Коротко

Новости

Подробно

Фото: Дмитрий Лебедев / Коммерсантъ   |  купить фото

«Таскать каштаны из огня для американцев мы не будем»

Замглавы МИД РФ Сергей Рябков ответил на претензии со стороны спецпредставителя президента США по контролю над вооружениями

от

Новый спецпредставитель президента США по контролю над вооружениями Маршалл Биллингсли выступил в вашингтонском Институте Хадсона с программной речью, из которой стало ясно, что работать с ним Москве будет нелегко. Он выдвинул в адрес России три обвинения — в нарушении «почти всех» договоренностей в сфере контроля над вооружениями, понижении порога применимости ядерного оружия и разработке «передвижных Чернобылей». Господин Биллингсли предъявил Москве два требования: усадить Китай за стол переговоров и уничтожить тактическое ядерное оружие. И предупредил: гонка вооружений с США разорит Россию. “Ъ” попросил его российского визави, замглавы МИД РФ Сергея Рябкова, прокомментировать прозвучавшее.


Маршалл Биллингсли спецпредставителем президента США по контролю над вооружениями стал в начале апреля, а недавно Дональд Трамп внес его кандидатуру на пост заместителя госсекретаря по контролю над вооружениями и международной безопасности. Сенат его в новой должности еще не утвердил, однако, судя по всему, именно он рассматривается администрацией США в качестве главного переговорщика с Россией.

8 мая Маршалл Биллингсли провел первый телефонный разговор с заместителем министра иностранных дел РФ Сергеем Рябковым, курирующим в МИД РФ среди прочего вопросы контроля над вооружением. Своего российского визави американский чиновник много раз упоминал и в ходе программной речи в Институте Хадсона.

Обвинения


Маршалл Биллингсли заявил, что ему «грустно от того, что Россия сделала с международной системой контроля над вооружениями». «Русские систематически нарушали почти все политические или юридические договоренности, участниками которых являлись»,— сказал он, изложив, таким образом, свое первое обвинение в адрес Москвы. По его словам, Россия разрушила Договор о ликвидации ракет средней и меньшей дальности, не выполнила Президентские инициативы 1991–1992 годов, задействовала «Новичок» вопреки Конвенции о запрещении химического оружия и привела к распаду системы договоренностей по контролю над обычными вооружениями в Европе. «Двусторонней и многосторонней архитектуре контроля над вооружениями было нанесено множество очень, очень серьезных ударов со стороны России,— продолжил он.— Многие сомневаются в том, что Россия может быть надежным партнером в сфере контроля над вооружениями. Но мы оптимисты и верим, что с ужесточением режима контроля можно ожидать, что Россия будет соблюдать будущие договоренности».

Сергей Рябков — “Ъ”: «Это США — серийный нарушитель международных договоров и обязательств в сфере контроля за вооружениями (и не только в этой сфере). Мы на это обращаем внимание из года в год. Причем их нарушения касаются как Устава ООН, так и Договора о нераспространении ядерного оружия и множества других соглашений разного масштаба и характера, включая такие темы, как отказ должным образом обеспечивать ратификацию Договора о всеобъемлющем запрещении ядерных испытаний и многое другое. Об этом мы говорим постоянно, желающие могут все эти материалы легко найти на мидовском сайте, американские коллеги об этом хорошо осведомлены.

Мы будем вести диалог с США по контролю над вооружениями, понимая его важность и сознавая свою ответственность, но будем делать это, исходя исключительно из соображений обеспечения собственной безопасности. Не может быть и речи об односторонних уступках со стороны России.

Любая договоренность должна быть проверяемой. С учетом серийного характера нарушений договоренностей в сфере контроля над вооружениями Соединенным Штатам на слово верить нельзя.

Никакие политические декларации и обязательства не обеспечивают должного уровня уверенности в том, что могут осуществлять США. Да и договоры-то, как мы видим по судьбе Договора о ликвидации ракет средней и меньшей дальности и Договора по открытому небу, становятся жертвой американского политического волюнтаризма. Поэтому все эти договоренности будущие должны быть проверяемыми.

