не разрешает митинги, но еще хуже, когда организаторы выводят людей на несанкционированные митинги».

Президент РФ Владимир Путин в курсе того, какие предлоги находят чиновники, чтобы отказать организаторам в согласовании мероприятий. Об этом главе государства рассказали 30 октября члены Совета при президенте РФ по правам человека. «Каких только поводов для отказов там нет: замена плиточного покрытия в Астрахани, экстренный ремонт поливочного водопровода. Иногда просто никаких поводов: просто нельзя и все, как в Белгороде. Или как в Санкт-Петербурге, где вице-губернатор Серов публично заявил, что не собирался и не будет предоставлять площадку для оппозиционного митинга»,— заявил на встрече член СПЧ, журналист Николай Сванидзе. После этого глава государства поручил Генпрокуратуре РФ проанализировать практику применения законодательства РФ в части, касающейся обеспечения права россиян собираться мирно, без оружия, проводить собрания, митинги и демонстрации, шествия и пикетирования. Ответ ведомство Юрия Чайки должно подготовить к 15 февраля следующего года. Вместе с тем 30 марта на IV международном арктическом форуме «Арктика — территория диалога» Владимир Путин так прокомментировал массовые акции 26 марта: «Это инструмент "арабской весны": мы очень хорошо знаем, к чему это привело. Это же стало поводом для государственного переворота на Украине»,— добавив, что всем хорошо известно, «в какой хаос погрузили эти события нашего соседа».

Анастасия Курилова, Александр Черных


обсуждение