Коротко

Новости

Подробно

Фото: Jonathan Ernst / Reuters

Один против всех

В 2018 году Вашингтон не жалел ни союзников, ни соперников

от

В 2018 году президент США Дональд Трамп развернул внешнеполитическое наступление по всем фронтам, причем под каток его политики часто попадали не только «враги», но и те, кто еще совсем недавно считался другом Америки. В числе жертв этой политики оказался, к примеру, Пакистан, который США приписали к «оси зла» в составе Китая, России, Ирана и КНДР. Разочаровался Дональд Трамп также в Евросоюзе и НАТО. Поддерживать такой курс согласились не все соратники президента: череду отставок в начале года открыл глава Госдепартамента Рекс Тиллерсон, а в конце завершил министр обороны Джеймс Мэттис.


«Наша сила — в сложной системе союзов и партнерств,— написал Джеймс Мэттис в своем прошении об отставке 20 декабря.— Мы не можем защищать наши интересы без того, чтобы сохранять эти союзы и проявлять к союзникам уважение». Объявление было сделано через сутки после того, как Дональд Трамп отдал приказ готовиться к выводу войск США из Сирии. Новость привела к многотысячным демонстрациям союзных Вашингтону курдов на ее северо-востоке. С уходом США их анклав окажется зажатым между тремя враждебными силами: войсками официального Дамаска на западе, турецкой армией на севере и террористами запрещенного в РФ «Исламского государства» (ИГ) в пустыне на юге. Несогласие Пентагона с предательством курдских союзников США и выразил министр обороны, подав в отставку.

Курды стали последней, но далеко не единственной группой, которую Дональд Трамп разочаровал в нынешнем году. Другой жертвой стал давний союзник США Пакистан, открыто обвиненный в потворстве террористам и «проедании» денег американских налогоплательщиков. 5 января США объявили о замораживании $500 млн помощи Исламабаду, якобы прилагающему недостаточно усилий для борьбы с группировками «Талибан» и «Сеть Хаккани». 1 сентября были заморожены еще $300 млн, которые, по словам министра иностранных дел страны Шаха Махмуда Куреши, вообще не были никакой помощью: они предназначались для оплаты расходов, уже понесенных Пакистаном в рамках операций США против террористов.

Досталось в этом году и самым близким партнерам Вашингтона. Страны НАТО весь год отбивались от обвинений в недофинансировании своих армий за счет США, а 1 июня в отношении Евросоюза были введены пошлины на сталь и алюминий. 15 июля, незадолго до встречи с Владимиром Путиным в Хельсинки, Дональд Трамп дал неожиданный ответ на вопрос о противниках США. «Я думаю, что наш противник — Евросоюз,— заявил он.— Посмотрите, что они делают с нами в торговле!» Лидеры Европы попытались напомнить о «многолетней трансатлантической дружбе», но тщетно. Пока Дональда Трампа в ЕС в основном рассматривают как случайную выбоину на гладкой дороге многолетнего партнерства, но если он сумеет переизбраться на второй срок, не изменив своих подходов, то сторонников размежевания с США будет все больше.

Врагам в 2018 году от президента США досталось не меньше, чем друзьям.

Были практически прекращены отношения с Ираном: 8 мая Вашингтон вышел из Совместного всеобъемлющего плана действий, подписантами которого в июле 2015 года стали США, РФ, КНР, Великобритания, Франция и Германия, а также ЕС. Удар, правда, отчасти удалось смягчить: все стороны соглашения, кроме США, выразили желание продолжить отношения с Ираном, выполнявшим его условия. Дональд Трамп пообещал наложить санкции на компании Евросоюза, которые будут торговать с Ираном, но 7 августа ЕС обновил «блокирующий статут», запрещающий компаниям союза исполнять санкции США и обещающий компенсировать им все издержки, понесенные от их несоблюдения. Глава Ирана аятолла Али Хаменеи вскоре после этого отказался вести любые переговоры с нынешней администрацией США.

Впрочем, самым значимым в долгосрочной перспективе конфликтом с участием Дональда Трампа в 2018 году стало углубление его торговой войны с КНР. К концу года под угрозой обложения тарифами оказалась большая часть двустороннего товарооборота в $710 млрд (данные 2017 года), и лишь достигнутое 1 декабря перемирие позволило отложить их введение до марта. До того стороны должны договориться о новом формате отношений, но как они это будут делать — остается загадкой. В 2018 году свою личную нелюбовь к Китаю Дональд Трамп трансформировал в доктринальные документы. 2 июня с обличающей КНР речью выступил в Сингапуре Джеймс Мэттис, в октябре и ноябре — вице-президент Майкл Пенс. Китай был назван системным противником США, разрушающим выстроенный Вашингтоном мировой порядок, продвигающим по всему миру автократию, ворующим американские промышленные секреты и тайно субсидирующим свою торговлю.

Пекин, явно не ожидавший такого напора, казался растерянным и даже в определенный момент «потерял лицо». В мае компания ZTE, один из крупнейших китайских производителей электроники, была подвергнута санкциям за продажу американского оборудования Ирану и КНДР. Находясь под угрозой остановки производства, она пошла на беспрецедентные меры: выплатила Минфину США штраф в $1,2 млрд, уволила большую часть топ-менеджеров и собрала новый комплаенс-департамент из кандидатов, подобранных Вашингтоном. Впрочем, когда в конце года пришло известие об аресте в Канаде по ордеру США финансового директора китайской компании Huawei Мэн Ваньчжоу, Пекин уже был готов защищать своих граждан куда серьезнее: в кратчайшие сроки были задержаны три находившихся на территории Китая канадца, судьба которых, по всей видимости, будет зависеть от того, выдаст Оттава китаянку США или нет.

В конце 2017 года Дональд Трамп обещал «огонь и ярость» главе КНДР Ким Чен Ыну, но с ним как раз отношения удалось стабилизировать. Глава Белого дома встретился с ним в Сингапуре 12 июня, поверил в обещания скорой денуклеаризации Пхеньяна и как будто забыл эту тему. Зато «огня и ярости» Дональда Трампа в этом году испробовали почти все остальные крупные страны. Импульсивные поступки главы США, с одной стороны, внесли в международные отношения хаос, но с другой — запустили давно назревшие процессы перестройки миропорядка. Москва годами пыталась убедить мир во вреде гегемонии США и пользе многополярности, но результат эти усилия принесли только тогда, когда к ней неожиданно подключился Вашингтон.

Михаил Коростиков


Комментарии
Профиль пользователя