Еще одним безусловным критерием нашего подхода к контролю над вооружениями является принцип, согласно которому соглашения, которые могут быть выработаны в дальнейшем, должны заключаться на основе ясно выраженного добровольного согласия сторон. Я имею в виду, разумеется, подключение к таким соглашениям третьих стран».

Во-вторых, Маршалл Биллингсли обвинил Россию в принятии «крайне провокационной» ядерной доктрины. «Она подразумевает раннюю эскалацию и применение ядерного оружия в рамках того, что российские военные называют "эскалация ради победы"»,— сказал эмиссар американского президента. По-английски это звучало как escalate to win.

«В духе этого опасного мышления Россия модернизирует никем не сдерживаемый арсенал, который включает в себя тысячи единиц так называемого нестратегического ядерного оружия, не покрытого никакими договоренностями»,— сказал Маршалл Биллингсли. Он обвинил Россию в регулярном проведении военных учений, в ходе которых отрабатывается применение тактического ядерного оружия против европейских членов НАТО. США же, по его словам, не считают нужным делить ядерное оружие на стратегическое и нестратегическое (тактическое). «Это искусственное разделение, мышление образца холодной войны,— заявил господин Биллингсли.— Мы убеждены, что любое применение ядерного оружия будет иметь стратегические последствия. Считаем, что делить ядерное оружие можно лишь на охваченное договорами и не охваченное, и призываем поставить все арсеналы под договорной контроль».

Сергей Рябков — “Ъ”: «По сути дела, США приписывают нам нарождающиеся у них самих концепции о возможности одержать победу в ядерной войне. Мы же, наоборот, активнейшим образом выступаем против такого подхода. Но ни США, ни их ближайшие союзники по НАТО, обладающие ядерным оружием, к сожалению, не готовы переподтвердить известную формулу 1980-х годов о том, что в ядерной войне не может быть победителей и она никогда не должна быть развязана, что мы им уже неоднократно предлагали. Это тревожный индикатор того, как эволюционирует стратегическое мышление наших партнеров».

Третье обвинение Маршалла Биллингсли касалось новейших российских разработок в военной сфере, представленных президентом РФ Владимиром Путиным 1 марта 2018 года. Он назвал их «экзотическими научными проектами». И добавил: «Не понимаю, зачем им нужен передвижной Чернобыль. У них уже была серьезная экологическая катастрофа с этой штукой». Спецпредставитель не уточнил, о какой именно российской разработке речь, но ранее его коллеги давали такие характеристики крылатой ракете с ядерной силовой установкой «Буревестник». Говоря об экологической катастрофе, он явно имеет в виду прошлогоднюю аварию под Северодвинском, приведшую к гибели нескольких человек и повышению радиационного фона. В Минобороны РФ тогда заявили, что причиной инцидента явился взрыв жидкостного ракетного двигателя. Власти США же выдвинули версию, что ЧП произошло в ходе испытаний «Буревестника».

Маршалл Биллингсли призвал Россию не вкладываться в разработку новых вооружений.

«Думаю, что русским есть куда потратить свои деньги вместо этого. Им, например, отчаянно надо провести пенсионную реформу. Но если они хотят спустить свои деньги в канализацию, то пусть так и делают»,— сказал господин Биллингсли.



Сергей Рябков — “Ъ”: «Американцы очень любят считать деньги в чужих карманах. При этом не очень способны варьировать терминологию. Мы впервые вот эту характеристику нашей новой системы ("передвижной Чернобыль".— “Ъ”) слышали от (помощника госсекретаря.— “Ъ”) Кристофера Форда, причем достаточно давно, а теперь они ее повторяют. Это просто несолидно.

Наши перспективные системы вооружения создаются, своевременно будут завершены циклы их испытаний, и они будут поставлены на вооружение. Причина этого в одностороннем выходе в 2002 году США из Договора по противоракетной обороне. Руководство США тогда осуществило крайне безответственный шаг, разорвав абсолютно неотменимую и объективную взаимосвязь между стратегическими наступательными и стратегическими оборонительными вооружениями. Администрация Джорджа Буша-младшего вышла из Договора по противоракетной обороне вопреки всем тем усилиям, которые мы прилагали для его сохранения. В итоге американцы получили то, что получили.

