обновлено 14:29

Минский вечер в Москве

Суд над Алексеем Навальным завершился массовыми задержаниями

Третья с начала года акция в поддержку политика Алексея Навального прошла в Москве вечером во вторник, сразу после того как Симоновский суд принял решение о замене условного срока политика по делу «Ив Роше» (2014) на реальное лишение свободы. Штаб господина Навального немедленно призвал сторонников собраться в центре города. Морозным вечером вторника на экстренный призыв откликнулось значительно меньше людей, чем 23 и 31 января. Полиция и Росгвардия встретили их частичной блокировкой улиц центра, а при разгоне и задержаниях проявили жесткость, местами переходящую в жестокость. Многочисленные видеозаписи зафиксировали массовое использование дубинок против группы зажатых в переулке протестующих; запечатлено оказалось и нападение на ведущего съемку журналиста, одетого в светоотражающую жилетку. Известно и о случае, когда правоохранители окружили такси и избили пассажира и водителя за недовольный выкрик в их адрес. Все эти эпизоды дают основания сравнивать работу московских силовиков с действиями их коллег в Минске при разгоне митингов летом и осенью прошлого года. Как и в Минске, среди протестующих во вторник были замечены люди в штатском, которых силовики сначала задерживали, а потом отпускали, услышав пароль. По предварительным данным «ОВД-Инфо», во вторник в Москве было задержано более 1,1 тыс. человек. Сравнения московских событий вечером 2 февраля с разгоном протестов в Минске прокомментировал в среду пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков: он считает, что в обеих странах «силовые структуры выполняют свой долг», «борются с провокаторами и с несанкционированными акциями».

Акция в поддержку политика Алексея Навального. Сотрудники полиции во время столкновений с участниками акции

Акция в поддержку политика Алексея Навального. Сотрудники полиции во время столкновений с участниками акции

Фото: Александр Казаков, Коммерсантъ  /  купить фото

Акция в поддержку политика Алексея Навального. Сотрудники полиции во время столкновений с участниками акции

Фото: Александр Казаков, Коммерсантъ  /  купить фото

С утра 2 февраля здание Мосгорсуда, куда из-за необходимости вместить всех заинтересованных журналистов перенесли заседание Симоновского районного суда по делу Алексея Навального, было взято под охрану ОМОНом Росгвардии и 2-м оперативным полком полиции. Силовики дежурили также на ближайшей станции метро «Преображенская площадь» и улицах вокруг Мосгорсуда. В районе суда частично приостановили движение общественного транспорта (подробнее см. в онлайне “Ъ”). По подсчетам «ОВД-Инфо», уже к полудню в этом районе было задержано 99 человек. Корреспондент газеты «За права человека» Глеб Соколов смог заснять на видео, как силовики в масках избивают возле автозака одного из задержанных. Заметив съемку, они прекратили наносить удары. К 19:30 — за полчаса до оглашения решения — в районе Мосгорсуда были задержаны 370 человек. К вечеру полиция перекрыла улицы вокруг СИЗО «Матросская Тишина», Красную площадь и еще ряд локаций в центре города.

В 20:22 судья Наталья Репникова удовлетворила ходатайство ФСИН и назначила Алексею Навальному три с половиной года лишения свободы (с учетом уже отбытого домашнего ареста он проведет в колонии 2 года 8 месяцев). В 20:29 Telegram-канал «Штаб Навального в Москве» призвал сторонников «прямо сейчас» выйти на Манежную площадь. Подобные сообщения стали затем выходить каждые пять минут. Одновременно ГУ МВД по Москве стягивало к площади автозаки и дополнительные силы полиции и Росгвардии. К 21:00 возле Манежной стояли буквально единицы протестующих — а у Госдумы уже выстроились ряды росгвардейцев. У ближайших выходов из метро «Охотный ряд» и «Площадь Революции» дежурили группы полицейских, станции сначала работали только на выход, а примерно через полчаса были полностью закрыты. Сотни полицейских и росгвардейцев строились на Манежной площади, блокируя проход немногочисленных прохожих.

Первое предупреждение о «несанкционированной акции» и просьба «разойтись» раздались из полицейского мегафона около половины десятого, тогда же начались первые, единичные задержания на Манежной и в начале Тверской. Усилившиеся группы полиции стали теснить прохожих вверх по Тверской. «Не надо! Здесь! Стоять! — чеканил в громкоговоритель полицейский и тут же добавлял вежливее:— Расходимся, пожалуйста, за оцепление».

Его нагрудный жетон с персональным номером в нарушение всех инструкций и требований был прикрыт черной лентой.

«Да вы издеваетесь!» — раздраженно отвечали прохожие, которые рассчитывали спуститься в метро «Охотный ряд». К этому времени поезда проезжали станцию без остановок.

