Коротко

Новости

Подробно

4

Фото: Евгений Переверзев / Коммерсантъ   |  купить фото

«Был бы говенный губернатор, за него бы не вышли»

Почему Хабаровский край бунтует уже целый месяц

от

К Хабаровскому краю уже месяц приковано внимание всей страны — все это время в регионе проходят протесты в поддержку бывшего губернатора Сергея Фургала. Митинги еженедельно собирают десятки тысяч протестующих — от лояльных ранее бюджетников до матерых оппозиционеров. Корреспондент “Ъ” Анна Васильева узнала, как так вышло, что после ареста чиновника, обвиняемого в организации убийств, взбунтовался целый регион.


В четверг, 9 июля, айтишник Артем находился в глухой тайге за 200 км от Хабаровска — во время отдыха от основной работы подрабатывал на газопроводе неподалеку от села Маяк. В лесу не было никакой связи. «Мы выехали из глуши просто закупиться продуктами и сигаретами, а на Маяке кипиш, просто кипиш,— вспоминает он.— Смотрим, по трассе едет колонна машин в сторону Хабаровска. "Ребят, а что произошло?" А нам говорят: "Фургала закрыли, увезли в Москву". Епрст! Мы быстро закончили всю работу, по возможности в машины попрыгали и в субботу уже были здесь, в Хабаровске, на первом митинге».

Сергею Фургалу предъявили обвинения в организации убийств, совершенных 15 лет назад. И увезли в столицу, а Хабаровск вышел на улицы. 11 июля 2020 года центральная площадь главного города края перестала вмещать в себя людей — последний раз такое количество народу на нее выходило в августе 1991 года. Сообщения о том, что в субботу надо обязательно «заявить о себе», разлетались накануне по рабочим, школьным и семейным чатам. В итоге без минимального организаторского опыта хабаровчанам удалось добиться того, чего зачастую не удается большинству политиков за недели подготовки,— более 30 тыс. человек вышли к краевому Белому дому.

«Мы голосовали не за Фургала, мы были против Шпорта»


Результаты губернаторских выборов 2018 года поразили всю страну: кандидат от ЛДПР Сергей Фургал в первом туре слегка опередил, а во втором — убедительно победил действующего губернатора Вячеслава Шпорта («Единая Россия»), возглавлявшего край с 2009 по 2018 год. Местные жители признают, что голосовали не за предвыборную программу господина Фургала.

«Мы его не знали, кто он и что он. Мы голосовали не за Фургала, мы были против Шпорта,— объясняет одна из митингующих хабаровчанка Елена.— Единственное, что он для нас сделал хорошего,— между первым и вторым турами на выборах просил прощения у жителей. ''Дайте шанс'', говорил. Но мы не дали».



Хабаровский край всегда исправно голосовал за партию власти, но уже в 2016 году в некоторых отдаленных северных районах по отдельным округам побеждала ЛДПР. А в 2019 году, через год после победы Сергея Фургала в губернаторской гонке, ЛДПР выиграла выборы в местное заксобрание и муниципальные советы края, буквально захватив власть в регионе. Голосовать хабаровчане шли семьями, и опять же не из особой любви к партии. «Мы решили Фургала таким образом поддержать, чтобы он не был там в одиночестве, чтобы была поддержка, а не ставили палки в колеса,— говорит пенсионерка Валентина.— Поэтому край проголосовал за ЛДПР». В результате партия поменялась местами с «Единой Россией» и заняла 30 из 36 мест в местном парламенте.

«Мне плевать, где будет столица, главное, чтобы жить было хорошо»


На первый взгляд, в Хабаровске мирно и спокойно. Каждый спешит по своим делам, неспешно открываются кафешки и магазины — вход только в масках, иначе не пустят. Ежедневно в регионе регистрируется более сотни случаев заражения коронавирусом.

— Чего они там, сегодня тоже выйдут? — пристает к кассирше охранник продуктового магазина в 3 км от центра города.

— Не знаю, должны, каждый же день выходят,— протягивает та в ответ, пробивая покупателю пакет молока.

