Коротко

Новости

Подробно

6

Фото: Виктор Кокарев / Коммерсантъ

«Это тайга, а не Манежная площадь»

Кто и почему протестует против московского мусора в Архангельской области и Коми

от

Мэрия Москвы планирует к 15 июня завершить подготовительные работы для строительства мусорного полигона возле станции Шиес в Архангельской области, недалеко от границы с Коми. Начало реализации проекта стоимостью минимум 10 млрд руб. сразу вызвало массовые протесты в обычно спокойных регионах. Московский мусор под Архангельск еще не приехал, но протесты уже приобрели политическую окраску — жители области требуют отставки губернатора Игоря Орлова и отворачиваются от партии власти накануне региональных выборов. Как чужой мусор сделал непримиримыми врагами местных жителей и чиновников разных уровней, выясняла корреспондент “Ъ” Анна Васильева.


О том, что заброшенный десятки лет назад поселок Шиес снова ожил, жители окрестных населенных пунктов узнали случайно. В июле прошлого года охотники обнаружили, что недалеко от одноименной железнодорожной станции вырублено несколько гектаров леса. Что там происходит, не знал никто, даже районные чиновники.

«В конце июля ко мне пришел глава Ленского района и сказал, ничего не объясняя: там будет эко…техно…парк…— растягивая последнее слово, вспоминает Елена Смирнова, глава Урдомы, ближайшего к станции крупного поселка (население 4,5 тыс. человек).— Поди пойми, что это такое? У нас в поселении парков практически нет». В Архангельск потекли десятки писем от урдомчан; разъяснить ситуацию приехал вице-премьер областного правительства Евгений Фоменко. Чиновник рассказал, что в лесу построят некое «крупное промышленное предприятие». Он упоминал «глубокую переработку древесины», «сбор и утилизацию мусора», а также «производство стройматериалов». Тогда жители не обратили внимания на произнесенное вскользь слово «мусор». Но в сети вскоре появилось факсимиле служебной телеграммы сотрудника РЖД. В ней сообщалось, что уже через пару дней на станцию Шиес прибудет 56 вагонов с мусором из подмосковных Люберец.

Региональные чиновники назвали телеграмму фейком. Но возмущение местных жителей из соцсетей быстро вылилось на улицу. Уже 26 августа в Урдоме прошел первый в ее истории митинг протеста. Организовали его почти по-домашнему. «Встречу нам согласовали около реки, и там сено надо было покосить. На следующий день все пришли со своими косилками,— вспоминает прошлогодний август глава инициативной группы "Чистая Урдома" Светлана Бабенко.— Скажешь: "Ребята, для сцены не хватает досок" — и все тащат что могут». Мужики сколотили сцену, женщины принесли ковры и сделали баннеры, местный ДК одолжил музыкальную установку. В поселок приехали и профессиональные политики, депутаты парламентов сразу двух регионов — Архангельской области и соседней с ней Республики Коми. Один из них, глава республиканского комитета КПРФ Олег Михайлов, задержится в поселке надолго.

Конфликты из-за обращения с отходами от Сочи до Владивостока

Читать далее

Состав с мусором так и не приехал, но прокуратура позже подтвердила, что такая телеграмма действительно была.

Уже на первом митинге кроме лозунгов против чужого мусора прозвучали политические требования. Главное — отставка губернатора области Игоря Орлова. Но серьезного внимания на эту акцию архангельские власти не обратили. А в итоге упустили момент, когда Шиес стал темой номер один всего региона. Это произошло сразу после того, как в октябре 2018 года представители столичных властей официально презентовали проект по вывозу московских отходов в Архангельскую область. А инвесткомиссия включила его в список приоритетных проектов региона.