«Кто не будет расходиться, будет доставлен в отдел полиции для дальнейшего разбирательства!» — эти слова сотрудник полиции произнес не в мегафон и почему-то целенаправленно журналистам. Его коллеги в это время перекрывали металлическими решетками вход в Александровский сад. На Тверской сразу восемь полицейских, закованных в броню, обступили юношу и девушку, стоявших на остановке. Те, отражаясь в черных шлемах, что-то спрашивали у «космонавтов». «Нам сказали, что автобусы здесь больше не останавливаются,— пояснила девушка корреспонденту “Ъ”.— Но стоять ведь можно, это наше право. Нас попросили уйти, хотя нам это не нужно. Почему нас прогнали?» Через три минуты пара все же решила «разойтись» и пойти вверх, в сторону Пушкинской площади. Группа полицейских в черном догнала их, взяла парня под локти и повела обратно — к припаркованному автозаку. Так же поступили еще с несколькими молодыми людьми. «Ваше мероприятие не согласовано, просьба разойтись»,— полицейские говорили в рупор по очереди. К 21:50 на Манежной остались только силовики.

Традиционная для вечера вторника пробка в начале Тверской все это время яростно гудела. Многие опускали стекла и махали — друг другу и прохожим.

Около 22:00 полиция начала точечные задержания на улице Охотный Ряд — напротив Госдумы. Корреспондент “Ъ” увидела, как очередного задержанного взяли на автобусной остановке. За ним побежал другой человек, на ходу уговаривая полицию «отпустить брата». Юноша убеждал, что они «ни в чем не участвуют», рассказал, какой автобус они ждали,— и даже сообщил, куда ехали. Полиция не реагировала, и тогда молодой человек начал просить. «Возьмите и меня тоже! Как мне к брату теперь попасть?» — несколько раз спросил он, когда задержанного отвели за заграждение и затолкали в автозак. Ответа юноша не получил.

Четная сторона гудящей Тверской, где первоначально собрались сторонники Алексея Навального, почти опустела, люди скапливались на противоположной стороне, у отеля The Ritz-Carlton. Они просто стояли — не было ни плакатов, ни скандирования лозунгов. Несколько рядов омоновцев оттеснили их — сначала за Никитский переулок, а потом к мэрии. Сюда прибывали все новые отряды — морю из шлемов, в которых отражалась городская иллюминация, не было видно конца. Вдоль Тверской вставало все больше автозаков и полицейских автобусов. Примерно в 22:30 здесь начались массовые задержания. Людей буквально сгибали пополам, заламывали руки, тащили по асфальту. Одного парня — и это успела заснять корреспондент “Ъ” — при досмотре ударили головой об автозак. Такими способами пространство у мэрии было зачищено за несколько минут — но сверху, у Пушкинской площади, собирались все новые группы протестующих. Мимо корреспондента “Ъ” прошел мужчина в распахнутой куртке и вязаной шапке. Он похвастался, что недавно «получил дубинкой» возле Манежной.

Мужчина «узнал о приговоре Навальному от дочери и решил — теперь точно надо идти, раз не выходил ни 23-го, ни 31-го».

К памятнику Пушкину и Новопушкинскому скверу — привычным местам сбора протестующих — было не пройти из-за металлических ограждений и полицейского оцепления.

Около 22:30 началась зачистка территории у Большого театра, где собралось примерно 100 человек. Протестующие скандировали «Москва, выходи» и «Леша, мы с тобой». Часть из них смогли убежать от зачистки — и полицейских это явно разозлило. Бойцы продолжали бродить вокруг театра и хватать всех, кто попался навстречу,— то ли протестующих, то ли случайных людей.

Здесь корреспондент “Ъ” стала свидетелем, как группа омоновцев подошла к молодому мужчине в модном пуховике и белых кроссовках. Как и остальных задержанных, его взяли в кольцо, но тот что-то продемонстрировал, и силовики сразу отошли в сторону. Заметив, что журналист ведет съемку, один из омоновцев приобнял мужчину и прикрыл его спиной, пока тот убирал оставшийся неизвестным предмет в карман. Отвечать на вопросы “Ъ” мужчина отказался.

Позже в соцсетях появилось видео, в котором сотрудник ОМОНа начал обыскивать прижатого к стене человека, после чего тот отчетливо произнес фразу «Брянск-Север». К ним подошел еще один человек в штатском и повторил те же слова. Тогда омоновец похлопал задержанного по плечу и отошел; оба мужчины растворились в толпе протестующих.

Ближе к полуночи силовики начали действовать с заметным ожесточением.

Досталось и протестующим автомобилистам — в соцсетях появились видеозаписи, напоминавшие о прошлогодних минских событиях. Пассажир такси, проезжавшего мимо группы омоновцев, выкрикнул что-то в их адрес. Полтора десятка бойцов сорвались с места, догнали автомобиль, взяли его в «коробочку» и выволокли человека. Его с размаху ударили ногой в низ живота и поволокли к автозаку, пару раз «уронив». Водителя такси зачем-то тоже вытащили из салона и бросили лицом на асфальт. На другом видео два десятка омоновцев обступили сигналивший автомобиль и начали стучать по капоту, требуя от водителя открыть дверь. Когда его с заломанными руками повели к автозаку, вокруг загудели уже десятки машин.

