Коротко

Новости

Подробно

Фото: Давид Френкель / Коммерсантъ   |  купить фото

В «Сети» до девяти

Гособвинение запросило сроки для фигурантов «пензенского дела»

от

В Санкт-Петербурге на выездном заседании Второго Западного окружного военного суда прокуратура запросила сроки по делу об участии в террористическом сообществе «Сеть» (запрещено в РФ). Отрицающему свою причастность программисту Виктору Филинкову гособвинение потребовало назначить девять лет колонии общего режима, а для промышленного альпиниста Юлия Бояршинова, признавшего вину,— шесть лет. Выступая в прениях, адвокат господина Филинкова напомнил суду о проблемах с основными доказательствами обвинения, возможных фальсификациях и пытках электрошоком. Защита Юлия Бояршинова, напротив, просила суд о милосердии, а роль своего подзащитного в якобы террористическом сообществе называла бездеятельной.


Процесс по петербургской части дела «Сети» начался более полутора лет назад — в марте 2019 года, когда заключивший сделку со следствием предприниматель Игорь Шишкин был осужден на три с половиной года лишения свободы. Прошлым летом рассмотрение дела прерывали для проведения экспертиз, однако возобновились заседания лишь после вынесения приговора по основной части дела в Пензе. Напомним, всего в деле «Сети» 11 фигурантов, семь из них уже были осуждены Приволжским окружным военным судом в Пензе к срокам от 6 до 18 лет. Никто из них своей вины не признал.

В прениях гособвинитель утверждал, что Виктор Филинков и Юлий Бояршинов были участниками террористического сообщества «Сеть», где первый якобы выполнял роль связиста, а второй — сапера.

По версии следствия, всего в организации был еще тактик (занимался обращением с оружием), разведчик (ориентированием) и медик (первой помощью). В качестве доказательств прокурор выделил показания уже осужденных фигурантов дела, данные ими на стадии следствия. Позднее обвиняемые от них отказались, заявив, что оговаривали себя из-за физического и психологического давления.

Прокурор опирался в том числе на слова признавшего вину Игоря Шишкина: он рассказывал, что организация была создана для ликвидации органов власти и существующего в России политического строя. Напомним, что Игорь Шишкин о пытках не заявлял, однако посетившие его в январе 2018 года в СИЗО члены Общественной наблюдательной комиссии (ОНК) зафиксировали серьезные травмы — в том числе гематомы и ожог кисти.

Обвиняемые, считают правоохранители, принимали участие в тренировках, где учились обращаться с оружием и готовить самодельные взрывные устройства, а в 2017 году присутствовали на съезде «Сети».

Для сокрытия личности все участники объединения якобы использовали псевдонимы. Заявления о пытках Виктора Филинкова, подчеркнул гособвинитель, не нашли подтверждения и «были сделаны с целью дискредитировать правоохранительные органы и избежать ответственности». В итоге для Виктора Филинкова обвинение запросило девять лет колонии общего режима — это почти максимальный срок лишения свободы, предусмотренный вменяемой ч. 2 ст. 205.4 УК РФ (участие в террористическом сообществе). Для Юлия Бояршинова прокурор, с учетом признания вины и активного способствования раскрытию преступления, запросил шесть лет колонии общего режима. В его случае такое наказание предложено путем частичного сложения — мужчину обвиняют еще в хранении взрывчатых веществ.

В прениях адвокат Ольга Кривонос, представляющая интересы Юлия Бояршинова, просила суд проявить гуманность, милосердность и великодушие.

По ее словам, роль подзащитного в сообществе была бездеятельной и «созерцательной», а данных о том, что господин Бояршинов вовлек кого-то в преступную деятельность, в доводах обвинения не содержится. «Неустойчивость интересов, склонность менять свое мнение — это все серьезно повлияло на поведение подзащитного, и он не отнесся к данной деятельности критически»,— говорила госпожа Кривонос. Ее коллега Алексей Царев добавил, что «Сеть» Юлий Бояршинов воспринимал как один из социально полезных проектов. В итоге защитник попросил суд назначить для фигуранта четыре года и пять месяцев лишения свободы без штрафа, сославшись и на тяжелое положение семьи обвиняемого.

Защита Виктора Филинкова уверяла суд, что его вина не была доказана следствием. Использование алгоритмов шифрования или псевдонимов само по себе не может свидетельствовать о каком-либо злом умысле, говорила общественная защитница Евгения Кулакова. Она подчеркнула, что в целом это является распространенной практикой среди активистов из разных стран. Адвокат Виталий Черкасов заявлял, что «речь идет не о боевых отрядах, а о работе дискуссионных клубов и лекториев».

Он также напомнил суду о пытках Виктора Филинкова.

«В любой непонятной ситуации я получал удар током. Когда говорил "не знаю", мне говорили "запоминай", и я это повторял»,— рассказывал обвиняемый на одном из последних заседаний. «Прошу вас объективно, соотнося со своей совестью, дать оценку доказательствам обвинения и вынести единственное правильное решение — вынести оправдательный приговор в отношении Виктора Филинкова»,— заключил Виталий Черкасов. Завтра обвиняемые должны выступить с последним словом.

Марина Царева, Санкт-Петербург


Комментарии
Профиль пользователя