Год повышенной готовности

13 марта 2020 года в Нижегородской области ввели первые ограничения из-за пандемии COVID-19

13 марта 2020 года в связи с ростом числа заболевших новой коронавирусной инфекцией COVID-19 губернатор Нижегородской области Глеб Никитин подписал указ о введении на территории региона режима повышенной готовности, который действует до сих пор. Главные цифры и факты пандемии в региональном контексте, а также комментарии ньюсмейкеров о том, чему научил их этот год, — в специальном проекте нижегородской редакции «Коммерсанта».

Фото: Роман Яровицын, Коммерсантъ

Фото: Роман Яровицын, Коммерсантъ

  • 101 148 случаев заражения коронавирусом COVID-19, по данным на 12 марта 2021 года, выявлено в Нижегородской области. Выздоровели 94 124 пациента, 2613 скончались.
  • Более 13,4 млрд руб. получили нижегородские предприятия, пострадавшие от последствий пандемии, от регионального и федерального бюджетов. Господдержка предоставлялась в виде беспроцентных или льготных кредитов, прямой безвозмездной финансовой помощи, субсидий на компенсации затрат по кредитным договорам.
  • 8,2 млрд руб. налоговых доходов за 2020 год, предусмотренных в первоначальном прогнозе, не получил бюджет Нижегородской области .
  • Около 20 млн руб. штрафов назначено в Нижегородской области за нарушения режима повышенной готовности в период с 10 апреля 2020-го по 8 марта 2021 года.
  • Суды вынесли более 18 тыс. решений в отношении физических и юридических лиц по ст. 20.6.1 КоАП РФ («Невыполнение правил поведения при чрезвычайной ситуации или угрозе ее возникновения»).
  • Более 400 тыс. защитных масок в день сейчас способны выпускать нижегородские предприятия. Производство медицинских и гигиенических масок за время пандемии освоили более 40 нижегородских компаний.
  • Около 120 тыс. нижегородцев получили прививку от COVID-19, по данным на 12 марта 2021 года. Из них более 70 тыс. сделали две аппликации вакцины.

Фотогалерея

Год пандемии

Смотреть

Как вы справились?

ГЛЕБ НИКИТИН, губернатор Нижегородской области:

Может быть, помните, как начинается «Белая гвардия» Булгакова: «Велик был год и страшен год по рождестве Христовом 1918». Думаю, отчасти то же самое можно сказать и про 2020-й. В 1918-м мир лихорадили завершение Первой Мировой войны и эпидемия «испанки». У нас — коронавирус и кризисные явления в экономике. Прошедшие 12 месяцев были временем тотальной мобилизации, прежде всего для сферы здравоохранения. Прекрасно помню бесконечные совещания в марте-апреле 2020-го, которые заканчивались далеко за полночь. Сам сидел за компьютером, печатал и правил какие-то положения указа о режиме повышенной готовности. Ощущения — будто идешь по хлипкому мостику через реку. Главное — баланс. С одной стороны — необходимость защитить здоровье людей, с другой — состояние экономики и сохранение рабочих мест, Сцилла и Харибда. Это не тот путь, где можно учиться на ошибках. Самые сильные эмоции были от математических моделей эпидемии. Недостаточные или несвоевременные меры привели бы к коллапсу системы здравоохранения. К счастью, негативных сценариев удалось избежать. Самые позитивные впечатления — от наших медиков, волонтеров, предпринимателей, которые не только справлялись сами, но и помогали другим. Пандемия актуализировала одну из лучших черт русского характера — умение собраться силами и сообща справиться с бедой. Главное сейчас — не растерять этот заряд энергии и закрепить его в системных решениях. А еще прошедшие месяцы научили ориентироваться в санитарном законодательстве и инфекционной медицине. Если бы не пандемия, то вряд ли бы удалось узнать о термине «контагиозность».

ДАВИД МЕЛИК-ГУСЕЙНОВ, заместитель губернатора, министр здравоохранения Нижегородской области:

В человеческом плане я за этот год получил подтверждение того, что для государственной системы управления, для власти мощнейшим инструментом в работе является способность слушать и слышать то, что ей говорят люди. Не видимость того, что ты слушаешь и слышишь, а реальное погружение в конкретные истории, в проблемы, волнующие людей. Два-три совпавших кейса по одной и той же тематике это уже тренд. Это уже понимание, что в системе что-то не так и этот вопрос нуждается в системном регулировании.

Что касается профессиональных моментов, то я понял, что успех заключается в скорости. Чем быстрее мы двигаемся, чем быстрее мы принимаем решения, чем быстрее эти решения проходят путь от точки принятия до конкретного исполнения, чем правильнее этот исполнитель подхватил это управленческое решение, тем больше шансов на успех. Ковид показал и оголил, что от скорости решения зависит очень многое. И приятие этого решения во многом связано с тем, насколько правильно ты услышал людей, говорящих о какой-то проблеме.