Митинги, сотрясающие регион уже месяц, стали самой обсуждаемой темой этого июля не только в крае, но и во всей России. Они проходят в Хабаровске ежедневно: по будням несколько сотен человек в 19:00 собираются возле местного Белого дома и маршируют по привычному маршруту по центральным улицам. Однако самые крупные акции проходят по субботам и собирают невиданные для региона толпы. Того, что на улицы в поддержку обвиняемого в организации убийств чиновника выйдет столько народу, не могли ожидать ни в Москве, ни в самом Хабаровске.

«Я на первом митинге шла, снимала это все и чуть ли не рыдала, потому что это было настолько неожиданно, настолько удивительно»,— вспоминает пресс-секретарь бывшего губернатора Надежда Томченко.



Хабаровчане тоже признаются, что сами не ожидали такого масштаба. «Но то, что столько вышло в первый раз, дало уверенность, что и в следующий раз выйдет столько же, и пошло-поехало»,— говорит айтишник Артем.

— Нет-нет, заберите! Если вы на митинг, то я вас просто так,— суетится водитель такси, пытаясь отказаться не только от предложенных чаевых, но и от всей оплаты поездки.

Помогать все стараются чем могут.

Молодой человек Артур в майке с надписью «Сушняк» ежедневно раздает протестующим воду.

Пятилитровые баклаги он покупает на свои деньги.

— Возьмите, я принесла стаканчики с работы,— протягивает женщина Артуру пакет с одноразовой посудой.

Маршируя по проезжей части стройной колонной, протестующие образуют многокилометровые пробки на подъездах к центру. Машины, протискивающиеся в противоположном направлении по узкой дорожной полосе, поддерживают пешеходов бибиканьем. Этот звук не стихает почти до самого вечера, услышать его можно даже на окраинах Хабаровска.

Протест в городе не ограничивается только лишь центральными улицами. На фонарных столбах и в подъездах расклеены листки в клеточку. На них от руки написан номер «Яндекс.Кошелька» — идет сбор средств на адвокатов, счета родственников экс-губернатора были заблокированы. Также жители массово шлют деньги бывшему губернатору на его личный кошелек в СИЗО «Лефортово».

Чтобы Сергей Фургал понимал, что таким образом его пытается поддержать родной край, хабаровчане отправляют по 27 руб.— это код региона. И даже комиссия в размере 70 руб. за ФСИН-перевод никого не смущает.

В конце июля Сергей Фургал в разговоре с членами общественной наблюдательной комиссии (ОНК) упомянул, что ему не хватает кипятильника и расчески, но уже через неделю попросил хабаровчан остановиться — кипятильниками его буквально завалили. Такой поддержки бывший губернатор не ожидал. «Я очень благодарен людям! Передайте, что всех люблю и уважаю. Жаль, что не могу каждому это сам сказать»,— говорил он представителям ОНК.

Через пару улиц от центральной площади на солнцепеке изнывает продавщица мороженого Люба. Ходить на митинги она не может — работает с девяти до девяти, но арест бывшего губернатора не одобряет: «Злая, как собака, конечно».

Сами ежедневные акции продавщица яростно поддерживает: если раньше она сдавала кассу с тремя тысячами, то теперь «делает по десять» ежедневно.

Мороженщица Люба всегда голосовала за ЛДПР. «Никогда я больше не голосовала ни за кого, и за Путина тоже,— признается она.— Только за Жириновского, а остальные для меня неинтересны».

—Тогда и за Дегтярева проголосуете?

— Нет, конечно, я его вообще ни за че не считаю,— отвечает женщина.

— Но так он же из ЛДПР!

— Кто?

— Дегтярев.

Мороженщица в растерянности не находит, что ответить.

Назначение Михаила Дегтярева врио главы края разозлило хабаровчан — даже тех, кто на митинги ходить не собирался. Недовольство усиливается эпатажными высказываниями господина Дегтярева, как прежними, так и новыми. «Те, кто кричит: "Дегтярев, уходи!" — не уйду, потому что работать надо, понимаете?» — говорил врио в первый день на новом посту в стриме в Instagram и ел мороженое.

