Коротко

Новости

Подробно

4

Фото: МЧС России

Пожарные погибли по уставу

Почему красноярские газодымозащитники попали в идеально смертоносные условия

от

Крупный пожар в Красноярске, где 3 февраля погибли работник склада автозапчастей и трое искавших его пожарных, расследуют Следственный комитет и комиссия МЧС. Пожарных посмертно наградил президент, а менеджеров склада задержали по подозрению в нарушении правил пожарной безопасности. Спецкор “Ъ” Владимир Соловьев разбирался в том, как погибли опытные газодымозащитники и почему склады в России созданы для того, чтобы гореть.


Следственное управление Следственного комитета России по Красноярскому краю сообщило 5 февраля о задержании Антона Гордеева и Алексея Андреева — директора и начальника административно-хозяйственного отдела склада, принадлежавшего ООО «Автотрейд-КСК». Следователи будут добиваться ареста менеджеров, подозреваемых в нарушении требований пожарной безопасности. Уголовное дело возбуждено по двум статьям УК: ч. 3 ст. 109 (причинение смерти по неосторожности двум и более лицам) и ч. 2 ст. 219 (нарушение требований пожарной безопасности лицом, на котором лежала обязанность по их соблюдению, если это по неосторожности повлекло смерть человека).

Во время пожара 3 февраля погибли работник склада 22-летний житель Тувы Алдын-Херел Сат и отправившиеся на его поиски прапорщики Алексей Пузырев, Анатолий Жалнерчик и сержант Максим Рябцев. Свое расследование проводит и МЧС. Комиссию центрального аппарата, созданную по поручению главы министерства Евгения Зиничева, возглавил его заместитель генерал-полковник внутренней службы Илья Денисов.

По словам близких к министерству источников “Ъ”, детальное описание пожара пока не готово.

«Работа ведется. Расшифровки, сбор отчетов и рапортов, сведение в один документ — на это нужно время»,— сообщил собеседник “Ъ”.

Пока точно известно одно: у звена газодымозащитников в баллонах закончился воздух. Между тем “Ъ” удалось выяснить и другие детали красноярской трагедии.

Звено зашло в тупик


Прапорщиков Алексея Пузырева, Анатолия Жалнерчика и сержанта Максима Рябцева обнаружили рядом друг с другом между двумя стеллажами — ими был уставлен весь склад. Пожарные были без дыхательных масок. Судя по всему, они их рефлекторно посрывали после того, как баллоны с воздухом опустели. Шансов выжить без дыхательных аппаратов не было.

«В такой ситуации и при таком ядовитом задымлении, даже если отсоединить пустой баллон от маски, закрыть отверстие подкасником или подшлемником, создать таким образом себе простейший фильтр, спасти вас может только чудо»,— говорит опытный пожарный. Чуда не случилось.

Тушение пожара на складе в Красноярске

Фото: МЧС России

Согласно примерной схеме строения, составленной одним из сотрудников красноярского МЧС (“Ъ” с ней ознакомился), расстояние от места, где нашли газодымозащитников, до выхода из склада — около 10–12 метров. Но это если считать по прямой. Проблема в том, что выйти наружу кратчайшим путем пожарные не могли — путь преграждала стена, у которой их и обнаружили.

Обход стены с учетом сложной планировки и препятствий в виде стеллажей, существенно удлинял маршрут и, соответственно, время его преодоления.

Нужно учитывать, что пожарные, занимающиеся поиском людей или разведкой в условиях сильного пожара и нулевой видимости, передвигаются на ощупь на четвереньках, а потому не быстро.

Собеседник “Ъ”, побывавший на месте гибели пожарных, подтверждает: звено Пузырева зашло в тупик. «Со всех сторон были стеллажи. Если логически подумать, выбраться у них без линии или путевого троса (трос, используемый для ориентирования в задымленном пространстве.— “Ъ”) шансов не было: один из тысячи вариантов. Планировка очень сложная, много ответвлений и тупиков. Стеллажи стояли как попало, создавая между собой угол в 90 градусов».

Безвоздушное пространство


По словам собеседника “Ъ”, предупредившего, что полной картины событий у него еще нет, газодымозащитники вошли в склад с незаполненным водой пожарным рукавом. «Они на сухую прокладывали линию. Вопрос — с какой целью? Использовали рукав в качестве путевого троса? Несли на случай обнаружения по пути очага, чтобы была возможность подавить его водой?» — задается вопросами пожарный.

