Коротко

Новости

Подробно

Фото: Александр Миридонов / Коммерсантъ

Миру — Минск

Обозреватель “Ъ” Сергей Строкань — о том, вернется ли Белоруссия в список стран-изгоев

от

Международная реакция на президентские выборы в Белоруссии разделила мировое сообщество на два лагеря. Это позволяет предположить, как будут строиться отношения Минска с внешним миром после драматичных событий 9 августа, попутно определяя то, в какой системе координат находится отреагировавшая на его переизбрание та или иная страна. Вспоминая известную поговорку, ситуацию можно определить так: «Скажи мне, кто тебе Лукашенко, и я скажу, кто ты».

В первых рядах тех, кто поздравил белорусского лидера, предсказуемо оказались председатель КНР Си Цзиньпин, президент России Владимир Путин и лидеры государств СНГ, для которых Содружество давно стало общим «клубом по интересам» со своим, вовсе не таким, как в западных клубах, фейсконтролем.

Весьма символичным стало и приветствие президента Турции Реджепа Тайипа Эрдогана, который остается союзником Запада скорее по инерции, устремляя все более пристальный взор в сторону постсоветской Евразии, политически чуждой США и ЕС.

Тон и стилистика посланий тоже говорят о многом.

К примеру, Си Цзиньпин называет Китай и Белоруссию «железными братьями», выражая уверенность, что под руководством Лукашенко страна «обязательно достигнет новых блестящих успехов в деле государственного строительства».

Однако самое теплое поздравление — кто бы мог подумать — пришло с другого конца света, от так и не свергнутого Западом президента Венесуэлы Николаса Мадуро, который словно дает Александру Лукашенко урок того, как нужно держать удар. Дескать, посмотри на меня, дружище, я устоял, и ты удержишься!

Отстаивающий успехи собственной демократии от многочисленных внутренних и внешних врагов, Николас Мадуро направил в Минск «горячие поздравления в связи с успешным проведением демократических выборов».

По другую сторону геополитических баррикад ситуация ровно противоположная. Даже президент не входящей в НАТО и имеющей нейтральный статус Австрии Александер ван дер Беллен через своего пресс-секретаря счел необходимым публично сообщить, что он Александра Лукашенко поздравлять не будет. Чего уж там говорить о действующем председателе Евросоюза Германии, которая не считает белорусские выборы отвечающими даже минимальным стандартам демократии.

С подачи Литвы и Польши в Евросоюзе уже заговорили о возможности введения новых санкций против Минска.

Еще в день президентских выборов заявлявшая о том, что она не намерена покидать свою страну, главный соперник Александра Лукашенко на выборах Светлана Тихановская по соображениям безопасности уже перебралась в Литву, при этом, разумеется, не признав итоги выборов. Нельзя исключать того, что в определенный момент именно она будет признана Западом «легитимным лидером» или «лидером в изгнании» в противовес «нелегитимному Лукашенко». После чего по отношению к Белоруссии будет разыгран «венесуэльский сценарий» с признанием Хуана Гуайдо «законным президентом».

Помимо Европы, наступление на Минск готовится и в США. Если госсекретарь Помпео, которого еще в феврале в Минске принимали как дорогого гостя, пока ограничивается выражением «глубокого беспокойства» и оценкой выборов как «несвободных и несправедливых», то в Конгрессе уже призвали вернуться к старому проверенному оружию — политике санкций.

Таким образом, после этих выборов в своих отношениях с внешним миром президент Лукашенко возвращается к ситуации двадцатилетней давности. Напомним, что именно тогда подавление оппозиции и исчезновение ряда белорусских общественных деятелей, которое на Западе связывали с так называемыми «эскадронами смерти», закрепили за Александром Лукашенко репутацию «последнего диктатора Европы».

После того, как в начале 2000-х годов отношения Минска с Западом достигли нижней точки, Александр Лукашенко много лет терпеливо ждал своего часа, рассчитывая на то, что белорусская проблема со временем потеряет свою остроту.

И этот расчет, казалось, сработал.

Украинский кризис 2014 года сделал главным оппонентом Запада на постсоветском пространстве не Белоруссию, а Россию, в то время как отношение к Минску становилось все более благосклонным. Осенью 2015 года Европарламент принял резолюцию, из которой следовало, что Минск перестал быть для европейских политиков «главной угрозой на восточных рубежах». И это при том, что с 1994 года Евросоюз ни разу не признавал легитимность белорусских выборов, а также осуждал Минск за преследование оппозиции, атаки на СМИ и независимые НКО.

Отмечая «позитивные перемены» в Белоруссии — освобождение политзаключенных и начавшийся диалог по правам человека, а также обращая внимание на «конструктивную роль Минска в переговорах по прекращению огня на Украине», глава европейской дипломатии Федерика Могерини была вынуждена признать: «Подход к Белоруссии должен быть реалистичным, а не только ограниченным нашей политикой в области санкций».

Спустя еще пять лет, когда этой зимой белорусскую столицу посетил Майк Помпео и пошла речь о возвращении американского посла и продаже Минску американской нефти, можно было сделать вывод, что в ходе многолетней кропотливой работы Александр Лукашенко переиграл своих гонителей и своего добился. «Период вот этого холода, когда мы смотрели друг на друга через какую-то амбразуру, железобетонную толстую стенку, закончился. И никому не надо в этом направлении стенать, переживать и рыдать. Мы налаживаем отношения с величайшей империей — ведущей страной мира»,— не скрывал он своего удовлетворения, обращаясь к госсекретарю США.

Сближение Минска и Вашингтона проходило на фоне затяжного кризиса в российско-белорусских отношениях, и Александр Лукашенко давал понять: в случае новых проблем с Россией он будет рассчитывать на помощь США.

Однако после выборов 9 августа есть веские основания предполагать, что в отношениях Минска с Западом начался обратный отсчет: ситуация возвращается на круги своя.

Посылать Москве сигнал о том, что если Россия не будет оказывать ему поддержку, то найдутся другие страны, которые могут это сделать, теперь будет гораздо сложнее.

Можно не сомневаться: после выборов 9 августа число таких стран заметно поубавится. Миру вновь предстоит ломать голову над тем, как быть с Минском.

В итоге ближайший союзник Москвы рискует вернуться в западный список стран-изгоев, составив вместе с ней единую российско-белорусскую «ось зла».

Комментарии
Профиль пользователя