Бывший депутат Госдумы в глазах многих хабаровчан — олицетворение «обнаглевшей Москвы», которая за тысячи километров диктует регионам, как жить.

«Они там решили и забрали нашего губернатора, еще так показательно, как бандита, а нам взамен шута прислали,— говорит рыжеволосая Илона.— Они хотят, чтобы мы работали и жрать не просили. Люди тут в таких условиях, в таком климате живут, а у нас нет никаких преференций».



Илона работает медсестрой в одной из хабаровских поликлиник за 30 тыс. руб. в месяц.

Разговоры о том, как трудно живется в крае, во время ежедневных шествий не утихают. По данным Росстата, только в прошлом году из региона уехали почти 30 тыс. человек. Однако до этого июля нелегкая жизнь хабаровчан на площадь не выводила. Митинги против монетизации, пенсионной реформы, нечестных выборов в Госдуму собирали от силы несколько сотен человек. Недавнее решение Кремля перенести столицу Дальнего Востока из Хабаровска во Владивосток, принятое вскоре после победы Сергея Фургала на губернаторских выборах, тоже не спровоцировало протест в регионе.

«Мне плевать, где будет столица, главное, чтобы жить было хорошо,— рассуждает хабаровчанка Татьяна, после коронавируса среди немногих друзей работа осталась только у нее.— А он нам дал надежду, что мы сможем жить лучше».

«У него чиновник был виноват по определению»


От Комсомольска-на-Амуре до Хабаровска 400 км по трассе сквозь бесконечную тайгу. Большую часть пути не будет ловить не только интернет, но и сотовая связь. Автобус — самый быстрый и дешевый способ добраться из одного города в другой,— за 1 тыс. руб. семь часов будет трясти и мотать из стороны в сторону по разбитому асфальту в заплатках. Механик Сергей проделывает этот путь дважды в неделю: «Дорого, да, ну ради такого дела и не жалко». Говорить о месте работы он не хочет — всех сотрудников руководство настоятельно попросило не ходить на демонстрации. «Ну а как я могу не ходить — Фургал меня выручил, а я его, что, кину что ли? — закипает он.— Я купил матери квартиру недалеко от Хабаровска, а компания взяла и обанкротилась. С 2013 года ждали-ждали, Шпорту писали-писали. А он, наверное, даже и не читал. А вот Фургалу я один раз всего письмо написал, и он помог». Теперь Сергей каждую пятницу выезжает на вечернем автобусе в Хабаровск, чтобы с утра успеть на субботний митинг.

«А мать рыдает каждый день, звонит и просто плачет, боится, что его бьют там, в Москве. Она даже новогодние поздравления Фургала вместо путинских смотрела, любила, как родного»,— заключает Сергей.



Во время своего губернаторства Сергей Фургал много внимания уделял поездкам по северным отдаленным территориям. Теперь Зоя приезжает на митинги из Николаевска-на-Амуре – почти за 1 тыс. км от Хабаровска. Девушка раньше всегда голосовала за Владимира Путина, но объяснить почему не может: «Был у меня в жизни такой период». При этом о причинах поддержки Сергея Фургала Зоя отвечает без долгих раздумий: добраться на машине из Николаевска до столицы края практически невозможно, а ценник на авиабилет достигал 10 тыс. руб. При месячной зарплате как за два таких перелета часто уезжать из северного города она не могла. «Фургал ввел скидки с нашей пропиской, теперь билет стоит 4,5 тыс. руб., и я могу себе позволить слетать в Хабаровск раз в год в больницу,— говорит Зоя.— Вот у нас сейчас, когда был коронавирус, мы в Николаевске сидели, смеялись: "Что вы нас по домам загоняете, мы что так умрем, что так, какая разница? Больница-то у нас всего одна, разваливается"».

Чем заканчивались уголовные дела против губернаторов

Читать далее

Игравший совсем недавно роль технического кандидата Сергей Фургал стал главным критиком своих подчиненных. На YouTube и в социальных сетях «ходит» десяток видеозаписей с аппаратных совещаний экс-губернатора. Подписи к ним весьма говорящие: «Сергей Фургал устроил разнос чиновникам», «Фургала не убедили извороты хитрого застройщика», «Чай с булочкой для бедноты в школе. Фургал прозрел». У каждого ролика от 500 тыс. до 1 млн просмотров.