Одно из звеньев, которое отправилось на поиски коллег, пошло по проложенному ими рукаву, но на другом его конце никого не обнаружило.

«Почему-то они оторвались от проложенной линии. Может, решили сделать рывок в сторону предполагаемого местонахождения парня, может, ситуация еще не такая страшная была. Пока можно лишь гадать»,— говорит собеседник “Ъ”.



Все пожарные, с которыми поговорил “Ъ”, отмечают: в составе погибшего звена были опытные прапорщики, способные рассчитать себе воздух. «Почему они не предусмотрели резерв на выход — предстоит разобраться. Возможно, быстро менялась обстановка внутри. Еще не установлено, почему там так быстро распространялся пожар»,— говорит один из опрошенных “Ъ” пожарных. Уже сообщалось, что на складе было много пластиковых, а значит горючих, автомобильных бамперов и емкостей с маслами.

Звено Алексея Пузырева было оснащено дыхательными аппаратами-однобаллонниками — самое распространенное защитное средство. Закачанных в баллон 6,8 литра сжатого воздуха должно хватать на 60 минут, говорится в описании к таким аппаратам. Реальное же время защитного действия однобаллонника почти вдвое меньше. В бою хватает на 32–36 минут, объясняет собеседник “Ъ” в красноярской пожарной охране: «Мы проверяли. Воздуха хватает на 60 минут, если просто сидеть на табуретке и ничего не делать. При нагрузках это около получаса».

Пожарные во время тушения пожара на складе, у них на спине — дыхательные аппараты-однобаллонники

Фото: 24.mchs.gov.ru

Московский пожарный, тоже проводивший расчеты с дыхательным аппаратом, подтверждает: на час баллона хватит при потреблении от 25 до 40 литров воздуха в минуту. При этом при высокой и очень высокой нагрузке человек дышит со скоростью 80–110 литров в минуту. Роль играет и объем легких, который у всех разный, и то, что во время стресса, в высокой температуре и при нагрузке потребление сильно возрастает.

Воздух закачивается в баллон под давлением 300 атмосфер. Получается 2040 литров. То есть если вдыхать 80 литров в минуту, баллона хватит на 25 минут, если потребление на уровне 100 литров, то всего на 20 минут.

О том, сколько времени прошло с момента входа звена Пузырева в непригодную для дыхания среду, до того, как пожарные передали, что кончился воздух, нигде пока не сообщалось. Точная хронология будет в детальном описании пожара, которое еще не готово.

Однобаллонникам есть альтернатива. Существуют немецкие аппараты Drager со сжатым кислородом, российские ПТС «ОКСИ-Огнеборец». И первые, и вторые рассчитаны на четыре часа работы. Но в России ими мало кто пользуется из-за высокой цены — немецкий стоит в районе €6 тыс., отечественный — около 315 тыс. руб.

«Однобаллонники — основное средство, поскольку аппараты на восстановленном кислороде очень дорогие. И говорить, что красноярские пожарные погибли потому, что у них не было других аппаратов, это все равно, что обвинять дивизию Панфилова в отсутствии танковой бригады»,— объясняет пожарный с 33-летним стажем работы.

О цене вопроса говорит и другой действующий сотрудник МЧС, работающий в Москве. «Кислородники применяют не так часто. Москва, например, держит кислородники в резерве и в случае чего выставляет на большие склады, на глубокие пожары. Если поднимаешь тему оснащения такими аппаратами — начинаются стоны про экономическую целесообразность такого оборудования».

Проблему оснащенности российских пожарных не удается решить уже много лет. Те, кто работает в пожарной охране, часто экипируются за свой счет. Вместо штатной спецодежды покупают более качественную импортную или отечественную. На специализированных форумах и группах в соцсетях идет бойкая торговля боевками, шлемами, крагами, сапогами, в том числе бывшими в употреблении.

Построено, чтобы сгореть


Если вбить в любой поисковик запрос «пожар на складе», может сложиться впечатление, что склады созданы для того, чтобы гореть. В подмосковном Талдоме 6 февраля горел склад со спортивным оборудованием, 5 февраля — продуктовый склад в Омске, 13 января — склад вторсырья в Екатеринбурге, 12 января — ангар со смазочными материалами в Среднеуральске, 8 января — склад пиломатериалов на станции Бронницы в Подмосковье. Список можно продолжать.

