Финляндия отгородилась

Хельсинки закрыл все наземные КПП с Россией

C 30 ноября вся 1300-километровая граница между Финляндией и Россией оказалась на замке. В ночь на четверг власти страны закрыли последний из восьми имевшихся между двумя странами сухопутных контрольно-пропускных пунктов (КПП) — самый северный погранпереход Райа-Йоосеппи. Решение о закрытии границы на ближайшие две недели с правом продления финны мотивировали желанием пресечь резкий наплыв ближневосточных и африканских беженцев с российской территории, который в Хельсинки посчитали организованной Россией «гибридной операцией» в отместку за вступление страны в НАТО. В Москве назвали такие меры по обеспечению безопасности границ избыточными.

Пункт пропуска Брусничное-Нуйамаа на российско-финской границе

Фото: Александр Коряков, Коммерсантъ

И никаких контактов

Закрытие Финляндией КПП на границе с Россией разворачивалось поэтапно, но весьма динамично. Сначала 16 ноября в Хельсинки объявили о закрытии с 18 ноября сразу четырех пунктов перехода на юго-востоке страны: Торфяновка—Ваалимаа, Вяртсиля—Ниирала, Светогорск—Иматра и Брусничное—Нуйямаа. С 19 ноября к этому списку был добавлен пятый КПП Люття—Вартиус. 22 ноября финские власти заявили о закрытии с 25 ноября и всех остальных КПП на границе с Россией, кроме самого северного и труднодоступного Райа-Йоосеппи (в России его именуют Лотта).

Но и он продержался недолго: во вторник Хельсинки сообщил, что и этот последний КПП, расположенный за полярным кругом, закроется в ночь на 30 ноября. Причем в действительности это произошло даже с опережением графика: по свидетельству журналистов финского издания Yle, ворота на переходе закрыли уже в среду в два часа дня.

Пока что держать границу на замке финны решили до 13 декабря включительно, однако представитель погранслужбы Финляндии Матти Сарасмаа заявил, что решение о закрытии может быть продлено еще на две недели.

Таким образом, пересекать 1300-километровую границу двух стран по суше на ближайшее время позволили лишь железнодорожному транспорту, но только грузовому и только через пограничный переход Вайниккала на юго-востоке Финляндии.

Причиной первого со времен советско-финляндской войны 1939–1940 годов закрытия границы оказались мигранты. За неполный ноябрь, по данным финской пограничной службы, из России в Финляндию прибыло более 900 просителей убежища из стран вроде Сомали, Йемена, Ирака и Сирии. И в Хельсинки решили, что к такому непривычно массовому наплыву беженцев приложила руку Москва.

Опираясь на свои разведданные, финская сторона считает, что именно российские власти помогают просителям убежища добраться до границы. Об этом заявил премьер-министр Финляндии Петтери Орпо, назвавший такие действия «гибридной операцией» Москвы. А финский президент Саули Ниинистё назвал их причину, отметив, что организованный Россией наплыв мигрантов в Финляндию не что иное, как «месть Кремля» за вступление страны в НАТО.

Все за одного

Версия Хельсинки нашла полное понимание у союзников. Быстрее всех среагировали эстонцы. Еще на прошлой неделе на саммите стран Северной Европы и Балтии в Стокгольме министр обороны Эстонии Ханно Певкур повторил утверждения о том, что сотни людей, прибывших на границу Финляндии с Россией в последние недели, были частью «полностью организованной государством (то есть Россией.— “Ъ”)» операции.

Впрочем, в Таллине решили пока не закрывать границы с Россией по примеру финнов. Как признал в интервью Euronews глава эстонского МВД Лаури Ляэнеметс, после закрытия российско-финской границы миграционное давление со стороны России не обязательно автоматически перекинется на пограничные переходы с Эстонией. «Но мы определенно считаем этот сценарий вероятным, поэтому сделали все приготовления на случай распространения миграции на границы или пограничные пункты Эстонии»,— подчеркнул министр.

