Коротко

Новости

Подробно

Фото: Иван Водопьянов / Коммерсантъ   |  купить фото

Российские митинги отступили в онлайн

Эксперты сопоставили протестную активность с пандемией коронавируса

от

Центр социально-трудовых прав (ЦСТП) опубликовал доклад «Как протестуют россияне» о публичных акциях в стране за второй квартал 2020 года. Период исследования пришелся на пик эпидемии COVID-19, но социологи отмечают, что протестовать в РФ меньше не стали, хотя четверть акций прошла онлайн. По сравнению с первым полугодием 2019 года в пандемию россияне сейчас протестуют даже активнее, чем год назад: авторы доклада объясняют это недовольством граждан мерами, которые власти принимали в связи с пандемией коронавируса.


Во втором квартале 2020 года россияне провели 424 акции протеста, говорится в докладе ЦСТП. В совокупности с первым кварталом (534 мероприятия) этот год уже опережает прошлый на 95 акций. В докладе подчеркивается, что в 2020 году «сложилась уникальная ситуация», когда из-за пандемии протест с улиц переместился в интернет. «Онлайн-протесты составили более 25% от общего числа акций»,— рассказал “Ъ” глава ЦСТП Александр Нурик (онлайн, по его данным, прошли 109 «митингов»).

«Власти таких "мягких акций" не боятся. Между протестом "из дома" и уличным протестом — пропасть»,— говорит эксперт.



Из 424 мероприятий в 122 случаях были составлены открытые письма и обращения.

В докладе отмечены как рост недовольства из-за действий властей в период пандемии, так и невозможность выразить это недовольство с помощью митингов или пикетов из-за дополнительных «административно-правовых препятствий».

Эпидемические ограничения способствовали спонтанным сходам граждан, но из полусотни таких мероприятий лишь два были массовыми — акция во Владикавказе против режима изоляции и сход вахтовиков в Ленском районе Якутии, требовавших защитить их от COVID-19.

Рекорды численности и продолжительности, поставленные серией акций солидарности жителей Хабаровского края с экс-губернатором Сергеем Фургалом, арестованным по обвинению в организации заказных убийств, а также завершившиеся задержаниями и штрафами пикеты с требованиями гласности в уголовном деле советника главы Роскосмоса, бывшего журналиста “Ъ” Ивана Сафронова, обвиненного в госизмене, пришлись уже на третий квартал. Но в мае «пикетные очереди» жителей Ненецкого административного округа, протестовавших против объединения с Архангельской областью, растянулись, по данным Znak.com, на 8 км. Глава правозащитного проекта «Апология протеста» Алексей Глухов напоминает, что в конце мая в Москве прошли акции против ареста Владимира Воронцова (руководитель проекта "Омбудсмен полиции".— “Ъ”), а затем против арестов активиста Виктора Немытова и журналиста Ильи Азара. Эти акции также завершились задержаниями. Автор доклада Анна Очкина затруднилась пояснить “Ъ”, почему исследователи их не учли. Отсутствие в докладе раздела о политическом протесте исследователи объяснили желанием «сделать акцент на протестах в социально-трудовой сфере».

В докладе перечислены десять голодовок, в том числе голодовка жителей поселка Черемза под Кемерово против разработки угольного разреза (с июня по август 2020 года). Другие голодовки в Сочи, Красноярске, Кирове и Чите (в том числе с требованием пациентов больниц «обеспечить безопасность» в условиях пандемии) авторы сочли непродолжительными. Исследователи отмечают и активность профсоюзов, в том числе требования председателя профсоюза полиции Михаила Пашкина обеспечить правоохранителей «более эффективными средствами защиты» и профсоюза «Учитель» «освободить от работы на ЕГЭ педагогов старше 55 лет». Михаил Пашкин сообщил “Ъ”, что после заявления профсоюза вышел приказ МВД, «по которому каждого полицейского должны обеспечить тремя масками для работы на восемь часов, но он не выполняется». Сопредседатель профсоюза «Учитель» Всеволод Луховицкий рассказал “Ъ”, что Минпросвещения РФ не стало освобождать от работы на ЕГЭ учителей старше 55 лет — «каждый регион решал эту проблему сам».

Самыми резонансными «трудовыми» протестами социологи называют видеообращения и уличные акции курьеров Delivery Club, а также забастовки таксистов «Яндекса» и «Ситимобил» в июне этого года.

Акции были связаны с возросшей в период эпидемических ограничений нагрузкой на работников и снижением, а в ряде случаев – невыплатой зарплаты. Главным «трудовым» протестом, по мнению ЦСТП, стали акции медиков: они обращали внимание властей на отсутствие масок и других средств индивидуальной защиты, доплат за работу в пандемию, «отпуска без содержания» и «введение режима простоя». В докладе подчеркивается, что «протесты врачей и медсестер в ряде случаев приводили к увольнению руководства медучреждений». Глава Общероссийского профсоюза медработников «Действие» Андрей Коновал рассказал “Ъ”, что требования профсоюза о выплатах за работу с больными COVID-19 в ряде регионов до сих пор не выполнены: «За бортом остались сотни тысяч врачей, фельдшеров, водителей скорой помощи. В конце сентября мы настроены провести всероссийскую акцию протеста».

«Граждан РФ ждет дальнейшее падение уровня жизни, экономические и социальные трудности»,— полагают авторы доклада. При этом Александр Нурик полагает, что в третьем квартале сохранится тенденция к преобладанию "мягких" форм протеста, а Анна Очкина ожидает, что среди главных поводов для него останутся «невыплата пособий и компенсаций, банкротство предприятий и задержки заработной платы».

Мария Старикова


Комментарии
Профиль пользователя