Коротко

Новости

Подробно

Фото: Дмитрий Духанин / Коммерсантъ   |  купить фото

Чукотка и Чечня сливают протест

В России осталось только два региона, где в 2019 году обошлось без митингов

от

Центр социально-трудовых прав (ЦСТП) представил доклад «Как протестуют россияне» за второй квартал 2019 года. Из отчета следует, что с апреля по июнь в стране прошли 434 протестные акции, 130 из которых были связаны с политической обстановкой. Напомним, ранее эксперты ЦСТП эксперты в первом квартале 2019 года насчитали 429 протестных акций. По мнению автора исследования Анны Очкиной, «протестная активность россиян в 2019 году будет выше, чем в 2018 и 2017 годах». В разговоре с “Ъ” госпожа Очкина констатировала, что в России «осталось всего два непротестных региона — Чукотка и Чечня», что говорит о «готовности общества использовать протест как инструмент диалога с властью».


863 акции протеста за первое полугодие 2019 года руководитель группы мониторинга ЦСТП Анна Очкина называет «тенденцией к увеличению протеста». При этом в докладе «Как протестуют россияне» (.pdf) сообщается, что в России превалируют акции политического и гражданского характера (130), которым явно уступает трудовой протест (47). Из 60 политических акций, согласно докладу, 32 были связаны с поддержкой журналиста Ивана Голунова. Из 70 гражданских акций «33 были демонстрацией несогласия с теми или иными действиями правоохранительных органов».

Центр социально-трудовых прав (ЦСТП) — созданная в 1999 году российская НКО. Занимается защитой прав работников и профсоюзов, ведет юридические консультации, участвует в подготовке изменений трудового законодательства, анализирует протестную активность в России. Неоднократно получала президентские гранты.

«В год в России проходит от 1200 до 1500 акций протеста, однако уже сейчас можно говорить, что к концу 2019 года в России будет насчитываться около 2000 протестов,— прогнозирует госпожа Очкина.— Это связано прежде всего с летними протестами в Москве: экономические протесты, как в случае с компанией Nestle, рабочие протесты крановщиков в Казани и, конечно, протесты, связанные с выборами в Мосгордуму».

При этом Анна Очкина подчеркивает, что «трудовые конфликты преобладают в сфере здравоохранения» — согласно докладу ЦСТП, во втором квартале 2019 года в России произошло 11 «медицинских» протестов, которые обогнали только протесты работников «материального производства» — 19. «Медики протестовали все лето, и в итоге получил всероссийский статус профсоюз работников здравоохранения "Действие", куда входят 80 участников из 46 регионов. Представителей массовых профессий, которые не вовлечены в политический активизм — учителя, врачи, рабочие,— волновали во втором квартале социальные права,— комментирует Анна Очкина.— У этих людей меньше инструментов и привычки объединяться. Налицо дефицит лидеров протеста, которого нет в политическом поле. Плюс рабочие, врачи и особенно учителя зависят от своего работодателя. Но во втором квартале 2019 года даже учителя стали выходить против низкой зарплаты, как, например, в Томске»

По мнению эксперта ЦСТП, «протест стал инструментом взаимодействия общества и власти», однако продолжает использоваться «несознательно».

«Когда бастовали крановщики в Казани, отрасль их не поддержала,— говорит Анна Очкина.— Хотя это могло бы изменить ситуацию на предприятиях в Угличе или Верхнем Уфалее, где работодатели задерживают зарплаты».

В докладе также подчеркивается, что в апреле, мае и июне в России состоялось 56 акций протеста в сфере экологии (самый яркий — против мусорного полигона в Архангельской области) и 54 — в сфере градостроительства и развития городской инфраструктуры (здесь самым заметным был протест против постройки храма в Екатеринбурге). «Экология и, в частности, Шиес будет лихорадить информационное пространство и дальше,— считает Анна Очкина.— Мусорная проблема никуда не уйдет, тем более что в экологическом протесте наблюдается некая модификация — протест против повышения тарифов и недовольство ЖКХ поглотился протестами против мусорной реформы».

Конфликты из-за обращения с отходами от Сочи до Владивостока

Читать далее

Самой массовой акцией социального протеста во втором квартале 2019 года в докладе ЦСТП назван «митинг в Кирове против нехватки мест в детских садах и школах, на котором присутствовали 500 человек». Также в документе отмечается, что «комплексными по повестке и пафосными по лозунгам стали акции в Волгограде и Воронеже, но не собрали более 200 участников». Наиболее популярными формами протеста по-прежнему остаются пикеты и митинги, а наиболее «отчаянными» — голодовки.

С апреля по июнь в России состоялось 19 голодовок, самой массовой из которых стала голодовка имамов Пензенской области, возмущенных изменением юрисдикции соборной мечети. Акция длилась 35 дней.

«Адресат голодовок — это, как правило, региональная власть, как было в Ханты-Мансийске, где под окнами окружного правительства расположились палатки с сиротами,— приводит еще один пример Анна Очкина.— Мгновенно пришли чиновники и решили проблему с жильем для сирот».

«Все меньше регионов, из которых не поступают сообщения о протестах: сегодня это Чукотка и Чечня, и то иногда в Чечне бывают митинги. В 2014–2015-м не отсвечивали в протестной повестке Калмыкия, весь Северный Кавказ, регионы центральной России»,— перечисляет госпожа Очкина. По ее мнению, уже сейчас можно констатировать, что политические проблемы выходят на первый план. «Явный кризис модели управления, при котором власть мечется, принимая непоследовательные решения, вызывает недоверие даже лояльных власти групп. Пример — приговор Павлу Устинову. Прокуратура просила шесть лет, суд дал три с половиной года, потом прокуратура заявила, что срок слишком суров, и попросила три с половиной года условно. Параллельно с этим руководитель Росгвардии Виктор Золотов сказал дикую вещь: "если Устинов невиновен, дайте ему год условно". В этом смысле политика начинает волновать людей в контексте вопроса "насколько люди, которые нами управляют, понимают, что они делают".»,— говорит Анна Очкина, напоминая, что на митингах против мусорной реформы так же обязательно звучат требования отставки правительства.

С тем, что протестную активность в России провоцирует падение рейтинга федеральной власти, согласен и замдиректора «Левада-центра» Денис Волков. Однако, по его мнению, «нельзя говорить, что число акций протеста увеличилось в начале 2019 года по сравнению с аналогичным периодом 2018 года».

«В 2019 году действительно произошло несколько крупных протестных историй: московские протесты, Шиес, храм в Екатеринбурге, перенос границы между Ингушетией и Чечней,— перечисляет господин Волков.— Я связываю это с падением рейтинга федеральной власти, хотя пик снижения все же пришелся на прошлый год, когда случилась пенсионная реформа». Он также отметил, что московский протест постепенно уменьшается, так как власть все же делает уступки, а тема выборов и вовсе уходит. «Рейтинги Сергея Собянина, к слову, в Москве сопоставимы с рейтингами Владимира Путина, насколько я могу судить по опросам нашего центра»,— заключает господин Волков.

Напомним, по данным майского опроса «Левада-центра», готовность участвовать в массовых протестах россиян росла: присоединиться к политическим протестам в мае 2019 года готовы были 22% населения против 20% в феврале 2019-го и 6% в марте 2018-го.

Мария Старикова


Комментарии
Профиль пользователя