В Москве ежегодно образуется около 8 млн тонн отходов. Из них 500 тыс. тонн столичная мэрия планирует ежегодно в течение 20 лет перевозить по железной дороге и складировать на полигоне в Архангельской области. Перед отправкой мусор будут сортировать и измельчать, а затем прессовать и герметично упаковывать в пленку в Люберцах. Из бюджета Москвы в 2018–2020 годах на запуск «экотехнопарка» возле железнодорожной станции Шиес планируется потратить 10,5 млрд руб. Материалы презентации 18 октября предполагали выделение под первую очередь строительства полигона 15 га и его развитие за счет земель лесфонда до 300 га. Позднее компания ООО «Технопарк», которой ОАО РЖД передало в субаренду участок в Шиесе площадью 44 га, запросила межевание и постановку на кадастровый учет участка площадью 3000 га. Строительные работы в Шиесе также ведутся на соседнем участке площадью 15 га, который министерство природных ресурсов и лесопромышленного комплекса Архангельской области предоставило в безвозмездное пользование ГБУ г. Москвы «Автомобильные дороги». Ближайшие населенные пункты к стройке — Урдома (30 км) и Мадмас (20 км). Архангельск расположен в 515 км от станции, а Сыктывкар — в 90 км. Эксперты скептически относились к этой идее, но соглашались, что это один из немногих выходов из «мусорного» кризиса столицы. В Москве создавать полигоны нельзя, а больше половины свалок в Подмосковье, на которые отвозилась внушительная часть московского мусора, закрылись. Четыре мусоросжигательных завода, с помощью которых власти планируют частично решить проблему, должны появиться лишь к 2022 году.

Новость о скором завозе московского мусора моментально облетела всю Архангельскую область. Митинги, которые прошли по всей области, называют самыми многочисленными в современной истории региона не только активисты, но и чиновники. Лозунги об отставке Игоря Орлова зазвучали еще громче. А в феврале дошло до прямого столкновения со строителями.

«Помойку просто из одного места переносят в другое»


В конце апреля губернатор Игорь Орлов в беседе с “Ъ” признал, что с самого начала был в курсе столичной инициативы: «Я знал о самой идее, что это будет проект, связанный с хранением отходов Москвы... Да, об этом был разговор и, насколько мне известно, не только со мной. Это был целый ряд регионов». На вопрос, почему областные чиновники так долго молчали о проекте, губернатор отвечает, что московская мэрия говорила о «намерениях», без «представленных документов».

«Сначала нам соврали. Потом, вместо того чтобы нормально объяснить, решили просто молчать,— загибает пальцы житель Урдомы Иван.— Потом нашего мнения никто не спросил — просто поставили перед фактом». Иван родился в поселке, учился в школе в подмосковном Волоколамске, оттуда ушел в армию, а вуз оканчивал в Санкт-Петербурге. Но после всех скитаний решил вернуться в Урдому: «Приросли все же мы здесь, болото нас затянуло».

Болотистая местность — еще одна причина опасений местных жителей.

«Когда на Шиесе еще был поселок, там даже никого не хоронили. Копнешь, а в могиле вода стоит,— рассказывает Светлана Бабенко из "Чистой Урдомы".— У нас область речками изрезана. Если хоть один брикет с мусором порвется, яд потечет и мигом отравит все вокруг.



Рыба помрет, грибы с ягодами пропадут — а у нас люди только этим и живут». Действительно, многие жители, в основном пенсионеры, подрабатывают, продавая грибы в заготовительные пункты.

Протестующие уверены, что проект московской мэрии навредит экологии не только ближайших поселков, но и всей Архангельской области. «У нас более 77 тыс. рек и ручейков, а ближайшая к полигону река Вычегда — крупнейший приток Северной Двины,— объясняет активистка из Архангельска Антонина Обеднина.— Мы проводили эксперимент: пускали в воду с того места, где будет помойка, маячок с GPS-трекером — через пять дней оказался у нас в городе».

Строительство мусорного полигона на станции Шиес Архангельской области

Фото: Виктор Кокарев, Коммерсантъ

Но пока нет ни проектной документации будущего полигона, ни результатов исследований участка, на котором его планируется построить. Пока что есть только две экспертные оценки экологических рисков проекта. Региональное управление Росводресурса в ответ на запрос президентского Совета по правам человека заявило, что неочищенные стоки с будущего полигона могут привести к отравлению источников питьевой воды. Другую оценку экологических последствий дали специалисты из соседнего региона. Сотрудники Института биологии научного центра РАН в Республике Коми заявляют, что компьютерная модель позволила им сделать вывод: если полигон станет источником атмосферных выбросов, большая часть их придется на их республику, Архангельская область получит намного меньше. «Станция находится на границе двух регионов,— объясняет научный сотрудник Института биологии Мария Василевич.— Неправильно думать, что раз это не наша территория, то и никакого влияния не будет. В окружающей среде нет границ и происходит постоянный процесс миграции веществ».