Еще одной важной частью этого процесса является коммуникация – как это решение донеслось до исполнителя. Например, мы видим, что в каком-то районе начинает расти смертность. Я вызываю коллег и прошу их предоставить программу по снижению смертности. Они уходят, возвращаются, приносят некий план, в котором написано: «Улучшить качество медицинской помощи. Обеспечить доступность медицинской помощи». Но это все заклинания. Это не решение, это лозунги. Участковый врач в этом районе ничего не поймет из этого плана. Поэтому при быстром принятии решений необходимо предоставить исполнителю конкретные инструменты для их выполнения. Чтобы конкретный врач или медицинская сестра понимали, что именно от них хотят.

В профессиональном плане для меня это было очень важное упражнение — увеличивать скорость и качество коммуникации и скорость проникновения решения до конкретного исполнителя.

ВИКТОР КЛОЧАЙ, председатель совета директоров ПАО «Русполимет»:

Безусловно, чрезвычайная ситуация, сложившаяся год назад во всем мире с пандемией коронавируса, так или иначе сказалась на нашей жизни, и даже сейчас с началом кампании по вакцинированию это заболевание нельзя игнорировать. При этом, проанализировав заболеваемость работников группы компаний респираторными заболеваниями за последние 13 лет, должен отметить, что по количеству больничных листов 2020 год лишь на восьмом месте. Это стало возможным благодаря своевременно принятым профилактическим мерам. Самое главное, на мой взгляд, — не допускать паники и истерии. Психологический иммунитет тесно связан с физиологическим, поэтому вместе с санитарными мерами безопасности мы старались поддержать спокойствие в коллективе, и нам это удалось, что благоприятно сказалось на работе коллектива. В результате по итогам 2020 года все предприятия ГК «Русполимет», продолжавшие работать по непрерывному графику, выросли по производственным показателям. Но с точки зрения эффективности есть вопросы: мы не достигли тех показателей, на которые рассчитывали. Считаю, что все предпринятые шаги позволили нам сохранить производство, персонал и выйти с минимальными потерями из сложившейся чрезвычайной ситуации.

ЮРИЙ ШАЛАБАЕВ, глава Нижнего Новгорода:

С таким масштабным вызовом, которым стала пандемия, никто не сталкивался, наверное, с середины 20 века, когда закончилась Вторая Мировая война. В этом году я увидел, что нижегородцы, как и жители всей страны, вне зависимости от национальности, вероисповедания и интересов, сплотившись перед угрозой коронавируса, способны решить любую проблему. Прошедший год меня закалил и очень многому научил. Стало понятно, что справиться с трудностями может только совместная работа и грамотная команда. Это главное.

СОЛОМОН АПОЯН, главный врач Нижегородского областного центра по борьбе со СПИДом и инфекционными заболеваниями:

Режим повышенной готовности для меня начался с запуска лаборатории по диагностике COVID-19. Развернули это направление за неделю! На пике загрузки делали более 3500 анализов в сутки. Так что для меня и для центра это время стало скорее не режимом повышенной готовности, а режимом повышенной производительности. При этом и по направлению профилактики ВИЧ-инфекции задач с нас никто не снимал. И мы достойно справились, заняв первое место в общероссийском конкурсе Министерства здравоохранения РФ. Этот год научил тому, что даже самые невероятные задачи можно решить, а цели — достигнуть. И то, что кажется невозможным, вполне осуществимо при командной работе.

АННА ГОР, заведующая Волго-Вятским филиалом Государственного музея изобразительных искусств имени А.С. Пушкина — Арсенал:

Я думаю, прошло достаточное количество времени, чтобы, обернувшись назад, можно было с уверенностью сказать, что мы справились. Например, 3 марта на вернисаже выставки-исследования о труде и отдыхе «Перерыв 15 минут» было почти столько же людей, сколько и до пандемии (781 человек). Вернисаж теперь организуется по новой модели — открытие длится весь день. Это самая близкая публика, которая осталась с нами, мы не потерялись, нужны друг другу, и это, как мне кажется, лучший показатель того, что мы справились с ситуацией. Хотя, конечно, сначала были очень растеряны, но в течение недели придумали, как перестроить работу из офлайн-режима в онлайн. У Арсенала появился новый сайт arsenal-museum.art, где отражены все направления нашей деятельности, может, не так подробно, как вживую, но мы ничего не забыли и даже придумали новые форматы. Теперь многие проекты, связанные с разговорами, мы организуем комбинированно, объединяя онлайн-аудиторию и офлайн-выступающих: не теряя эффекта живого общения, но при этом существенно расширяя аудиторию.

Конечно, в Арсенал приходит несколько меньше людей, чем раньше, однако мы выполняем свои плановые показатели, и при этом у нас появилась своя аудитория далеко за пределами стен, и она в тысячи раз превышает аудиторию, с которой мы работали раньше.

Поэтому мы скорее приобрели, чем потеряли. Но все же нам не хватает живого общения, а в гуманитарной среде это очень важно. Надеемся, что скоро прежняя коммуникация вернется, а пока мы стараемся обеспечить впечатлениями наших зрителей, открывая новые выставки.

