Коротко

Новости

Подробно

Фото: Иван Водопьянов / Коммерсантъ   |  купить фото

«Доказательства есть, дел — ни одного»

Мосгорсуд приступает к рассмотрению жалоб участников уличных протестов в столице на решения судьи Алексея Криворучко

от

9 октября Мосгорсуд рассмотрит четыре апелляционные жалобы пострадавших участников летних протестов в Москве: Алексея Семенова, Андрея Кургина, Евгения Дубинина и Кирилла Белоусова. Все четверо — герои сентябрьского спецпроекта “Ъ”, рассказавшие, что при задержании они были избиты, и о том, как пытались добиться правосудия. По словам адвокатов Светланы Байтуриной и Татьяны Молокановой, представляющих интересы пострадавших в суде, «остался только Мосгорсуд» после отказов Следственного комитета России (СКР) и Тверского суда Москвы рассматривать заявления на силовиков.


«2 сентября 2019 года судья Тверского суда Москвы Алексей Криворучко отказался принимать четыре жалобы на бездействия СКР. Глава Тверского следственного отдела СКР Владимир Чернобривый даже не стал проводить доследственные проверки по обращениям пострадавших, которые получили травмы, в том числе сотрясение мозга, в результате избиения сотрудниками полиции и Росгвардии, Андрея Кургина, Евгения Дубинина, Кирилла Белоусова и Алексея Семенова»,— сообщили 27 сентября представители правозащитной организации «Зона права». В этот же день “Ъ” опубликовал истории 22 пострадавших от действий силовиков на митингах 27 июля и 3 августа. Вот, что рассказывали господа Кургин, Дубинин, Белоусов и Семенов.

  • «Росгвардейцы заломили мне руки и потащили к автозаку. Меня со всего размаху — как боевым тараном вышибают ворота — приложили ровненько об косяк автозака. С этого момента я помню происходящее уже с трудом: голова очень болела, кружилась, тошнило»,— Кирилл Белоусов.
  • «Повалили меня, хотя я не сопротивлялся, понесли к автозаку, потом опустили на ноги и толкнули. Я не успел увернуться и с размаху ударился головой об автозак»,— Евгений Дубинин.
  • «Они меня повалили и начали бить: по ногам, по голове. У меня были большие гематомы, царапины на руках, ушибы и кровоподтеки на ногах»,— Андрей Кургин.
  • «Сотрудник ОМОНа ударил меня дубинкой в область правой боковой поверхности живота. Несмотря на то что я не оказывал сопротивления, указанный сотрудник полиции незаконно применил ко мне спецсредства. От боли я упал с ограждения»,— Алексей Семенов.

Господина Семенова и господина Кургина в суде представляет адвокат Татьяна Молоканова, по словам которой «Мосгорсуд — это финальная точка» в предусмотренном законодательством порядке борьбы за правосудие. «О причинении физического насилия свидетельствуют документы от врачей скорой и врачей клиник, но в СКР проверку проводить отказались, несмотря на весь перечень телесных повреждений с указанием, кто именно эти повреждения причинил,— рассказала “Ъ” госпожа Молоканова.— Дальше, согласно статье 125 УПК, мы обратились в Тверской суд, который отказал в рассмотрении жалоб на бездействие СКР».

По словам адвоката Светланы Байтуриной, представляющей интересы Евгения Дубинина и Кирилла Белоусова, в случае если решение Тверского суда останется в силе, это будет означать, что «использованы все средства эффективной защиты». «Останется только ЕСПЧ, но туда ведь обращаются от безвыходности, а не потому, что очень хочется. Обращаются потому, что нарушено конституционное право на защиту,— объясняет госпожа Байтурина.—

Уголовно-процессуальное законодательство вообще не предусматривает отказа суда в принятии жалоб на бездействие СКР, но судья Криворучко решил иначе».

Госпожа Байтурина отметила нарушения со стороны следственных органов: «Несмотря на доказательства, в том числе медицинские заключения, не назначено ни одной проверки, а следователь в своем ответе на рассмотренное как обращение заявление говорит, что исчерпал все возможности и не видит оснований для разбирательств». «Это притом, что для назначения наказания в виде трех лет колонии Кириллу Жукову, который не применял насилия к росгвардейцу, Тверскому суду достаточно было только словесных показаний потерпевшего»,— подчеркнула она.

Напомним, Кирилл Жуков, один из фигурантов «дела 27 июля», приговорен Тверским судом Москвы к трем годам колонии общего режима по ч. 1 ст. 318 УК РФ за «удар росгвардейца по забралу шлема». Потерпевший солдат Росгвардии Аскарбек Мадреймов показал на судебном допросе, что 27 июля на несогласованной акции протеста осуществлял охрану порядка и «испытал сильнейшую боль от ремешка шлема», когда резко отстранился от протянутой к нему руки Кирилла Жукова.

«Получается, обратная ситуация делу Жукова: там неясно, было ли соприкосновение, но есть три года колонии для человека, не привлекавшегося к уголовной ответственности. А в делах Белоусова и Дубинина совершенно точно были травмы, но нет никаких дел и расследований»,— говорит Светлана Байтурина, которая также представляет интересы господина Жукова.

Отметим, 9 октября Мосгорсуд также рассмотрит апелляционные жалобы на приговор Кириллу Жукову и еще одному фигуранту «дела 27 июля» Ивану Подкопаеву. Господин Подкопаев приговорен к трем годам колонии общего режима по ч. 1 ст. 318 УК РФ за распыление газового баллончика на акции протеста. Ранее в разговоре с “Ъ” руководитель юридической службы правозащитного проекта «Апология протеста» Алексей Глухов приводил статистику судебных приговоров по ч. 1 ст. 318 УК РФ со ссылкой на судебный департамент при Верховном суде РФ: всего осуждено 5960 человек, из которых 2036 человек получили штрафы, а 2644 — условное лишение свободы.

По словам Светланы Байтуриной, во время рассмотрения апелляционной жалобы защита Кирилла Жукова «озвучит доводы, которые ранее обнародованы не были».

Мария Старикова


Комментарии
Профиль пользователя