Даже губернатор Архангельской области признает: он до сих пор не знает, какой именно мусор пойдет из Москвы и что конкретно с ним будет происходить дальше.

В итоге архангельские чиновники стали заложниками ситуации, в которой они полностью зависят от столичной мэрии. «Есть три иностранных инвестора, которые готовы сжигать эти мусорные брикеты,— говорит собеседник “Ъ” в облправительстве.— Но мы с ними не можем договариваться — нет никаких документов, не ясна морфология отходов».

Отсутствие информации о проекте и невозможность рассказать о нем подробно жителям сильно навредили имиджу региональных властей. Экологические протесты окончательно приобрели политическую окраску. Жители уверены: именно губернатор виноват в том, что в регион поедет московский мусор. «Приоритетным проект сделал Орлов,— считает урдомчанин Георгий.— Собянин мог в любое место ткнуть, многие регионы отказались. А наш взял и согласился. Продал нас под помойку. Почти год Урдому кошмарят, а он к нам так и не приехал». Местные жители говорят не только об ощущении предательства со стороны регионального руководителя: еще не пришедший на станцию мусор обострил и без того сложное отношение отдаленных регионов к столице.

«Просто кто-то решил в Москве: вывезем мусор, места же много в стране,— размышляет Светлана Бабенко из "Чистой Урдомы".— Там считают, что в дальних регионах живет быдло, люди второго сорта».



Урдома не бедствует — в поселке есть три гостиницы и несколько кафе, современная школа. Во многих квартирах евроремонт, кто-то отстроил себе частные дома. Некоторые работают на «железке», кто-то на нефтеперекачивающей станции, неподалеку от Урдомы. Но в основном все трудятся на «Газпром» — через поселок проходит магистральный газопровод Ухта—Торжок. «Нам помойщики говорят: когда у вас трубы прокладывали, вон сколько леса вырубили. Ну да, они нанесли какой-то ущерб природе, но газ-то потом продали — деньги в бюджет пошли,— рассуждает депутат Урдомы Александр Марьин.— А с этой помойки государство ничего не получит».

Активисты кивают на «огромный бюджет» Москвы и недоумевают: почему с таким ресурсом столица не может справиться со своим же мусором «где-то у себя». «Помойку просто из одного места переносят в другое, занимая такие большие площади. Если Москва будет решать свои проблемы таким способом, то скоро всю страну под мусорки распишет»,— возмущается Александр Марьин.

«Наш край — богатейший с точки зрения ресурсов: нефть, лес, алмазодобыча. А люди тут впритык живут,— вздыхает Антонина Обеднина, гражданский активист из Архангельска.— Мы все отдаем в федеральный центр, а нам за это еще чужое дерьмо присылают».

«Получается, что я одна из тех, кто разрушил систему власти»


Когда разговор заходит о главе Урдомы Елене Смирновой, жители делятся на два лагеря. Одни сочувственно вздыхают: мол, на женщину, возглавляющую «спокойное и мирное» село в провинции, навалилось «слишком много проблем». Другие ей тоже сочувствуют, но считают, что глава пытается остаться хорошей и для руководства, и для своих жителей. «Когда ей задают вопрос про Шиес, она начинает плакать. В принципе ее можно понять — сверху давят, конечно, запугивают. Она нервная стала, плачет теперь все время,— рассказывает глава инициативной группы "Чистая Урдома" Светлана Бабенко.— А я, женщина суровая и прямолинейная, ей и говорю: «**** (зачем.— “Ъ”) плакать-то? Делать нужно что-то, нас спасать».

