Коротко


Подробно

Фото: K.M. Chaudary / AP

Пакистан не пойдет в разведку с США

Дональд Трамп подталкивает Исламабад к альянсу с Пекином и Москвой

Пакистан отказывается от военно-технического сотрудничества с главным союзником — Вашингтоном. Беспрецедентный демарш Исламабада, после терактов 11 сентября оказавшего ключевую поддержу операции США и НАТО в Афганистане, стал ответом на решение президента Дональда Трампа заморозить программы помощи Пакистану, обвиняемому в невыполнении союзнических обязательств и пособничестве терроризму. Приостановка программ сотрудничества с государством, которое имеет для США статус «основного союзника вне НАТО», стала самым радикальным разворотом в азиатской политике Вашингтона, подталкивающим Пакистан к сближению с Китаем и Россией.


«США совершили большую глупость»


Ключевой союзник США в Центральной и Южной Азии — ядерный Пакистан впервые в истории двусторонних связей бросил открытый вызов Вашингтону. Выступая в исламабадском Институте cтратегических исследований, министр обороны Пакистана Хуррам Дастгир Хан сообщил, что его страна «приостановила широкомасштабное сотрудничество с США по линии военных ведомств и разведки», не разгласив подробностей. Беспрецедентный демарш главы пакистанского военного ведомства, в своем выступлении также обвинившего США в провале их афганской стратегии и попытке сделать из Пакистана «козла отпущения», совпал с еще одним демонстративным жестом, который не останется незамеченным в Вашингтоне.

Верховный суд пакистанского города Пешавар «по состоянию здоровья» освободил из тюремного заключения Суфи Мохаммада — лидера пакистанской радикальной группировки «Техрик Наваз-е-Шариа-е-Мохаммади», с 2001 года сражающейся против контингента США и НАТО на территории Афганистана.

Действия пакистанской стороны стали ответом на последние шаги администрации Дональда Трампа, в результате которых отношения двух стран достигли низшей точки.

О том, что в этих отношениях происходит смена вех, президент Трамп 1 января сообщил в Twitter, высказавшись предельно жестко и недипломатично. «США совершили большую глупость, за последние 15 лет выделив Пакистану более $33 млрд, в то время как они нам врали и водили нас за нос, считая наших лидеров дураками. Они предоставляют убежище террористам, за которыми мы охотимся в Афганистане. Больше этого не будет!» — предупредил Дональд Трамп.

Самая резкая оценка действий Исламабада, когда-либо звучавшая из уст президента США, совпала с заявлениями чиновников Минобороны и Госдепа, объяснявших, почему в отношениях с Пакистаном Белый дом решил отдать предпочтение не прянику, а кнуту. Как сообщил на прошлой неделе представитель Управления военного сотрудничества Пентагона Патрик Эванс, в качестве одного из первоочередных шагов Вашингтон замораживает предоставление Исламабаду финансовой помощи в размере $900 млн, выделяемой на проведение антитеррористических операций. Эта сумма выглядит существенной, учитывая, что оборонные расходы Пакистана составляют около $8 млрд в год.

Тем не менее в интервью газете The Guardian премьер-министр Пакистана Шахид Хакан Аббаси назвал американскую военную помощь Исламабаду «очень, очень незначительной», учитывая, что «Пакистан находится на передовой линии войны с террором». Кроме того, он поставил под сомнение правомерность самих данных о масштабах помощи, представляемых американской стороной. «Я не понимаю, о какой американской помощи идет речь. В последние пять лет эта помощь составляла менее $10 млн в год. Это очень, очень незначительная сумма. Поэтому когда я читаю в газетах, что нам сокращают помощь в размере $250 млн, или $500 млн, или $900 млн, мы не знаем, о какой помощи идет речь»,— заявил премьер Аббаси.

Напомним, что ранее американская военная помощь Исламабаду поступала по линии сразу двух ведомств — Пентагона, финансирующего Фонд поддержки коалиции (ФПК), и Госдепа, также курирующего военное сотрудничество с союзниками и партнерами США.

Подвергнув своего самого проблемного союзника в Азии демонстративному наказанию, в Вашингтоне при этом призывают не считать ситуацию «точкой невозврата» и все еще рассчитывают с помощью подобных мер заставить Пакистан начать отрабатывать американские деньги. Как уточнила глава пресс-службы Госдепа Хизер Науэрт, помощь Исламабаду приостановлена до тех пор, «пока пакистанское правительство не предпримет решительных действий» против движения «Талибан» и «сети Хаккани» — террористической группировки, действующей в приграничных с Афганистаном районах Пакистана.

