Коротко

Новости

Подробно

Фото: Sang Tan / AP

Разъединяющее королевство

Исторический референдум определит будущее не только Великобритании, но и Евросоюза

от

Евросоюз стоит на пороге самого серьезного испытания за время своего существования: впервые в истории страна ЕС может добровольно из него выйти. Референдум о членстве Соединенного Королевства в составе Евросоюза грозит не только кардинальным пересмотром роли одной из ключевых стран Европы на международной арене, но и цепной реакцией внутри ЕС. Победа евроскептиков вдохновила бы их единомышленников в других странах. Накануне голосования напряжение достигло пика: разрыв между двумя противоборствующими лагерями оставался в пределах статистической погрешности. Впрочем, опрошенные “Ъ” эксперты склоняются к выводу, что до разрыва с ЕС все же не дойдет: в решающий момент граждане Соединенного Королевства в первую очередь подумают не о наплыве мигрантов, ключевом аргументе евроскептиков, а о своем финансовом благополучии, которое может оказаться под ударом.


Быть или не быть: вот в чем ЕС


В четверг у избирательных участков по всей Британии будет многолюдно: по мнению главы избиркома Дженни Уотсон, явка может составить около 80%. Ничего удивительного в этом нет: все последние месяцы британские политики и СМИ в ежедневном режиме напоминали согражданам, что 23 июня 2016 года войдет в историю. Британцам предстоит ответить на вопрос, должно ли Соединенное Королевство остаться членом Европейского союза или выйти из него.

Страна ЕС впервые может покинуть союз, поэтому в заявлениях представителей европейских стран неизменно чувствовались некая растерянность и волнение. В начале недели о том, сколько всего связывает Британию и континентальную Европу, вспоминали едва ли не все главы МИДов стран ЕС, собравшиеся на заседание в Люксембурге.

Говоря с журналистами, министры один за другим приводили аргументы, почему Великобритания должна остаться в ЕС, перечисляя сложившиеся сферы сотрудничества. «Мы хотим, чтобы британцы остались в ЕС. Нам нравится британский народ и, если они скажут да, мы будем идти вместе»,— сказал глава МИД Люксембурга Жан Ассельборн. Его французский коллега Жан-Марк Эро напомнил о совместной истории, а другие коллеги даже о традиционном евроскептицизме Британии высказывались с пониманием. «Мы сильнее, когда мы вместе с Великобританией,— заверил глава МИД Австрии Себастьян Курц.— В случае выхода Британии ослабнет не только наша внешняя и экономическая политика, но также и политика безопасности. Британия всегда была важна и с идеологической точки зрения: британцы прямо указывали на недостатки ЕС, а ведь Евросоюз должен постоянно совершенствоваться».

Тревога лидеров ЕС неслучайна: Brexit (от словосочетания british exit — «британский выход») может спровоцировать цепную реакцию. «В последние полвека европейская интеграция шла в одном направлении: Евросоюз расширялся. Сейчас же может произойти фундаментальный разворот. Brexit придаст сил и храбрости евроскептикам в других странах»,— заявил “Ъ” эксперт Chatham House, бывший аналитик стратегического отдела МИД Великобритании Томас Рейнс. Вместе с тем, по его словам, лидеры ЕС — особенно Франция и Германия — удвоят усилия, для того чтобы избежать «фрагментации Евросоюза». Разнонаправленную тенденцию в разговоре с “Ъ” предсказал и директор Института европейской политики EUROPEUM (Чехия) Владимир Бартович: «Одна группа стран будет стремиться к все большей интеграции — в частности, такие процессы усилятся внутри еврозоны. Другая же будет выступать за менее тесные связи». Еще один собеседник “Ъ”, эксперт Лондонской школы экономики Тони Трэверс предупредил: «Ядро ЕС попытается остановить цепную реакцию. C самого начала Евросоюз (и это, возможно, не слишком любезно с его стороны) пытается добиться того, чтобы положение Британии было не слишком простым — дабы не вдохновлять другие страны следовать по тому же пути».

Тем не менее евроскептики, конечно, воспользовались дискуссиями о настоящем и будущем ЕС. Так, лидер французской партии «Национальный фронт» Марин Ле Пен заявила, что «у Франции, возможно, есть на тысячу причин больше, для того чтобы желать покинуть ЕС, чем у англичан». «Если Британия выйдет из ЕС, я уверен, большинство голландцев также вскоре захотят это сделать»,— подтвердил лидер Партии свободы (Нидерланды) Герт Вилдерс.

Принципиально иную позицию занял традиционный стратегический партнер Британии — США. Президент Барак Обама заверил: «Евросоюз не уменьшает влияние Британии, а усиливает его. Сильная Европа — не угроза для глобального лидерства Великобритании». Еще одна фраза прозвучала как угроза: глава Белого дома предупредил, что в случае Brexit «Великобритания окажется в хвосте очереди» на заключение новых торговых сделок с США.

