Коротко

Новости

Подробно

2

Фото: Давид Френкель / Коммерсантъ   |  купить фото

Нет пороха без огня

В Санкт-Петербурге вынесли последний приговор по делу «Сети»

от

25-летний программист Виктор Филинков и 28-летний промышленный альпинист Юлий Бояршинов признаны виновными в участии в террористическом сообществе анархистского толка «Сеть» (запрещена в РФ) и приговорены военным судом к семи и пяти с половиной годам колонии общего режима соответственно. Виктор Филинков вины не признал, а Юлий Бояршинов, напротив, дал признательные показания. Оглашению судебного решения сопутствовала акция солидарности с осужденными у здания суда в Санкт-Петербурге. Их сторонники скандировали «Антифашист — не террорист», разбрасывали листовки «Электрошок не убьет наши идеи» и «Хватит пытать людей» и даже пытались петь. Полиция задержала около трех десятков человек.


Тройка судей Второго Западного окружного военного суда признала Виктора Филинкова и Юлия Бояршинова виновными по ч. 2 ст. 205.4 УК РФ (участие в террористическом сообществе). В процессе была обнародована только резолютивная часть решения.

В частности, суд установил, что обвиняемые были участниками террористического сообщества «Сеть»: Виктор Филинков выполнял роль связиста, а Юлий Бояршинов — сапера.

Они, согласно приговору, принимали участие в тренировках, на которых учились обращаться с оружием и готовить самодельные взрывные устройства, а в 2017 году присутствовали на съезде «Сети». Для сокрытия личности все участники объединения якобы использовали псевдонимы. Помимо участия в террористическом сообществе Юлия Бояршинова также признали виновным в незаконном хранении взрывчатых веществ (ч. 1 ст. 222.1 УК РФ). При задержании у него нашли 400 г дымного пороха.

Уголовное преследование антифашистов началось в октябре 2017 года с признательных показаний студента-физика Егора Зорина, задержанного по подозрению в хранении наркотиков. Позднее следствие укажет, что в санкт-петербургскую ячейку «Сети» входили Виктор Филинков, Юлий Бояршинов и Игорь Шишкин. Вскоре после задержания последний заключил досудебное соглашение о сотрудничестве, его дело выделили в отдельное производство. В январе 2019 года суд назначил Шишкину три с половиной года колонии общего режима. Члены санкт-петербургской общественной наблюдательной комиссии (ОНК) прошлого созыва сообщали о следах пыток на теле Игоря Шишкина: ссадинах и царапинах на лице, разбитой нижней губе, большой гематоме вокруг левого глаза, ожоге посередине левой кисти, гематоме на треть бедра и следах от электрошокера.

В медицинском журнале СИЗО указывалось, что Игорь Шишкин происхождение ушибов объяснить не смог. Членам ОНК фигурант сказал, что ушибы получил на тренировке, а вспомнить, откуда на теле следы электрошокера, он не может.

Еще семь фигурантов Приволжский окружной военный суд в Пензе в феврале приговорил к срокам от 6 до 18 лет. Дмитрий Пчелинцев и Илья Шакурский, которых называли создателями и руководителями террористической организации, приговорены к 18 и 16 годам соответственно, Андрей Чернов получил 14 лет, Максим Иванкин — 13 лет, Михаил Кульков — 10 лет, Василий Куксов — 9 лет, Арман Сагынбаев — 6 лет. Никто из них не признал вины в терроризме, большинство заявляли о пытках на допросах.

Гособвинение просило для Виктора Филинкова девять лет лишения свободы, а для Юлия Бояршинова — шесть. Виктор Филинков свою вину категорически отрицал. Его защита подчеркивала, что правоохранители не доказали его причастность к участию в террористическом сообществе, а основные доказательства обвинения были сфабрикованы. Как ранее рассказывал “Ъ”, проводившие по просьбе защиты исследование лингвисты пришли к выводу о несамостоятельности текстов протоколов допросов фигурантов дела «Сети» — они были написаны местами как под копирку.

