Коротко

Новости

Подробно

Фото: Алексей Смагин / Коммерсантъ   |  купить фото

Адвокаты просят не прятать задержанных в «Крепость»

Президиум ФПА потребовал от МВД допустить защитников к доверителям

от

Вчера Федеральная палата адвокатов (ФПА РФ) направила министру внутренних дел Владимиру Колокольцеву заявление о «серьезном увеличении случаев нарушения профессиональных прав адвокатов» и «безосновательном нарушении» конституционных прав граждан. Речь идет о систематическом недопуске защитников в ОВД к задержанным. Кроме того, палата указала на случаи «применения физического насилия» к адвокатам и фактически обвинила МВД в незаконном уголовном преследовании пострадавших защитников с целью выгородить напавших на них полицейских. Адвокаты, представляющие интересы задержанных на митингах, подтвердили “Ъ”, что их не пускали не только в ОВД, но и в суды.


Руководство ФПА напомнило Владимиру Колокольцеву, что Конституция гарантирует гражданам России право на получение юридической помощи и оно не может быть ограничено «даже в условиях чрезвычайного положения». Но в последнее время ФПА фиксирует «серьезное увеличение случаев недопуска либо несвоевременного допуска адвокатов к доверителям». А это, по мнению палаты, «порождает разумные и неустранимые сомнения в законности действий сотрудников полиции». «В общественном сознании формируется образ правоохранительных органов как репрессивных, пренебрегающих законом в угоду целесообразности и неподотчетных институтам общественного контроля,— отчитала министра ФПА.— Очевидно, что никакая техническая необходимость или соображения целесообразности не могут оправдать безосновательное нарушение конституционных прав и гарантий».

В письме говорится, что «нередко законные требования адвокатов влекут применение к ним физического насилия со стороны сотрудников полиции». При этом «в ряде случаев с целью оказания давления на защитников и для придания видимости законности действиям полиции в отношении адвокатов было инициировано уголовное преследование». Конкретные эпизоды не названы, но ранее “Ъ” сообщал о двух громких случаях, полностью подходящих под это описание.

20 мая 2020 года в Кабардино-Балкарии полицейские задержали адвоката Ратмира Жилокова и доставили его в Урванский межмуниципальный ОМВД. Туда приехали адвокаты Диана Ципинова, Наталья Магова и Людмила Кочесокова, но их отказались пропустить к коллеге. В итоге полиция грубо выдворила женщин с применением физической силы. Адвокаты пожаловались в Следственный комитет России на действия полицейских, но в итоге против Дианы Ципиновой и Ратмира Жилокова были возбуждены уголовные дела о неопасном насилии в адрес полицейских (ч. 1 ст. 318 УК РФ). Региональная и федеральная палаты однозначно поддержали коллег, а в Москве адвокаты даже провели акцию протеста. 21 января 2021 года адвокат «Апологии протеста» Мансур Гильманов приехал в столичный ОВД «Даниловский» к задержанному юристу Фонда борьбы с коррупцией (внесен Минюстом в реестр иностранных агентов) Владлену Лосю. Защитника долгое время не пускали к доверителю, и он решил подать жалобу в дежурной части. Там, по словам адвоката, его несколько раз ударил сотрудник ОВД. Сам полицейский утверждает, что господин Гильманов проигнорировал требование остановиться. В итоге адвокат был арестован на пять суток по ст. 19.3 КоАП РФ (неповиновение законному требованию представителя власти). Адвокатская палата Московской области также поддержала коллегу.

В письме ФПА особо упоминается «план "Крепость"». Он был разработан на Северном Кавказе как алгоритм действий при вооруженном нападении на отделение полиции: при объявлении «Крепости» личный состав получает боевое оружие и никого не впускает в здание ОВД. Но в последние годы он используется в Москве, Санкт-Петербурге и других «спокойных» городах как предлог не допускать адвокатов к задержанным. «Введение такого плана может объясняться одним основанием: прямым штурмом,— считает вице-президент ФПА Генри Резник.— Но когда у ОВД стоит одна девушка с удостоверением адвоката, говорить о "Крепости" как-то неприлично. У адвоката на глазах заходят и выходят люди, курьеры заносят пиццу, и только он вынужден стоять у ОВД часами».

В своем обращении ФПА никак не упоминает недавние массовые задержания участников несанкционированных митингов, но господин Резник подтвердил, что обращение связано именно с ними. «Нарушения, допускаемые полицией, не прецедентны. Но задержаний стало больше — видимо, был поставлен рекорд. И потому произошли количественные изменения с безосновательным введением плана "Крепость",— пояснил он.— Решено обратиться к министру, бить тревогу».