Самая страшная сцена была заснята множеством журналистов в Дмитровском переулке. Группа в несколько десятков человек дошла туда — и оказалась в ловушке: ОМОН взял их «в клещи» с двух сторон. Люди начали скандировать: «Мы без оружия!» Но силовиков это не заинтересовало. Громко матерясь и грубо крича, они начали выхватывать отдельных людей, а затем избивать дубинками тех, кто оказался в первых рядах. Кадры с мерно взлетающими над толпой дубинками через пару минут появились в соцсетях и вызвали всеобщее возмущение. Полицейские продолжали хватать окруженных, ронять, крутить и тащить в автозаки. Минут через десять в переулок пришлось вызывать сразу две скорые — одной не хватило.

В соседних дворах полиция вела себя не лучше.

Людей, пытавшихся укрыться в подъезде, вытащили оттуда; силовики при этом кричали: «Дома надо было сидеть!»

Журналист Real Viewer Федор Худокормов начал снимать, как трое омоновцев прижали к стене и били дубинками не сопротивлявшегося человека. Один из силовиков грубо оттолкнул господина Худокормова — хотя он был в салатовой жилетке с надписью «Пресса» и держал в руках штатив с камерой. «Ты чего толкаешь журналиста»,— возмутился корреспондент. «Я тебе сейчас *** (ударю)»,— выругался полицейский, развернулся и с размаху ударил журналиста дубинкой по голове. Журналист упал, полицейский спокойно ушел с другими омоновцами.

В 23:00 Тверская улица около Столешникова переулка буквально полностью была заполнена полицией и ОМОНом — на небольшом отрезке улицы их стояло не меньше сотни.

Корреспонденту “Ъ” в жилете, с пресс-картой и редакционным заданием они не самым вежливым тоном предложили «ехать отсюда домой».

Около полуночи штаб Навального призвал «если есть возможность, выходить на улицу Кузнецкий мост — это финальная точка нашей акции». Примерно без четверти час штаб поблагодарил участников «стихийной акции протеста» и пообещал: «Мы обязательно снова выйдем на улицы нашего города».

В 03:10 «ОВД-Инфо» сообщило, что в течение всего дня на акциях в поддержку Алексея Навального было задержано 1386 человек, из них 1116 — в Москве. Поздно ночью активист Алексей Гаскаров, осужденный ранее на семь суток ареста после акции 31 января, опубликовал в соцсети фотографию из автозака. «Нас ночью выписали из [спецприемника в] Строгино и везут в Истру,— сообщил он.— Потому что привезли десятки других людей с протестов».

«Главное — чтобы не было активности несанкционированных протестов,— сказал 3 февраля пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков.— Это та активность, которая, безусловно, должна достаточно жестко подавляться… Проведение несанкционированных акций вызывает обеспокоенность и подтверждает оправданность жестких действий полиции в рамках закона».

Господин Песков заявил, что в Кремле считают действия правоохранителей эффективными и позволяющими «избежать худших последствий»: «Это не должно согласовываться с Кремлем, в данном случае силовые ведомства выполняют свои функции по обеспечению общественного порядка и безопасности граждан. За последние дни мы уже неоднократно сталкивались с прямыми призывами к несогласованным акциям, и принимаются меры с тем, чтобы эти призывы не привели к каким-то провокационным последствиям». По его словам, действия силовиков, «которые действительно вызывают вопросы, подлежат служебному расследованию и дальнейшей правовой оценке».

Господин Песков признал, что ситуация, сложившаяся в центре Москвы вечером 2 февраля, вносит существенный дискомфорт в жизнь города, но отметил, что «эти сложности не являются производной от деятельности полиции»:

«Полиция реагирует на провокационные призывы и заявления». Отвечая на вопрос о сравнении действий полиции в Москве с работой силовиков в Минске во время акций протеста летом и осенью 2020 года, Дмитрий Песков заявил, что «есть похожие элементы, связанные с провокаторами». «Мы же две разные страны, у нас разные ситуации, разные причины, поэтому я совсем бы это не отождествлял»,— добавил господин Песков. По его словам, в обеих странах «силовые структуры выполняют свой долг, борются с провокаторами и борются с несанкционированными акциями».

В Союзе журналистов России тем временем заявили, что по нескольким инцидентам с журналистами во время акций протеста связываются с МВД, в частности, «с руководством ГУ МВД Москвы».

Мария Старикова, Ольга Лукьянова, Роман Дорофеев, Александр Черных

Фотогалерея

Суд над Алексеем Навальным и протесты его сторонников

Смотреть

Картина дня

Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...