В свою очередь, министр обороны США Джеймс Мэттис напомнил, что о полном сворачивании сотрудничества в любом случае речь не идет. «Мы продолжаем сотрудничать с Пакистаном и восстановим помощь, если увидим решительные действия, направленные против террористов, которые представляют такую же серьезную угрозу Пакистану, как и нам»,— сформулировал главное условие Джеймс Мэттис.

Новый треугольник


Отношения Вашингтона и Исламабада продолжали ухудшаться на протяжении последних лет. Первые шаги по замораживанию военно-технического сотрудничества с Пакистаном были сделаны еще в 2016 году, когда администрация Барака Обамы отказалась предоставить своему ключевому союзнику в регионе военную помощь в размере $300 млн в рамках «Программы иностранного военного финансирования» (Foreign Military Financing). Однако, выражая недовольство уровнем сотрудничества с Исламабадом, в Вашингтоне тогда не решились пойти на столь радикальные меры, которые анонсировала после Нового года администрация Трампа.

Таким образом, в своей политике на пакистанском направлении Дональд Трамп по сути продолжил курс своего демократического предшественника Барака Обамы. Слова же Дональда Трампа о «дураках» в Вашингтоне и о «большой глупости», совершенной США за последние 15 лет, прежде всего должны быть адресованы команде Буша-младшего. Именно его администрация в 2001 году включила Пакистан в действующую в Афганистане антитеррористическую коалицию во главе с США и сделала стратегическую ставку на Исламабад. Между тем поставленная президентом Трампом задача заставить Пакистан стать «настоящим союзником» выглядит еще более трудноразрешимой, чем при предыдущих администрациях, как минимум по двум причинам.

Во-первых, после ухода «сильной руки» Пакистана Первеза Мушаррафа, убийства харизматичной Беназир Бхутто и скандальной отставки еще одного политического тяжеловеса премьера Наваза Шарифа, обвиненного в коррупции, страна фактически лишилась дееспособного лидера, способного принимать ответственные решения. Главой правительства после ухода Наваза Шарифа стал министр нефти Шахид Хакан Аббаси, рассматриваемый как «технический премьер».

Во-вторых, в 2018 году в Пакистане должны пройти всеобщие выборы. Учитывая продолжающийся рост антиамериканских настроений, которые подогревают последние заявления и действия администрации в Белом доме, любой политик, рискнувший выступить за уступки Вашингтону, будет воспринят в обществе как «предатель» национальных интересов.

Подтверждением того, что, пытаясь принудить Пакистан к лояльности, Дональд Трамп рискует добиться обратного эффекта, стала реакция Исламабада на требования начать борьбу с терроризмом. Так, глава МИД Пакистана Хавадж Асиф назвал США «другом, который всегда предает». И добавил: «У Пакистана есть друзья: Китай, Иран, Россия и Турция».

По словам заведующего Центром Юго-Восточной Азии Института востоковедения РАН Дмитрия Мосякова, «дальнейшее охлаждение отношений с США подталкивает Пакистан к сближению с Китаем и Россией, что в перспективе может привести к изменению баланса сил и перераспределению ролей в азиатском регионе». «Учитывая, что Исламабад испытывает необходимость во внешней помощи, он попытается получить ее от Москвы и Пекина, также имеющих проблемные отношения с Вашингтоном»,— заявил он “Ъ”.

Примечательно, что, несмотря на переживаемые пакистанской экономикой трудности, по оценкам ряда международных организаций, 2017 год в целом стал для нее лучшим во всей 70-летней истории страны: рост ВВП составил 4,7%. По объему ВВП Пакистан стал 40-й экономикой мира. Это позволяет говорить о Пакистане как о государстве, которое уже не вписывается в схему отношений «патрон-клиент», которую пытаются реализовать США, усиливая давление на Исламабад.

Исследователь института Мэна (США), пакистанский политолог Ахсан Чаудхари, впрочем, полагает, что, как бы ни были сильны связи Пакистана с Китаем и Россией, у сближения страны с ними есть пределы. «Семьи большинства руководителей Пакистана живут в США, и там же они держат свои капиталы,— пояснил эксперт в беседе с “Ъ”.— Я не стал бы ждать резкого охлаждения отношений между США и Пакистаном. Похоже, мы наблюдаем торг, а не фундаментальное изменение позиций».

Главная же причина, по которой полной заморозки сотрудничества Вашингтона и Исламабада ожидать не стоит, это роль Пакистана как страны, через которую идет большая часть транзита для операции США и НАТО в Афганистане. «Этому транзиту нет альтернативы. Вопросы логистики требуют решения, независимо от грозных и непредсказуемых заявлений Дональда Трампа»,— заявил “Ъ” директор Центра стратегической конъюнктуры Иван Коновалов.

Сергей Строкань, Михаил Коростиков


Материалы по теме:

Комментировать

Наглядно

спецпроектывсе

валютный прогноз

присоединяйтесь

обсуждение