Хабаровский журналист Сергей Мингазов не исключает, что это часть работы команды бывшего губернатора с медиапространством. «Эти ролики с совещаний, где он кого-то отчитывает, писались приближенными Фургала и с той части, которая для простой прессы закрыта,— говорит он.— Как правило, они оказывались первыми у "профургальсих" каналов, а только потом эти ролики получали СМИ». Впрочем, пресс-секретарь экс-губернатора Надежда Томченко настаивает: на совещаниях Сергей Фургал вел себя естественно, точно в таком же свободном формате он общался и с жителями.

«Все рабочие звонки, которые не касались поздравлений с городскими праздниками или юбилеем, были прям…— бьет раскрытой ладонью по сжатому кулаку, стиснув зубы, мэр Комсомольска-на-Амуре Александр Жорник (ЛДПР).— У него чиновник был виноват по определению. Я считаю, что он таким образом просто пытался держать всех в тонусе».



Может, это и было демонстративно в какой-то степени, допускает учительница Наталья, но чиновники этого действительно заслуживали. «Как он с ними разговаривал, и как он разговаривал с нами,— вздыхает она.— В приоритете у него было не его окружение, не министерства с чиновниками, а люди и наши потребности. Он для нас как отец был, заботился». Поддержать экс-губернатора она приехала из портового города Ванино. Там в день ареста Фургала жители зажгли файеры на берегу Татарского пролива.

«Все журналисты говорят, что оскорбили, отобрали наш выбор, но я именно за Фургала как за личность и руководителя,— рассказывает учительница.— Потому что был бы говенный губернатор, пусть это даже наш выбор, то за него бы не вышли. Сказали бы: "Ошиблись, до свидания, туда вам и дорога"». Наталья говорит, что ни в каких митингах раньше не участвовала, но затем признается, что на голосование по поправкам к Конституции также не пошла. «Это была настоятельная рекомендация министерства образования края, всех учителей заставляли идти на голосование,— говорит она.— Но я сразу руководству написала объяснительную, что не пойду, потому что это позор».

Интеллигентная пенсионерка Валентина про Сергея Фургала рассказывает с гордостью, как про своего самого любимого внука: сократил чиновничий аппарат, подчиненным уменьшил пенсии, а себе — зарплату. По сравнению с 2018 годом содержание губернатора и аппарата правительства региона сократилось почти втрое: с 32,5 млн до 11,5 млн руб. в год, следует из закона о краевом бюджете.

«Люди понимали, что он старается для края»,— резюмирует Валентина.



Потертые от времени жемчужные бусы загораживает спущенная медицинская маска. «Я не думаю, что меня спасет от чего-нибудь,— признается пенсионерка.— Ну, раз есть требования, то я стараюсь не нарушать закон». Валентина бывает на митингах далеко не каждый день, чему огорчается. «Ни разу еще не довелось побывать здесь в субботу,— с явным сожалением вздыхает она.— Даже однажды уже конкретно позвонила, что в этот день меня не будет, давайте ищите мне замену. Но с утра позвонили — пришлось собираться и мчаться на работу». «Но впереди у меня отпуск»,— мечтательно заключает Валентина.

В любви к Сергею Фургалу объясняются не все. Первый секретарь краевого отделения КПРФ Петр Перевезенцев называет популизмом значительную часть инициатив бывшего губернатора. В пример он приводит решение выставить на продажу стоящую на балансе края яхту времен Виктора Ишаева. По данным сайта госзакупок, обслуживание яхты до конца 2020 года обошлось региональному бюджету в 800 тыс. руб.

«Но все было распиарено грамотно,— говорит Перевезенцев.— Я все говорю себе, что нам надо учиться у него. Так грамотно сформировать мнение о себе надо уметь».



