Коротко

Новости

Подробно

Фото: Эмин Джафаров / Коммерсантъ   |  купить фото

Активисты разбудили «дадинскую» статью

Как вынесенные приговоры трансформируют «дело о массовых беспорядках» 27 июля

от

Столичные суды 4 сентября вынесли еще два приговора за насилие в отношении сотрудников полиции и Росгвардии на акциях протеста в Москве: Кирилл Жуков и Евгений Коваленко получили три и три с половиной года колонии соответственно. Решение суда по Константину Котову, который привлекается за неоднократное нарушение порядка проведения массовых акций, планируют огласить 5 сентября. Эксперты полагают, что «большое дело» о массовых беспорядках в Москве развалилось, поскольку приговоры выносятся по другим статьям УК, и отмечают важность процесса господина Котова: если он будет осужден, уголовные дела о неоднократном нарушении правил проведения митингов могут быть возбуждены также против лидеров московских протестов, уже отбывших по несколько административных арестов подряд.


Тверской суд Москвы 4 сентября признал бывшего сотрудника внутренних войск МВД РФ и бывшего машиниста московского метро Кирилла Жукова виновным в насилии над росгвардейцем по ч. 1 ст. 318 УК РФ на неразрешенной акции 27 июля. Он приговорен к трем годам колонии общего режима. Суд пришел к выводу, что господин Жуков «ударил рядового Мадреймова». Суд по делу господина Жукова длился всего один день: по существу его рассмотрели во вторник, 3 сентября, на среду остался только приговор. «На моей практике суд впервые настолько быстро завершает процесс»,— сообщила в разговоре с “Ъ” адвокат Кирилла Жукова Светлана Байтурина. В ходе допроса потерпевший — 22-летний солдат срочной службы Аскарбек Мадреймов — заявил суду, что «испытал боль от ремешка шлема» из-за действий осужденного, однако просил «не судить Кирилла по всей строгости». Кирилл Жуков вину не признал.

По той же статье и так же быстро вынесен приговор и Евгению Коваленко, которого обвинили в броске мусорного бака в омоновца Росгвардии Максима Салиева. Также ему вменили в вину насилие над полицейским Евгением Терещенко, которого он толкнул и тем самым повалил на гранитные ступени. Однако у первого сотрудника травматических повреждений не нашли, а второй даже не стал обращаться к врачам. Адвокат указывал, что силовики незаконно применяли физическую силу, а его подзащитный пытался вступиться за активистов, поэтому преступления нет. Дело рассмотрели всего за один день, а на следующий, 4 сентября, судья Олеся Менделеева огласила приговор в три с половиной года колонии общего режима: «Коваленко, действуя умышленно, применил насилие».

Два дня шли и пока не завершились заседания по делу Константина Котова, который три раза за это лето привлекался по ст. 20.2 КоАП РФ (нарушение установленного порядка проведения митинга). Это дало основания для производства по ст. 212.1 УК РФ. Защита строится на том, что господин Котов участвовал в мирных акциях и не нарушал общественный порядок. Прокурор запросил четыре с половиной года лишения свободы, однако после эмоциональных прений судья заявил, что огласит решение 5 сентября, в 16:00.

Напомним, первым в России по данной статье был в декабре 2015 года приговорен гражданский активист Ильдар Дадин. После апелляции в марте 2016 года его срок сократили с трех до двух с половиной лет, но он вышел еще раньше, так как привлек внимание письмами о пытках в карельской колонии. В феврале 2017 года Конституционный суд РФ постановил пересмотреть судебные акты, и активиста освободили.

Вице-президент Центра политических технологий Алексей Макаркин считает дело Константина Котова очень важным, так как речь идет о перспективах применения «дадинской» статьи: до сих пор она считалась «спящей». «Если дело Котова отправят на доследование, значит, статья остается подмороженной,— сказал “Ъ” господин Макаркин.— Если суд признает вину Котова, эта статья разморозится и сможет применяться в том числе против лидеров оппозиции, у которых уже есть несколько штрафов». Напомним, ряд незарегистрированных кандидатов в Мосгордуму в августе отбыли подряд несколько административных арестов за нарушение правил проведения митингов, а Илья Яшин остается в спецприемнике до сих пор. Один из них, Константин Янкаускас, заявил “Ъ”, что пока не намерен участвовать в несанкционированных акциях из-за угрозы возбуждения уголовных дел по ст. 212.1.

При этом господин Макаркин считает, что «большое дело о массовых беспорядках» 27 июля развалилось, так как самих беспорядков не было и никто, в отличие от «болотного дела» 2012 года, вину в них не признал. Поэтому, считает он, СКР ранее прекратил уголовное преследование пятерых активистов. Кроме того, еще двоим суд изменил меру пресечения на домашний арест — речь идет о Егоре Жукове и Сергее Фомине. Господину Жукову при этом предъявили новое обвинение — в призывах к экстремизму за его ролики в YouTube.

Приговоры вынесены пока главным образом за насилие по отношению к полицейским и росгвардейцам.

«Это демонстрация: тронул силовика — отправишься в тюрьму»,— отмечает Алексей Макаркин.

Напомним, 3 сентября участники событий 27 июля Иван Подкопаев и Данил Беглец получили приговоры к трем и двум годам лишения свободы в колонии общего режима за насилие в отношении представителей власти. Оба они первоначально обвинялись в участии в массовых беспорядках. Также 3 сентября был приговорен к пяти годам колонии блогер Владислав Синица за экстремизм (п. «а» ч. 2 ст. 282 УК) из-за его поста в Twitter о деанонимизации силовиков, участвовавших в разгоне несанкционированных акций протеста, и о последствиях, с которыми могут столкнуться их семьи, включая детей. Господин Синица вины не признал и заявил, что фразы, на которых строилось обвинение, «вырваны из контекста».

В СИЗО по уголовным делам, связанным с несанкционированными акциями протеста, остаются Айдар Губайдулин, Алексей Миняйло, Самариддин Раджабов, Никита Чирцов и Эдуард Малышевский.

Мария Старикова, Елизавета Михальченко, Мария Литвинова, Владимир Хейфец, Валерия Мишина


Комментарии
Профиль пользователя