Схожую выжидательную позицию заняли в Литве и Норвегии. И там и там не исключили, что могут последовать примеру Финляндии в перспективе, но пока решили воздержаться от закрытия собственных границ с Россией.

Конфликт Москвы и Хельсинки вокруг мигрантов не остался без внимания и со стороны руководства НАТО.

«Я думаю, это еще один пример того, как Россия использует множество различных инструментов для давления на соседей. Мы видели, как они использовали энергию, мы видели, как они использовали кибератаки, мы видели, как они использовали различные виды тайных операций, чтобы попытаться подорвать нашу демократию»,— перечислил все «прегрешения» Москвы генсек альянса Йенс Столтенберг, выступая на этой неделе в Брюсселе.

Между тем премьер соседней Швеции Ульф Кристерссон на совместной пресс-конференции в Хельсинки с господином Орпо 27 ноября отметил, что защита финской границы является общей ответственностью и он обязательно поддержит соседей, если Финляндия об этом попросит.

А вот поляки даже не стали дожидаться просьб о помощи. 29 ноября глава польского Бюро национальной безопасности Яцек Сивера сообщил, что уже «в самое ближайшее время» Варшава направит группу военных в Финляндию для помощи в охране границы этой страны с Россией. По его словам, такая договоренность была достигнута еще 20–21 ноября в ходе встречи в Варшаве финского президента с его польским коллегой Анджеем Дудой.

Это признание, впрочем, удивило даже власти Финляндии. В канцелярии господина Ниинистё отметили, что на той встрече, действительно, в общем плане обсуждались вопросы безопасности, но никаких запросов о помощи финский лидер польскому визави не высказывал. А глава финского МВД Мари Рантанен (очевидно, чтобы сгладить неловкость) отметила, что на этой неделе на финско-российскую границу прибыли несколько сотрудников пограничного агентства ЕС Frontex и, возможно, некоторые из них могут быть поляками.

Перестарались

В России закрытие границ Финляндией встретили предсказуемо негативно. «Конфликта как такового нет. Финляндии никто и ничто не угрожает. В данном случае это избыточные меры по обеспечению безопасности границ. Нет никакой угрозы, и в реальности нет никакой напряженности»,— сказал журналистам 29 ноября пресс-секретарь президента РФ Дмитрий Песков.

А официальный представитель МИД РФ Мария Захарова двумя днями ранее заметила, что своим решением Хельсинки не только испортил отношения с Москвой, но и жизнь собственным гражданам, отказав им в возможности пересечь границу.

Действительно, часть финского населения — преимущественно жители приграничных районов, нередко ездившие в Россию за покупками, а также обладатели российского или двойного гражданства (таковых в стране чуть более 33 тыс.), имеющие родственников по другую сторону границы,— осталась от решения властей далеко не в восторге. 25 ноября в крупнейших городах страны Хельсинки и Тампере даже прошли акции протеста. Правда, они оказались малочисленными: на демонстрацию на Сенатской площади в центре Хельсинки в субботу пришли около ста человек.

Взволновали действия финских властей и правозащитников. Представитель агентства ООН по делам беженцев в странах Северной Европы и Балтии Анника Сандлунд сочла, что закрытие всех пунктов пересечения границы «противоречит международному праву».

А исполнительный директор Финского консультационного центра для беженцев Пиа Линдфорс высказала опасение, что этот шаг вынудит просителей убежища пытаться пересечь границу незаконно — через заснеженные леса и реки в условиях экстремальных минусовых температур.

Утешаться всем недовольным остается лишь тем, что закрытие границы будет краткосрочным. И возможно, финские власти отыграют все назад даже раньше. По крайней мере, как заявил газете Karjalainen канцлер юстиции Финляндии (чиновник, который оценивает законность действий властей; назначается пожизненно) Туомас Пеюсти, «если окажется, что угроза уменьшается, правительство должно принять меры по отмене или смягчению решения еще до истечения двухнедельного срока».

Наталия Портякова

Вся лента