Надежда с таким обвинением не соглашается. «Для меня он, наверное, как Че Гевара, ассоциируется со свободой»,— говорит 57-летняя домохозяйка с выбритым левым виском, расправляя свою майку с портретом Сергея Фургала на груди. До 2018 года Надежда «всему верила», на президентских выборах голосовала за «Владимира Владимировича» и не понимала, почему возмущаются в других регионах. «Такой вроде как солидный, мне казалось, что его уважают где-то за границей,— объясняет она.— Нас же убедили, что, если не Путин, у нас обязательно будет война». Однако после пенсионной реформы вера домохозяйки во власть немного потускнела. А после того как телеведущий Владимир Соловьев назвал протестующих в крае «пьяной поганью», перестала смотреть и телевизор. Теперь Надежда «смотрит только интернет».

Последний месяц она каждый день стоит с тематическим плакатом у здания комсомольской администрации. Во втором по величине городе края тоже проходят митинги, но счет протестующих идет не на десятки тысяч, а на сотни человек. Мэр и сами жители объясняют это тем, что Комсомольск-на-Амуре — рабочий город, многие трудятся на металлургических заводах, авиа- и судостроительных предприятиях. Выйти на митинги жители могут лишь в выходной день, а далеко не у каждого он выпадает на субботу.

«Я когда узнала, девятого (июля.— “Ъ”), у меня было состояние куда-то бежать, что надо что-то делать,— вспоминает Надежда.— Вот это состояние — "надо что-то делать",— я с этим сейчас живу, у меня нет личной жизни никакой». Один протокол за участие в несанкционированных акциях у женщины уже есть.

Если мэр Хабаровска Сергей Кравчук («Единая Россия») поблагодарил жителей края, воздержавшихся от участия в протестах, то мэр Комсомольска-на-Амуре Александр Жорник. (ЛДПР; избрался после досрочной отставки в 2019 году Андрея Климова из «Единой России»), взяв пример с бывшего начальника, похвалил тех, кто вышел, вместе с председателем гордумы Владимиром Гинзбургом они раздали митингующим маски.

«Я похвалил их только за то, что они в едином порыве были, были все единодушны в тот момент, когда случилась эта, в общем-то, беда для нас»,— рассказывает Александр Жорник “Ъ”.



Информацию о том, что на митинги кто-то ходит за деньги, он тоже слышал, но узнавать подробности не стал: «Когда я вышел тогда и беседовал с людьми, там четыре женщины прям стояли и плакали. У меня у самого чуть слеза не проступила. Ну за какую тысячу? Такое ни за какие деньги не купишь». Через несколько дней мэр получил от комсомольской прокуратуры предостережение. «Вы тогда-то посетили, предостерегаем, чтобы больше этого не повторилось,— с ухмылкой вспоминает Александр Жорник.— Наверное, на меня и протокол можно было оставить, хотя как посмотреть. Я же не призывал их к чему-то, я просто поблагодарил людей, что они не бросили свой выбор, что им не все равно».

«Практически из каждой семьи кто-нибудь на митинге»


По субботам над многотысячной толпой развеваются лишь флаги Хабаровского края — системная оппозиция не участвует в несанкционированных митингах, длящихся целый месяц. ЛДПР безрезультатно подает заявки на согласованные акции, а КПРФ один раз провела скромный митинг «в поддержку политических заключенных». Молодые студенты в желтых майках и кепках «Справедливая Россия» и с плакатами «Политика без кулаков» «залипают» в телефонах, стоя по ходу шествия протестующих по будням.

На третью неделю протестов стало окончательно ясно, что рейтинг ЛДПР в регионе держался за счет бывшего губернатора. Отсутствие публичной поддержки от коллег по фракции отвернуло от них протестующих и спровоцировало разлад в самой партии. «Мне люди в Instagram писали: "А где вы? А где Ваша партия?" — и все в таком духе»,— рассказывает депутат краевой думы Петр Емельянов. Вместе со своим коллегой Александром Каяном он решил выйти из ЛДПР после назначения Михаила Дегтярева.

«Для меня это было знаком того, что личность не играет никакой роли, важно просто сохранение, скажем так, правящей партии в регионе,— говорит Емельянов.— Грубо говоря, мы сменили одного кумира на другого, и как будто ничего не произошло».



