Коротко

Новости

Адвокаты расстрелявшего сослуживцев Шамсутдинова будут добиваться психиатрической экспертизы

Адвокаты тюменского срочника Рамиля Шамсутдинова, расстрелявшего восемь человек в воинской части в Забайкалье, будут ходатайствовать о проведении психиатрической экспертизы. Об этом “Ъ-Урал” сообщил один из защитников солдата Руслан Нагиев.

«Практика показывает, что солдаты совершают такие поступки в состоянии аффекта. Это одна из версий случившегося. Так что результаты экспертизы могут дать неожиданный поворот делу»,— сообщил он, отметив, что готовятся подать еще несколько ходатайств, однако пока не хотят рассказывать о них «в своих интересах».

Если психиатрическая экспертиза покажет, что солдат действительно находился в состоянии аффекта, дело может быть переквалифицировано на менее тяжкий состав, сообщал господин Нагиев. Речь идет о ч.2 ст. 107 УК РФ (убийство в состоянии аффекта), по которой санкции предусматривают лишение свободы на пять лет. Сейчас срочнику инкриминируется убийство двух или более лиц (ч.2 ст.105 УК РФ), по которой он может получить пожизненный срок.

Защитник также подтвердил, что отец солдата Салим Шамсутдинов подписал соглашение между ним и еще тремя адвокатами — Равилем Тугушевым, Саидом-Магомедом Чапановым и Маратом Ашимовым. В ближайшее время они собираются отправиться в Читу для встречи со следователем и своим подзащитным. Подробностями дела адвокат пообещал поделиться позднее.

Напомним, вечером 25 октября срочник Рамиль Шамсутдинов, призванный из Тюменской области, открыл огонь по сослуживцам в войсковой части Дровянинского гарнизона (Забайкалье). Погибли восемь человек, двое тяжело ранены. Читинский гарнизонный военный суд арестовал солдата до 27 декабря.

В СКР проверяют несколько версий, в том числе и о неуставных отношениях в части, а также версию о преследовании рядового из-за его национальности. В Минобороны инцидент связали с «нервным срывом солдата по личным обстоятельствам». Во время проверки комиссия ведомства не подтвердила физическое насилие в отношении Рамиля Шамсутдинова, но установила, что у него был личный конфликт с офицером. Сам срочник сообщал, что сослуживцы в первый день службы отобрали у него телефон и деньги, а в день трагедии лейтенант обещал его «опустить».

Дарья Соколова


Комментарии

Наглядно

Профиль пользователя