Часто во время пожаров на складах частично или полностью обрушивается кровля. В Красноярске она рухнула примерно через час после прибытия пожарных расчетов. Обрушение — штатная история. Кровля, можно сказать, падает в соответствии с законодательством. В федеральном законе «Технический регламент о требованиях пожарной безопасности» закреплена огнестойкость несущих конструкций таких строений — 15 минут.

Последствия пожара на складе автозапчастей

Фото: МЧС России

Опрошенные “Ъ” пожарные и специалисты по пожарной безопасности и пожарному надзору говорят, что так и должно быть. Складское помещение не является местом большого скопления людей, и как бы подразумевается, что, если внутри кто-то есть, они успеют покинуть склад. «При возникновении пожара те, кто находится внутри, должны минут за пять выйти из здания. Но это в случае, если оно оборудовано необходимой автоматикой»,— отмечает эксперт по надзору, попросивший об анонимности.

Помимо системы оповещения, продолжает собеседник “Ъ”, должна быть система автоматического пожаротушения: «Тогда угрозы нет никому. Огонь просто не распространится. Это мировая практика. Если с момента возникновения пожара до прибытия пожарных пройдет минут десять, то тушить очень сложно. Во всем мире к пожарной безопасности складов жесткие требования и строгий контроль. И, повторю, автоматическое пожаротушение».

На складе в Красноярске система пожаротушения была, ссылаясь на информацию от собственников, сообщил губернатор Красноярского края Александр Усс. «Собственники утверждают, что система тушения сработала, но не справилась из-за стремительного распространения огня»,— написал господин Усс в Instagram.

Проблема в том, что теперь уже вряд ли кто-то ответит на вопрос, в каком состоянии были все системы на сгоревшем складе.

«То, что склады горят,— последствия решений о снижении нагрузки на бизнес. Объекты не проверяют, и бизнес сам принимает решения о том, что и как строить и как защищать от пожара»,— отмечает красноярский пожарный.



Специалист по пожарному надзору говорит, что при сильном пожаре на складе пожарным внутрь лучше не ходить. Инженер пожарной безопасности Александр Подгрушный согласен: «На складах высокие стеллажи, а межстеллажное пространство во время пожара — это гибель. Туда вообще не должны люди заходить».

Но это не касается случаев, когда внутри горящего склада остался хотя бы один человек, что и произошло в Красноярске. Ст. 81 «Боевого устава пожарной охраны» предписывает осмотреть все помещения, в которых могут быть люди, а ст. 84 гласит: «При спасении людей допускаются все способы проведения боевых действий по тушению пожаров, в том числе с риском для жизни и здоровья личного состава пожарной охраны и спасаемых».

Эксперт по пожарному надзору резюмирует: «Суть проблемы понятна. МЧС не участвует в строительстве таких объектов, не принимает их и почти не надзирает. Этому порядку 15 лет. Надзирает и принимает строительный надзор, а тушит и погибает личный состав МЧС. Пожарные последние, кому это все достается. Бойцы идут и не знают, что их ждет. Они тушат, гибнут, а потом их еще и судят. Пожарные в конце пищевой цепи».

Его коллега из системы МЧС отмечает, что собственники объектов довольно часто не вкладывают деньги в пожарную безопасность. «Не остался бы внутри работник склада — и это было бы рядовым пожаром. У собственника одна проблема: 22-летний парень, который остался внутри. За ним пошли пожарные и погибли, и делом занялся Следственный комитет. Этому собственнику не повезло, а другим везет. Чтобы все было в порядке, собственник должен рассчитывать конструкции, оснащать склад современными системами.

И заметьте, вопросы после пожара возникли к менеджерам склада, а не к собственникам. Собственники получат страховку, построят новый склад, где будет новый директор и новый ответственный за пожарную безопасность. Даже не знаю, что тут комментировать».



Уже известно, что собственник сгоревшего склада — ООО «Автотрейд КСК» — получит от страховой компании «Абсолют Страхование» 404,5 млн руб. Губернатор Александр Усс распорядился выплатить семьям погибших пожарных по 1 млн руб.

Комментарии
Профиль пользователя