На митингах выходного дня лозунги в поддержку бывшего губернатора более отчетливо разбавляются кричалками против Кремля. Но продолжаться долго им не дают, через пару минут с разных сторон колонны слышится: «Я, мы, он, она — за Фургала вся страна!»

Журналист Мингазов не исключает, что таким образом «команда Фургала» не дает уйти главной теме и задаче протестных акций в регионе. В местном отделении КПРФ тоже не сомневаются, что за первыми митингами стояли бывшие соратники губернатора. Но потом протесты стали неуправляемыми. Надежда Томченко причастность к митингам опровергает: «Ну как можно собрать 30 тыс. человек, я вот не знаю. Но мы сразу понимали, что, скорее всего, надо будет найти козла отпущения, организатора, и это будем мы». Трансляцию с самого первого митинга действительно вела пресс-служба с официального аккаунта губернатора в Instagram. Но после этого на Надежду вышел один из чиновников краевого Белого дома: «Требования заключались в том, чтобы мы вообще ничего не делали, прям вот вообще. Никакой поддержки Сергея Ивановича». Сейчас Томченко на митинги не ходит, смотрит только трансляции в интернете.

Социальные сети хабаровчан заполнены роликами в поддержку бывшего губернатора — на страничках в «Одноклассниках» домохозяйки выкладывают их чаще рецептов пирожков и демотиваторов. Активную кампанию в интернете каждый ведет сам: несмотря на то что протесты продолжаются целый месяц, крупных групп в социальных сетях, где все бы координировались, нет. Информацию о будущих акциях и способах поддержки Сергея Фургала все черпают из десятков чатов в Telegram и WhatsApp.

Митингами сами протестующие их не называют — на главную площадь города хабаровчане ежедневно выходят «покормить голубей».

Из локальной фишки этот призыв превратился в мем общероссийского масштаба: жирные довольные голуби украшают анонсы с датой, временем и местом митингов в других городах.

В многотысячные шествия полиция никогда не вмешивается, хотя имеет для этого все основания. «Силовые разгоны тут невозможны, потому что практически из каждой семьи кто-нибудь на митинге, в том числе из семей этих же полицейских,— говорит коммунист Перевезенцев.— У нас даже бухгалтер приходит и говорит: "Надо туда идти". Мы ей говорим: "Слушай, ну ты же не за Фургала". Она говорит: "Нет, я не за Фургала, но у меня уже все накопилось". Выплеск эмоций такой». Женщину на митинги в итоге не отпустили. «Нам нужен наш бухгалтер. Что делать, если ее заберут, а как мы сейчас видим, с митингов все же забирают»,— говорит представляющий КПРФ в краевом заксобрании Сергей Ильин.

Через пару недель после начала протестов действительно начались задержания. Полицейские отлавливают самых ярких участников акций — тех, кто набирает популярность у протестующих, отлавливают в будние дни, когда активисты выходят из дома. Суд над задержанными проходит в тот же день и отправляет их в спецприемник на несколько суток, чаще всего за создание помех движению транспорта (ч. 6.1 ст. 20.2 КоАП). Таким образом был арестован владелец «Фургаломобиля» Ростислав Смоленский. Предприниматель переделал фуд-трак в наглядную агитацию за освобождение бывшего губернатора: на окнах машины портреты экс-главы края чередовались с «Я/Мы Сергей Фургал». Огромная желтая надпись «Услышьте нас!» украшала «Фургаломобиль» сбоку.

«Возможно, и не было цели его конкретно убрать»


Основное и самое громкое требование протестующих — вернуть губернатора обратно в регион либо на прежнюю позицию, либо на открытое для всех судебное разбирательство.

— Я реалист. И я прекрасно понимаю, что вернуть Сергея Ивановича на губернаторское кресло нереально,— говорит его пресс-секретарь Томченко.

Собеседник, близкий к администрации края, считает арест Сергея Фургала и обвинения в его адрес исключительно политической историей. До выборов в Госдуму в 2021 году никаких подвижек в этом деле не будет, уверен он.