Виктор Филинков заявлял, что первоначальные признательные показания дал под физическим и психологическим давлением. По его словам, сотрудники правоохранительных органов после задержания пытали его электрошокером, заставляя запоминать нужные следствию показания. В суде свидетелями со стороны защиты выступили бывшие члены ОНК Яна Теплицкая и Екатерина Косаревская. Правозащитницы рассказывали о своем визите в СИЗО 26 января 2018 года, когда они общались с Виктором Филинковым. В частности, члены ОНК зафиксировали многочисленные ожоги на его теле. Впрочем, как сообщал “Ъ”, в мае 2018 года Военное следственное управление Следственного комитета России (СКР) отказалось возбуждать уголовное дело по жалобам обвиняемых и свидетеля по делу о террористической организации «Сеть» на пытки со стороны сотрудников ФСБ. СКР лишь опросил сотрудника ФСБ, участвовавшего в задержании активиста. Тот заявил, что господин Филинков якобы попытался сбежать из автомобиля, после чего к нему два раза был применен электрошокер. Защита Виктора Филинкова обратились в Европейский суд по правам человека с жалобой против России.

Юлий Бояршинов занял другую позицию и признал свою вину в совершении преступлений. В прениях его адвокаты просили назначить их подзащитному четыре года и пять месяцев лишения свободы без штрафа. Еще на первом заседании в марте 2019 года Юлий Бояршинов заявил ходатайство о рассмотрении его дела в особом порядке, однако суд ему в этом отказал. Подсудимый почти полгода находился в так называемых пресс-хатах СИЗО «Горелово». В ноябре 2018 года Юлий Бояршинов рассказывал «Медиазоне», что там его унижали и несколько раз избивали. На заседаниях обвиняемый рассказывал, что действительно обучался самообороне и обращению с оружием в клубе «Партизан» и верил, что в России возможен переворот. Отдельно он останавливался на том, что все занятия были направлены исключительно на самооборону и отражение нападений. Банку пороха, по его словам, он нашел в 2016 году на одной из крыш при уборке снега, после чего забрал ее себе «из интереса». Использовать его в каких-либо целях Юлий Бояршинов не собирался.

Осужденный по делу «Сети» Юлий Бояршинов

Фото: Давид Френкель, Коммерсантъ

Поддержать фигурантов к зданию суда пришло более 60 человек. Из-за ограничений, связанных с распространением коронавируса, слушатели в здания судов в Санкт-Петербурге все еще не допускаются. По ходатайству защиты судьи разрешили присутствовать на последних заседаниях и приговоре родственникам фигурантов. Все журналисты и слушатели толпились на улице. Один из активистов — бывший студент МГИМО Павел Крисевич — зажег файер и скандировал «ФСБ — главный террорист», после чего приковал себя наручниками к уличной решетке и разбрасывал листовки «Электрошок не убьет наши идеи» и «Хватит пытать людей». Полицейские потратили около десяти минут на то, чтобы отцепить активиста от ограды и увести в автозак.

Через несколько минут после приговора, о котором публика узнала из онлайн-трансляции, толпа начала скандировать: «Антифашист — не террорист».

Правоохранители в мегафоны сообщали, что акция не согласована, и требовали разойтись. «Требую прекратить акцию»,— повторял один из полицейских, на что получил в ответ «Требую прекратить политические преследования» от одного из людей в толпе. На тот момент задержанных среди группы поддержки почти не было.

Один из молодых людей попытался исполнить на гитаре песню группы «Порнофильмы» «Это пройдет», но полицейские проводили его и еще несколько слушателей в автозак. Среди задержанных оказалась жена Юлия Бояршинова Яна Сахипова. Полицейские повалили ее на землю и удерживали в таком положении некоторое время, девушка громко кричала. В автозаке оказалась и бывший член Общественной наблюдательной комиссии в Санкт-Петербурге Яна Теплицкая. На ее маске было написано: «ФСБ — террористическая организация»,— по всей видимости, причиной задержания стало именно это. На одном из заседаний по делу Яна Теплицкая рассказывала, как в СИЗО фиксировала телесные повреждения Виктора Филинкова. Всего в отделы полиции отправилось около 30 человек.

Приговор пока не вступил в законную силу, адвокаты обоих фигурантов сообщили, что будут обжаловать решение суда.

Марина Царева, Санкт-Петербург


Комментарии
Профиль пользователя