ВЛАДИМИР КОЛЕСНИКОВ, врач-нейрохирург, работавший с больными COVID-19:

По определению Всемирной организации здравоохранения, здоровье — это состояние полного физического, душевного и социального благополучия, а не только отсутствие болезней и физических дефектов. Оказал ли этот год влияние на мое здоровье? Конечно, оказал. Я не мог полноценно заниматься спортом, поправился и стал чувствовать себя хуже физически. В социальном плане на мне негативно отразилось то, что я не мог ходить в общественные места, театры, путешествовать, ездить за границу. С точки зрения воздействия на психическое здоровье, я прожил год в страхе заболеть, не найти нужных лекарств из-за их нехватки или невозможности купить. Поэтому совершенно точно, что за этот год я стал менее здоровым. Кроме того, с точки зрения специализации, я был вынужден заниматься не своим делом — из-за отсутствия плановых госпитализаций не мог выполнять хирургические операции, прошел обучение и лечил больных коронавирусом. Это тоже стало фактором дополнительного стресса.

КОНСТАНТИН КЛЮЕВ, президент Ассоциации отельеров Нижегородской области:

Этот год научил многому с точки зрения человеческих отношений. Он показал, кто чего стоит внутри коллектива. Есть те, кто сдался, есть те, кто не сдался. В плане бизнеса этот год научил стойкости. Такого «черного лебедя», конечно, никто не ждал. Это был очередной виток, новый опыт в том, как можно пытаться сохранить бизнес в режиме максимальной неопределенности. И в этом плане, с точки зрения взаимодействия с властью, мы не ожидали на региональном уровне такой серьезной поддержки. Сейчас уже можно с уверенностью говорить, что в этом вопросе мы, наверное, являемся уникальным регионом, где кроме федеральной была предоставлена еще и мощная региональная поддержка.

АНДРЕЙ ЧЕРТКОВ, глава местного самоуправления Кстовского района:

Я давно работаю в сфере жилищно-коммунального хозяйства, и все чрезвычайные ситуации в ЖКХ приучили меня надеяться только на себя и на свой ресурс, быть готовым к любому развитию событий. В этом плане год ничего нового для меня не открыл — я всегда в режиме постоянной мобилизации.

К цифровизации, о которой сегодня много говорят, я приобщился тоже задолго до пандемии — еще на посту министра энергетики и ЖКХ Нижегородской области (до октября 2020 года. — “Ъ-Приволжье”) я одним из первых в правительстве начал проводить совещания по видеоконференцсвязи. Сейчас это повсеместно, и я радуюсь: многие вопросы стало легче решать, экономя ресурсы. В плане взаимодействия с сотрудниками пандемия показала, что некоторым можно работать на «удаленке» — и это даже помогает увеличить производительность.

МАРИЯ СВИРИДОВА, генеральный директор туристической компании «Роза ветров»:

Этот год мы прожили как все — до лета сидели в изоляции. За это время освоили Zoom, прослушали огромное количество вебинаров по туризму и стали жутко компетентными. Конечно, наша отрасль оказалась в числе наиболее пострадавших, и мы выживали, как могли. Нам помогла работа с загородными отелями, которые мы наполняли, региональные и федеральные субсидии, льготный кредит под 2% и запас средств, который был отложен на «черный день».

Этот год научил меня тому, что всегда нужно иметь финансовую подушку, чтобы сохранить независимость. И сильный характер — быть отчасти психологом и любить людей. Мы оказались заложниками той ситуации, когда клиенты хотели вернуть средства за отмененные поездки, а деньги уже находились у зарубежных курортов, отелей и авиакомпаний, но справились с этим достойно.

И этот год научил нас еще и тому, что нужно бороться за свое существование, не складывать лапы, а объединяться и действовать. Вместе с коллегами мы участвовали в законотворческой деятельности, писали петиции. Почти все сотрудники переболели, а кто не переболел — сделал прививки, и сейчас в полной боевой готовности мы подходим к новому сезону.

АЛЕКСАНДР СУРИН, ресторатор:

Год, в общем-то, был хороший. Он очень здорово расставил приоритеты, людей на своих местах, показал, кто чего стоит. Еще сильнее сплотил реально сильные команды и разобщил те, которые таковыми не являлись. Проблемы, безусловно, были у всех. Наверное, мои проблемы кому-то вообще таковыми не покажутся. Как у каждой невзгоды, у ковидного года есть своя положительная сторона: когда раньше ветераны приходили в школы и рассказывали о том, что пережили на войне, детей это очень здорово сплачивало, так и прошедший год здорово всех сплотил. Это был его хороший социальный эффект. Люди стали больше любить свою семью, свою жизнь, свою работу. Помните, герои фильма «Бойцовский клуб» проводили социальный эксперимент, выводя на улицу продавца какого-нибудь ночного магазина и приставляя к его голове пистолет. На вопрос о том, зачем они это делают, они отвечали, что для этого продавца завтра будет самый лучший день. То есть в тот момент, когда мы понимаем, что можем потерять все, мы очень сильно начинаем ценить то, что у нас есть

Картина дня

Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...