«Сергей Иванович говорил, что его много раз просили (уйти.— “Ъ”), предлагали даже, грубо говоря, сделать рокировку: губернаторское кресло на министерский пост, например,— вспоминает Надежда.— Но Сергей Иванович человек такой: я готов, но срок доработаю — и вперед». Она рассказывает, что звоночки о возможном аресте главы региона появились еще год назад в интернет-СМИ и Telegram-каналах. «Мы ему такие вещи всегда приносили, показывали,— говорит пресс-секретарь.— Он ужасно удивлялся: "Что вообще за чушня? Давайте там заблокируйте это все". А как мы заблокируем, надо тогда интернет во всем Хабаровском крае отключить. Но он в этом всем не очень понимал».

Некоторые протестующие допускают, что Сергей Фургал не был «зеркально чистым человеком». Но уверяют, что не отвернутся от бывшего губернатора даже в случае подтверждения обвинений — благодаря простому человеческому отношению к своему народу, которого раньше никто не видел, он собрал все симпатии хабаровчан.

«Если он и виноват, то пусть судят его здесь, чтобы суд был для всех открытым»,— говорит тридцатилетняя Ксения. Несколько лет девушка работала секретарем в одном из хабаровских судов. «Но когда придумали этот COVID-19, меня уволили,— сокрушается она.— Нет этого коронавируса — ни разу маску не носила и не заболела».

Маску Ксения надевает лишь на митинги, чтобы дежурящим в толпе «эшникам» было сложнее ее опознать.

«Это был продажный суд — там братья, сватья, сестры. Вся система продажная»,— не успокаивается Ксения. Противоречия в том, что девушка сама работала в этом месте, она не видит: «Ну я же не судьей была, а простой работник».

— Если у вас суды продажные, то какой смысл судить его в Хабаровске?

— Ваш Басманный еще продажнее, чем хабаровские,— удивляется моему вопросу Ксения.— Если Путин забрал Фургала в Москву, значит, он не доверяет нам, не доверяет нашим судьям.

Сейчас вся семья экс-губернатора занимается тем, чтобы обеспечить ему должную защиту, говорит Надежда Томченко. «Все прекрасно понимают, что это будет небыстрый процесс, я даже прогнозирую не один год,— вздыхает пресс-секретарь.— Мы понимаем, что любой адвокат, который возьмется за него, сразу столкнется с рядом преград. И начнется давление, прессинг. Тут и адвокат еще должен быть такой, который не побоится противостоять этой системе». Если уголовное дело все же развалится, то, скорее всего, появится экономическая статья, предполагает Надежда: «Возможно, и не было цели его конкретно убрать. Но что он попал в какие-то жернова — это точно в чьих-то интересах. Не думаю, что его просто так отпустят».

«Центр упорствует, но ему надо идти на компромиссы»


Большие еженедельные митинги не могут продолжаться долго, считает политолог Александр Кынев, но протест не затухнет, а видоизменится. «Очевидно, что Дегтярев не вписался и не будет поддержан никогда, а мнение в отношении Фургала не изменится,— говорит он.— Центр упорствует, но ему надо идти на компромиссы, потому что другого варианта нет: иметь перманентный протест — это слишком для него дорого. А любой новый конфликт, любое неосторожное высказывание могут привести к новым протестам в Хабаровске».

Политолог Константин Костин полагает, что протестная активность в регионе уже идет на спад, по его мнению, на это указывают численность участников акций, их продолжительность и медийное сопровождение. «Но здесь возможна развилка: либо через какое-то время митинги окончательно прекратятся или перейдут в минимальные ритуальные формы, либо что-то станет триггером и заново развернет всю ситуацию,— допускает он.— Пока что эта точка не пройдена».

Сами протестующие пока что сдаваться не намерены. Ежедневные митинги продолжались даже несмотря на проливные дожди. Упорство хабаровчан нашло поддержку и в других регионах — от Москвы до Владивостока выходят на акции не столько за бывшего губернатора чужого края, сколько за людей, которые за него заступаются. «Мы еще больше укрепились в своей вере, что мы можем сломить ситуацию,— говорит айтишник Артем.— Мы показали всей стране, что можно протестовать».

Анна Васильева, Хабаровск—Комсомольск-на-Амуре


Комментарии
Профиль пользователя