Во время разговора с корреспондентом “Ъ” глава муниципалитета не плачет, но голос ее заметно дрожит. «Мы просим, чтобы нас услышали, пообщались с жителями. Я с августа месяца об этом трезвоню и главе района, и губернатору — нужно выходить на диалог и договариваться,— срывающимся голосом рассказывает Елена Смирнова.— Но на сегодняшний день диалог был только со мной: в марте прошла встреча с губернатором и главой Ленского района (в него входят Урдома и Шиес.— “Ъ”).

До меня в первую очередь пытались донести, что в районе разрушена система власти и нам ее нужно как-то восстанавливать. Получается, что я одна из тех, кто разрушил систему власти»,— заключает глава Урдомы, нервно посмеиваясь.



Сначала поселок пытался спасти свою землю от чужого мусора, начав «бумажную» борьбу. Административно территория Шиеса входит в состав муниципалитета Урдомы. Осенью депутаты поселения изменили его генплан так, чтобы строительство технопарка стало невозможным. Но вскоре депутаты облсобрания с подачи губернатора передали право распоряжаться землей на уровень региона. И затем областное правительство сделало для Урдомы новый генплан. В нем территория полигона отнесена к землям промышленности, а не населенного пункта, как планировали в поселении. Сейчас прокуратура оспаривает в суде принятый депутатами генплан, а они — решение областного собрания.

К войне против столичного мусора присоединился и областной парламент. Депутаты из «Справедливой России», КПРФ и ЛДПР несколько раз пытались законодательно запретить хранение в Архангельской области «привозных» отходов. Но их поправки даже не дошли до голосования — Минюст и прокуратура посчитали, что предложения противоречат федеральному законодательству.

Плакат на месте строительства полигона

Фото: Виктор Кокарев, Коммерсантъ

Архангельские единороссы тоже пытались противостоять проекту московской мэрии. Поправками в областной закон они собирались закрепить дополнительные требования к соглашению о ввозе отходов из одного региона в другой. Такое соглашение, по словам губернатора Игоря Орлова, пока не заключено. После его заключения, говорилось в законопроекте, ввозить можно будет только самые неопасные отходы, при этом обязательно должны быть созданы условия для их дальнейшей переработки. «У меня большие сомнения, что кто-либо способен выполнить эти требования»,— улыбается один из авторов поправок Игорь Чесноков (представляет в областном собрании Ленский район). Если инициативы оппозиции протестующие воспринимали на ура, то к более мягким поправкам единороссов отнеслись враждебно. Впрочем, областной минюст отклонил и эту инициативу.

Сыктывкар к будущему полигону находится намного ближе, чем Архангельск: 90 км по прямой против более 500 км. Большинство населенных пунктов вокруг полигона административно относятся к Республике Коми, а не к Архангельской области. Несмотря на это, чиновники Коми считают, что к их региону проблема с Шиесом отношения не имеет. “Ъ” пытался связаться с главой республики Сергеем Гапликовым, но в его пресс-службе отказали: «Это территория Архангельской области, и нас не касается». Такого же мнения придерживается и большинство политиков региона. Однако попытки повлиять на ситуацию все же были. Депутаты госсовета Коми от КПРФ решили разработать региональный документ, регулирующий сферу отходов, и в нем сразу предусмотреть запрет на захоронение мусора из других субъектов. «Тогда мне на заседании госсовета сказали: "Вы, Олег Алексеевич, если такие темы поднимаете, то идите устройтесь в собрание депутатов Архангельской области"»,— рассказывает один из авторов документа Олег Михайлов.

«Ленинград», «Сталинград» и «Костер»


Полгода политической и гражданской борьбы ни к чему не привели. К зиме возле станции Шиес выросли высокие горы земли и гравия, рабочие выложили бетонные плиты, соорудили вертолетную площадку и пробурили водозаборные скважины. На многочисленные обращения жителей Урдомы в различные инстанции приходил ответ: там строится всего лишь «линейный объект», а проектная документация на сам «экотехнопарк» еще не готова. Об этом же говорил “Ъ” в конце апреля губернатор Игорь Орлов, а в середине мая представители подрядчика проекта ООО «Технопарк» то же самое рассказывали урдомчанам (у “Ъ” есть диктофонная запись разговора; в самой компании общаться с корреспондентом отказались).