В России за дискуссиями следили с подчеркнутой сдержанностью. Пресс-секретарь президента РФ Дмитрий Песков отмечал, что возможный Brexit — это проблема ЕС и не стоит «на повестке дня в отношениях Москвы и Брюсселя». Мнения о том, какой вариант выгоден российским властям, среди европейских экспертов расходятся. «Любое правительство, которое ценит экономическую и политическую стабильность, а также сотрудничество между странами, должно быть обеспокоено Brexit»,— заявил “Ъ” главный экономист международной консалтинговой компании Global Counsel Грегор Ирвин. Вместе с тем Владимир Бартович из EUROPEUM отметил: «Все зависит от того, хочет ли Россия, чтобы Европа была сильнее, оставаясь стратегическим партнером Москвы. Если да, то в таком случае лучше, чтобы Британия осталась в ЕС. Но, скажем так, сейчас неясно, хочет ли этого Россия. Иногда кажется, что в ее интересах ослабление Европы».

Агитируй или проиграешь


В самой Великобритании тем временем агитационные кампании на этой неделе достигли кульминации. Премьер Дэвид Кэмерон, выступающий за сохранение членства в ЕС, во вторник произнес эмоциональную речь о том, что «британцы не уходят». «Мы всегда вовлечены в происходящее, мы берем на себя бремя лидерства, мы добиваемся поставленных целей. Если мы уйдем, они (власти ЕС.—“Ъ”) будут в наше отсутствие принимать решения, касающиеся нас»,— добавил он. По словам господина Кэмерона, членство Британии в ЕС помогает стране быть безопасной. «А моя главная задача — чтобы вы были в безопасности»,— обратился политик к согражданам.

В центре внимания сторонников сохранения статус-кво неизменно находились экономические вопросы — британцев предупреждали об угрозе падения курса фунта, снижения ВВП, оттока капитала и высококвалифицированных иностранцев, роста инфляции и других последствиях Brexit. Мощную поддержку политическим лидерам кампании против разрыва с Брюсселем оказывали предприниматели: газета Times опубликовала коллективное письмо руководителей 1285 компаний, работающих в Великобритании: они призвали проголосовать против выхода из ЕС.

Не теряли времени и лидеры кампании за «цивилизованный развод» с Евросоюзом. «Пожалуйста, проголосуйте в четверг за Brexit, у нас такого шанса больше никогда не будет,— обратился к британцам со страниц газеты The Telegraph экс-мэр Лондона Борис Джонсон.— Что предлагает лагерь сторонников того, чтобы остаться? Ничего. Ни перемен, ни улучшений, ни реформ. Ничего, кроме устойчивого и жалкого размытия парламентской демократии в этой стране». Господин Джонсон, которому в случае успеха евроскептиков прочат пост будущего лидера консерваторов, отметил: при сохранении статус-кво британцы «останутся запертыми на заднем сидении машины, которую ведет некто с несовершенным знанием английского языка и к тому же в направлении, которое нам не нужно».

Пожалуй, единственное, что объединяло представителей двух кампаний — это эмоциональность. Опрошенные “Ъ” британские эксперты отмечали, что повестки выступлений сторонников и противников выхода страны из ЕС практически не пересекались. «Одни говорили о будущем экономики, другие — о миграции. Две команды сражались разным оружием, использовали разные стратегии»,— заявил Тони Трэверс. Грегор Ирвин рассказывает: «У обеих кампаний были успехи и неудачи. Кампания сторонников того, чтобы остаться, победила с точки зрения экономических аргументов, но не смогла дать убедительный ответ на обеспокоенность избирателей в связи с проблемами миграции. Экономические аргументы сторонников Brexit основаны на ложных надеждах и побуждают людей игнорировать мнения независимых экспертов. Но они достучались до избирателей, озабоченных вопросом суверенитета страны, утверждая: голосование позволит Британии вернуть контроль над принятием решений, которые влияют на их жизнь».

Предсказать результаты референдума никто не берется. Менее чем за два дня до голосования и сам Дэвид Кэмерон признал: «Все идут вплотную. Никто не знает, что произойдет». До прошлой недели число сторонников Brexit постепенно росло, однако затем тенденция изменилась — собеседники “Ъ” в Лондоне не исключают, что на избирателей повлияло убийство члена британского парламента, лейбориста Джо Кокс, активно выступавшей за сохранение страны в составе Евросоюза. Опросы в среду показывали, что разница между двумя противоборствующими лагерями остается в пределах статистической погрешности. В частности, 45% респондентов компании Opinium высказались за Brexit, а 44% — против.

«Все в итоге было сведено к кампаниям вокруг иммиграции, с одной стороны, и экономики, с другой»,— подводит итог в разговоре с “Ъ” эксперт Chatham House Томас Рейнс. И предсказывает: «Думаю, что в конечном счете на избирательных участках люди сочтут самым важным то, как голосование повлияет на содержимое их кошельков».

Ясность по поводу предварительных результатов референдума должна наступить в пятницу к моменту, когда часы на Биг-Бене — символе надежности и незыблемости британских традиций — покажут четыре часа утра. Впрочем, как было объявлено незадолго до референдума, даже Биг-Бен вскоре придется остановить на ремонт. Не только отношениям с Евросоюзом, но и самому точному часовому механизму Соединенного Королевства потребовалась передышка.

Павел Тарасенко; Галина Дудина, Люксембург


Комментарии
Профиль пользователя