Напомним, что массовые акции в поддержку оппозиционера Алексея Навального (17 января он был задержан по возвращении в РФ, 2 февраля суд сменил ему условный срок по так называемому делу «Ив Роше» на реальный) закончились рекордными задержаниям. По данным «ОВД-Инфо», полиция задержала по всей России более 4,5 тыс. человек 23 января, около 5 тыс. человек 31 января и примерно 1,5 тыс. человек 2 февраля.

«Сейчас задерживали кого ни попадя, это осложнило ситуацию,— сказал “Ъ” Генри Резник.— Людей привозили в неприспособленные помещения, сами сотрудники были растеряны».



По его словам, «некоторое время назад руководство ФПА встречалось и беседовало с министром внутренних дел». Встреча была непубличная, но там, по словам Генри Резника, глава МВД обещал ФПА не допускать нарушений прав адвокатов. Предыдущие нарушения, в том числе необоснованное введение «Крепости», глава МВД якобы объяснял президенту ФПА тем, что полицейские «не справляются» с составлением протоколов, поэтому им необходимо время на их оформление, пояснил господин Резник. Президент ФПА Юрий Пилипенко также подтвердил “Ъ”, что нарушения прав адвокатов ранее обсуждались как внутри ФПА, так и с руководством МВД.

ФПА не смогла предоставить “Ъ” данные о количестве зафиксированных случаев нарушения прав адвокатов с начала 2021 года. Издание «Адвокатская улица» вело собственный подсчет: им удалось подтвердить как минимум 59 нарушений, в основном речь идет о недопусках защитников.

Адвокат Даниил Берман, оказывающий помощь задержанным на митингах, считает, что ФПА «поздно» обратилась в МВД. По его мнению, обращение — «имитация защиты профессиональных прав адвокатов»: «Каким образом это письмо может изменить ситуацию — не ясно. В нем нет ни слова о новой проблеме: адвокатов перестали пускать не только в ОВД, но и в суды». Такие случаи, по словам господина Бермана, были зафиксированы в Зюзинском суде Москвы и «нескольких судах Петербурга». «Адвокаты приезжают к суду, зная, что доверителей туда доставили вечером. Им сообщают, что после 18 часов входа нет. Людей притом судят до полуночи, арестовывают, штрафуют,— возмущается господин Берман.— В цивилизованном обществе это должно работать так: если адвоката не допустили в ОВД, я сообщаю суду, что право подзащитного на юридическую помощь было нарушено — и судья прекращает производство. Но в нашем случае суды этот довод игнорируют или сами не пускают адвокатов».

Даниил Берман предоставил “Ъ” девять видеозаписей, сделанных им 2 февраля неподалеку от ОВД «Косино-Ухтомский». Адвоката не пропускали внутрь, ссылаясь на «Крепость», при этом другие люди спокойно проходили после фразы «Свои».

«У меня там было более 20 задержанных. В отсутствие адвоката на них там кричали, давили, угрожали протоколами о неповиновении полиции и не отпускали,— говорит господин Берман.— Прорваться внутрь я не смог и консультировал граждан по телефону или в Telegram — тех, у кого была связь».



Адвокат Мария Эйсмонт также сняла на видео, как 31 января ее не пропускали в московское ОВД «Братеево» в Москве. «Введен план "Крепость", который запрещает пускать граждан на территорию отдела»,— говорит сотрудник полиции. При этом видео подтверждает, что другие граждане свободно проходят в отделение. «Недопуск адвокатов прямо сказался на увеличении числа жалоб на обращение с задержанными в отделах полиции,— говорит она.— Это и незаконное принудительное дактилоскопирование, изъятие телефонов, издевки, угрозы, многочасовые недопуски в туалет. В таком масштабе подобных историй я раньше не слышала никогда, и я убеждена: их количество напрямую связано с отказом пускать к задержанным адвокатов под предлогом плана "Крепость"».

«Единственное, что могло бы изменить ситуацию,— это если бы адвокатская палата Москвы "выключила" работу по назначению и перестала направлять в такие отделы специалистов,— считает Даниил Берман.— Или вообще прекратить оказание юридической помощи по назначению в Москве: не направлять адвокатов ни в суд, ни в Следственный комитет, фактически объявив забастовку вплоть до устранения этой проблемы и наказания виновных». «Заявление ФПА — это лучше, чем молчание,— возражает Мария Эйсмонт.— Но я надеюсь, что у палаты есть конкретный план на тот случай, если адресат обращения его проигнорирует, а ситуация повторится».

В конце обращения ФПА говорит о необходимости «предметного обсуждения» этих проблем, в том числе на заседании Общественного совета МВД. Будет ли созван Общественный совет в экстренном порядке — не ясно. Президент палаты Юрий Пилипенко считает, что «в таких вопросах важна не скорострельность, а результат».

Мария Старикова


Комментарии
Профиль пользователя