Пусть их не заботят какие-то обстоятельства, связанные с тем, как и в каком объеме будут финансироваться наши программы. Если они хотят договариваться, путь открыт. Условием нашей готовности обсуждать перспективные типы (вооружений.— “Ъ”) является согласие США с предметным обсуждением наших озабоченностей. А они связаны с американской системой противоракетной обороны, приобретающей глобальный характер, перспективами выведения ударных вооружений в космос, разработкой конвенциональных систем глобального удара и целым рядом других факторов, непосредственно влияющих на стратегическую стабильность. Мы будем и далее твердо придерживаться линии на соблюдение крайне жесткого баланса интересов во всех потенциальных договоренностях с США, если они в принципе возможны. Стержнем этого подхода, его логической основой является неразрывная связка между стратегическими наступательными и стратегическими оборонительными вооружениями».

Требования


Выдвинул Маршалл Биллингсли в адрес России и ряд требований. Во-первых, он несколько раз повторил, что «Россия должна помочь США усадить Китай за стол переговоров» для выработки трехстороннего соглашения в сфере контроля над вооружениями. Оно, по словам представителя Госдепартамента, должно заменить истекающий в 2021 году двусторонний российско-американский Договор о мерах по дальнейшему сокращению и ограничению стратегических наступательных вооружений (СНВ-3). Маршалл Биллингсли сказал, что в ходе телефонного разговора с Сергеем Рябковым он «абсолютно ясно дал понять, что США в этой связи ожидают от России». «Она должна помочь нам вовлечь Китай в этот процесс»,— повторил эмиссар Дональда Трампа.

При этом он несколько раз сослался на публичные заявления Сергея Рябкова о важности расширения круга участников договоренностей в сфере контроля над вооружениями после истечения срока действия СНВ-3. «Пару лет назад Сергей Рябков сказал, что Россия и США не могут бесконечно разоружаться, пока остальные страны наращивают свой потенциал. Мой коллега отметил, что сделать ядерное разоружение многосторонним — это приоритет. Это было абсолютно верно тогда и стало еще более важным сегодня»,— заявил Маршалл Биллингсли.

По его словам, он договорился со своим российским визави о скорой личной встрече, повестка которой сейчас прорабатывается. «Я уверен, замминистра Рябков понимает: мы напомним ему о его заявлениях, что следующее соглашение после СНВ-3 должно быть многосторонним. Надеюсь, что он будет действовать в соответствии со своими же словами. Россия должна помочь нам усадить Китай за стол переговоров»,— вновь повторил американский переговорщик.

При этом на вопрос модератора, чем сами США могли бы заинтересовать Китай, Маршалл Биллингсли ответил: «Я не столь заинтересован в том, что Китай хочет, сколько в том, что он обязан делать».

На вопрос о вероятности продления СНВ-3 еще на пять лет без согласия Китая на подобные переговоры Маршалл Биллингсли отвечать не стал: «О боже, я не буду спекулировать об этом на таком раннем сроке переговоров. У нас есть время рассмотреть все варианты». Напомним, СНВ-3 истекает 5 февраля 2021 года, но может быть по согласию сторон продлен на пять лет. Россия выступает за продление, США пока не определились.

Маршалл Биллингсли выразил мнение, «что русским очень нужно продление СНВ-3», и отметил, что он не «хотел бы находиться на месте замминистра Рябкова», которому надо убедить США согласиться на продление этого договора, имеющего «множество недостатков». При этом он использовал образное выражение to be in his shoes.

Сергей Рябков — “Ъ”: «Что касается заявлений о подключении к переговорам третьих сторон, мы никому ничего не должны. Это не та модальность, не тот глагол, который здесь применим в принципе. Позиция Китайской Народной Республики излагалась многократно, она всем прекрасно известна. Таскать каштаны из огня для американцев мы не будем.

У нас стратегическое партнерство с Китаем, мы его очень ценим. В условиях, когда США, по сути дела, недоговороспособный партнер, разрушитель архитектуры всей системы контроля над вооружениями, как мы можем ради эфемерных плюсов и выгод выстраивать какие-то интриги в этой сфере?



