Коротко

Новости

Подробно

Фото: Кристина Кормилицына / Коммерсантъ   |  купить фото

Айдар Губайдулин уехал в «одну европейскую страну»

Фигурант «московского дела» рассказал “Ъ” об отъезде из России

от

26-летний программист Айдар Губайдулин, который бросил пластиковую бутылку в сторону полицейских на акции 27 июля, покинул Россию после предъявления нового обвинения в «угрозе применения насилия» в отношении представителя власти — до этого его выпустили из СИЗО под подписку о невыезде, а аналогичное дело вернули на доследование. Сам господин Губайдулин заявил “Ъ”, что уехал в «одну европейскую страну». Он отказался уточнять, как смог сделать это под подпиской о невыезде, чтобы «не подставлять людей». На странице в Facebook активист опубликовал свои реквизиты для сбора подъемных и написал, что в ближайшие годы не вернется обратно, но будет прилагать все силы, чтобы «сделать Россию свободной». Господин Губайдулин рассказал “Ъ”, как именно.


— Айдар, можешь сказать, куда уехал? Назови хотя бы континент.

— Я в одной европейской стране, пока никуда не хочу уезжать из Европы.

— В европейской стране — это в стране Западной Европы? Не боишься, что тебя могут выдать?

— Я пока не буду это комментировать.

— Ты был под подпиской о невыезде и тебя спокойно выпустили в аэропорту?

— Я был под подпиской о невыезде. Путь выезда я тоже не буду комментировать, чтобы не подставлять людей.

Адвокат Айдара Губайдулина Максим Пашков в интервью “Ъ FM”:

Следователь был до чрезвычайности удивлен решением Айдара. Вы знаете, я о планах его ничего не знаю. У следствия тоже пока небольшая затычка. Но я думаю, что сейчас день-другой подождут и будут объявлять его в розыск. Я надеюсь, что этот его поступок не ужесточит наказание. А как оно будет на самом деле — да кто его знает? Хотя, конечно, у наших процессуальных оппонентов появился лишний аргумент. Он иногда пишет. Сегодня написал, сказал, что его очень сильно подрубило дело Котова. У Айдара сейчас, как я понимаю, задача одна: устроиться в той стране, которую он выбрал, и налаживать как-то там свою жизнь. Его мама, как я понимаю, тоже была не в курсе.

— А работу нашел уже?

— Еще нет.

— Планируешь дальше искать что-то в сфере программирования или будешь браться за все, что подвернется? Есть ли хоть какие-то подъемные деньги, помогает ли тебе кто-то?

— В ближайшие дни я обзаведусь техникой и начну искать работу программистом. В свободное время буду продолжать заниматься «Делом-212» (проект, собирающий средства на помощь семьям арестованных после летних протестов.— “Ъ”), там куча волонтерской работы. Деньги пока есть.

— Какой именно волонтерской работой?

— Писать статьи, собирать информацию, организовывать людей, заниматься раскруткой Instagram Арестанты-212 (соцсеть проекта.— “Ъ”)

— Ты снимаешь жилье или остановился у знакомых?

— Пока я в одном укромном месте, скоро сниму квартиру.

— А город большой?

— Нет, гораздо меньше Москвы.

— Много ли там возможностей для жизни, хочешь ли именно там остаться?

— Нет, я скоро отсюда уеду, это временный пункт.

— Ну а в целом — хочешь жить в мегаполисе и работать в офисе или, может, работать удаленно, в каком-то небольшом населенном пункте?

— Я бы хотел жить в большом городе и работать удаленно, это самый удобный для меня вариант. Я очень привык к ритму Москвы, поэтому маленькие города меня вгоняют в тоску.

— Не кажется ли, что своим шагом ты мог подставить других фигурантов, которые сейчас под домашним арестом и подпиской о невыезде?

— Я не думаю, что от моего шага что-то изменится. Власть дала понять, что никаких послаблений больше не будет. Никому, кроме Подкопаева, не снизили сроки. Суд над Котовым был вообще ужасный. Всех новых фигурантов закрыли в СИЗО. Моя подписка о невыезде — это счастливая случайность.

Беседовал Владимир Хейфец


Комментарии
Профиль пользователя