Коротко


Подробно

«Нам сказали, что везде уже занято. Предложили провести митинг прямо напротив кладбища. Ну, кладбище так кладбище, мы согласились…»

Координатор «Открытой России» по Удмуртии Тимофей Клабуков, о лучшем месте для выражения гражданской позиции

Тимофей Клабуков, координатор «Открытой России» по Удмуртии

Фото: Тимофей Клабуков / VK

— Я не думаю, что у нас в Ижевске какая-то уникальная ситуация с проведением массовых мероприятий. Активисты встречают такое же противодействие, как и по всей стране. В этом году все началось, когда мы подали заявку на митинг против коррупции 26 марта. В заявке был указана центральная площадь Ижевска, но нам сказали, что она занята другим мероприятием,— и предложили другую площадку, тоже неплохую, недалеко от центра. Но, как оказалось, администрация хотела схитрить.

По закону, если в согласовании отказывают и предлагают другое место, то мероприятие автоматически считается согласованным в этом другом месте. Но администрация потребовала, чтобы мы написали новую заявку уже на второе место. У нас молодые ребята были заявителями, я им говорю: ни в коем случае не пишите заявку, дайте ответ, мол, спасибо, мы согласны на ваше предложение. В администрации начали упираться: мол, нет, мы такой ответ не принимаем. Я уже сам пришел, говорю, ваше дело канцелярское — принять уведомление от граждан, а не указывать, где им собираться. Ну, они приняли. Но уже через три дня начала полиция названивать, потом чиновники, из администрации люди. И говорят: помните, мы вам второе место предложили под акцию? Так вот, мы его тоже не согласовываем, там будут ремонтные работы вестись. Мы отвечаем: ну извините, вы сами его предоставили, перенесите ремонт на другой день. Они говорят: ну тогда мы вашу акцию считаем несогласованной, со всеми последствиями.

В общем, 26 марта настало, люди пришли на площадь. Тогда чиновники такой цирк устроили — действительно подогнали бульдозеры и начали что-то там чинить. Но полиция, увидев, что пришло полторы тысячи человек, не решилась идти на обострение конфликта. Так и оказалось, что митинг все-таки согласован. Но в итоге заявитель все равно штраф получил — придумали, будто кто-то в толпе кричал оскорбления в адрес президента, а организаторы не пресекли. Хотя полиция нам говорила сразу после митинга, что замечаний у них нет.

На 12 июня мы пробовали заявить митинг на трех площадках — нам сказали, что везде уже занято. Предложили провести небольшое шествие и митинг — прямо напротив кладбища. Ну, кладбище так кладбище, мы согласились — а мэрия после этого начала постепенно сокращать маршрут шествия. У нас чуть ли не до 12-го числа шел торг буквально за каждый метр шествия. Акцию мы в итоге провели, а после нее устроили такую символическую прогулку по городу — без флагов, без транспарантов, без лозунгов. Просто собрались люди и вместе идут, никому не мешают. Но вечером ко мне приехали сотрудники ФСБ, отвезли в отдел на ночь, а утром суд дал пять суток ареста, чтобы не гулял больше. А того, кто был организатором митинга, тоже оштрафовали — за нарушение регламента. У нас в первой заявке было расписано: полчаса на шествие и потом митинг. Но позже нам сократили маршрут шествия, поэтому люди собрались раньше запланированного, и митинг мы начали на 13 минут раньше. Вот за этого и оштрафовали. Абсурдная совершенно претензия, но понятно, для чего они так делают. Когда тебя штрафуют или привлекают по 20.2, ты на полгода лишаешься права быть заявителем митинга. Если потом снова штрафуют — еще серьезнее наказание. И вот так людей просто выщелкивают из политической активности.

Если 26 марта мы относительно легко согласовали митинг, 12 июня было уже сложнее, а вот акцию 7 октября нам не согласовали. Мы обратились в суд — и юристы администрации принесли распечатку с совершенно непонятного сайта о том, что желтая уточка якобы призывает к массовым беспорядкам. И говорят судье — мол, у них на прошлом мероприятии видели таких уточек, вот на этом основании мы им теперь отказываем. Все посмеялись, судья тоже посмеялась и отменила их отказ. Но администрация подала апелляцию, и следующая инстанция отменила решение суда: за два дня до митинга его снова запретили. Но люди все равно пришли, часть задержали, выписали штрафы, все как всегда.

Сейчас Алексей Навальный начал ездить по стране, поэтому у чиновников тоже поменялась тактика. Наши активисты пытались организовать встречу с ним, власти отказали. Активисты идут в суд, и тот признает отказ незаконным — но за два дня до указанной в заявке даты. В такие сроки полноценное мероприятие организовать уже невозможно — надо людей оповестить, звук сделать, сцену. Ведь до разрешения суда ничего этого делать нельзя.

Кроме юридической плоскости, есть и неформальная. На активистов постоянно давят, вызывают на беседы в полицию, в ФСБ. Особенно сильно давят на молодежь — там и с родителями работа ведется, и в школе у них проблемы возникают, в вузах. Причем им не говорят, что ходить на митинг — нарушение закона. Но им обещают проблемы с полицией, со спецслужбами. Убеждают, что если ходишь на митинги, то карьеру уже не сделаешь, «всю жизнь себе испортишь». Хотя вообще-то участвовать в политической жизни страны — это совершенно нормально и даже похвально.

Протесты не находят себе места

В результате ужесточения законодательства россияне стали терять право на митинги: гражданские активисты говорят, что провести массовое мероприятие в центре города становится практически невозможно. Исследование правозащитного медиа-проекта «ОВД-инфо» иллюстрирует этот тезис. Эксперты проекта нанесли на карту российских городов места, где вступившими в последние годы законами запрещено митинговать. О том, что видно на этих картах, и в каких формулировках чиновники отказывают протестующим,— в совместном спецпроекте “Ъ” и «ОВД-Инфо».

Читать далее

Материалы по теме:

Комментировать

обсуждение