Это несолидно, неправильно, этим мы заниматься не будем.

Что касается многосторонних договоренностей. Я говорил об этом не только несколько лет назад, я говорю об этом постоянно. Американские коллеги меня всегда умиляют своим умением выдергивать из того, что говорится, только то, что им нравится. А о том, что им не нравится, они либо умалчивают, либо перевирают это. Есть такое английское слово — misinformation. Оно несколько слабее, чем disinformation. Это распространение полуправды, сознательное утаивание части информации. США именно этим занимаются.

Я говорил и продолжаю говорить, и мы неоднократно официально доводили эту позицию до всех, по крайней мере до всех членов "ядерной пятерки", что после достижения договоренностей по СНВ-3 мы вплотную подходим к рубежу, когда возможные потенциальные дальнейшие договоренности в сфере контроля за ракетно-ядерными вооружениями должны учитывать потенциал, которым обладают все ядерные державы. Это можно сделать только путем диалога, консультаций, переговоров в многостороннем формате.

В Вашингтоне прекрасно знают, что нашим приоритетом при обсуждении этой тематики является подключение к таким переговорам ближайших союзников США по НАТО, обладающих ядерным оружием,— Великобритании и Франции. Великобритания и Франция хорошо знают о нашей позиции, но особого желания включаться с их стороны, мягко говоря, нет. Ну что ж, возвращаемся к тому, о чем я говорил чуть выше, а именно что любые новые переговоры возможны только на основе ясного, добровольно выраженного согласия всех сторон принять в них участие. Это относится и к Великобритании, и к Франции, и к Китаю.

Я подчеркну: к Китаю это относится в полной мере. Мы с большим уважением и пониманием подходим к его позиции (власти КНР неоднократно заявляли о нежелании вступать в переговоры с США по контролю над вооружениями.— “Ъ”). На наш взгляд оптимальный путь вперед — это продление договора между Россией с США в том виде, как он подписан и существует, без предварительных условий на пятилетний срок. Что касается переживаний по поводу моих ботинок... я, конечно, ценю эту трогательную заботу, но в принципе без нее могу обойтись».

Второе требование Маршалла Биллингсли касалось односторонних параллельных инициатив президентов США, СССР и России 1991–1992 годов, а точнее содержащихся в них добровольных обязательств по выводу из боевого состава и сокращению значительной части нестратегического ядерного оружия. «Мы хотим, чтобы Россия придерживалась обещанных сокращений ракетных систем театра военных действий, включая ликвидацию всех своих ядерных боеголовок для наземных тактических систем»,— заявил он.

Сергей Рябков — “Ъ”: «Президентские инициативы Россией выполнены полностью. На три четверти сокращено количество нестратегических ядерных боезарядов, все это такого рода оружие выведено на российскую национальную территорию.

Соединенные Штаты тем временем сохраняют значительный потенциал нестратегических ядерных вооружений в непосредственной близости от российских границ.



И теперь на уровне своих послов провокационно заявляют о том, что этот потенциал может быть придвинут еще ближе к территории РФ. Я имею в виду, разумеется, скандальные заявления послов США в Варшаве и Берлине. Это политика давления, шантаж, продолжение конфронтационного курса.

Для целей нормализации обстановки и перевода дискуссии в более спокойное русло США для начала следовало бы вывести из Европы свое нестратегическое ядерное оружие, вернуть его на свою территорию и тем самым обеспечить выполнение самим Вашингтоном и его союзниками, являющимися неядерными государствами по смыслу Договора о нераспространении ядерного оружия, полное выполнение его базовых ключевых статей. А они, напомню, среди прочего запрещают передачу контроля над ядерным оружием неядерным государствам».

Предупреждение


Маршал Биллингсли предупредил, что, если Россия и Китай не согласятся договариваться о контроле над вооружениями на условиях США, будет гонка вооружений, в которой им не победить. «Мы знаем, как выигрывать такие гонки. Мы знаем, как заставить противников разориться. И если нам надо будет это сделать, мы не дрогнем»,— сказал он.

Сергей Рябков призвал США смотреть в свой карман и добавил, что Россия без их заботы обойдется.

Елена Черненко


Комментарии
Профиль пользователя