Сотрудники московского ЧОПа во время охраны места строительства мусорного полигона

Фото: Виктор Кокарев, Коммерсантъ

Но оказалось, что строили именно «экотехнопарк». В сентябрьском задании на разработку рабочей документации (имеется в распоряжении “Ъ”) большинство уже возведенных на объекте сооружений включены в первый этап строительства полигона.

По действующему законодательству строительство такого объекта возможно только лишь после общественных обсуждений, прохождения двух экологических экспертиз и многих других длительных процедур. Ничего из этого пока сделано не было.

«И после этого хотят, чтобы мы поверили в экологичность такого проекта?» — разводит руками житель Урдомы Георгий. «У меня полнейшее разочарование в том, что сейчас происходит,— вздыхает глава муниципалитета Елена Смирнова.— Разочарование во власти. Мы, соблюдая закон, видим, что закон не соблюдает кто-то другой». Поняв, что легальных методов борьбы практически не осталось, жители ближайших к станции поселков перешли к радикальным действиям.

В феврале на карте области появились новые названия: «Ленинград», «Сталинград» и «Костер». Так называются «блокпосты» — армейские палатки с самодельными печками. Их активисты установили в лесу, на подъезде к стройке. На «блокпостах» ведется круглосуточное дежурство — даже в двадцатиградусный мороз. «Дневная смена на работе кончилась — и я сразу туда. Как раз оттуда возвращаются те, кому выходить в ночную,— рассказывает Иван.— Двое суток отстою на блокпосту, а потом снова на работу». Палатки вместить всех «дежурных» не могут — оставшимся приходится греться всю морозную ночь у костра.

Пост «Сталинград» находится всего в нескольких метрах от стройплощадки. Чтобы не заснуть, дежурные врубают музыку из переносных колонок. Ее часто прерывает треск раций — по ним активисты докладывают о передвижениях рабочих и охранников стройки. Поначалу урдомчане пытались разговорить охранников и объяснить им свою позицию, но понимания не нашли. Общаться с корреспондентом “Ъ” рабочие отказались наотрез.

Главная задача таких дежурств — не пропустить на станцию бензовозы для заправки техники. В итоге активистам удалось добиться своего: они рассказывают, что после начала «блокады» техника на станции встала. Несколько раз топливо на стройку пытались доставить в обход живого щита: рабочие выгружали канистры с приходящих поездов, а в марте на станцию даже прилетал вертолет с 15 двухсотлитровыми бочками.

Палатка в лагере жителей, протестующих против строительства полигона

Фото: Анна Васильева, Коммерсантъ

В ситуацию попыталась вмешаться полиция. В конце апреля несколько сотен урдомчан собрались возле одного из подъездов к стройке — кто-то узнал, что через эту дорогу ночью поедут бензовозы, слух за несколько минут облетел весь поселок. Холодным апрельским утром заспанные жители стояли в ожидании «прорыва», мимо них каждый час проезжала полицейская машина. «К нашим активистам подошел один из ментов и попросил пропустить хотя бы один бензовоз — рабочие на станции совсем загибаются без солярки,— рассказывает глава инициативной группы "Чистая Урдома" Светлана Бабенко.— Мы решили, что ни одна машина не проедет. Без разрешительных документов — никакой стройки».

Ночью к шлагбауму подъехали две полицейские «буханки». Машины сразу же окружили сотни жителей. Никакие уговоры пропустить на станцию не помогли, и «буханкам» пришлось развернуться. На следующий день в Урдому приехал начальник одного из райотделов архангельской полиции Константин Тряпицын — просить жителей пустить его на стройку. Но звездочки на погонах подполковника не произвели на жителей никакого впечатления:

— Машину открывай и показывай — вдруг бензин везете,— потребовал высокий мужчина, строго посмотрев на полицейского. За его спиной стоял десяток хмурых мужиков. Было понятно: отказа тут не примут.

Подполковник понуро открыл дверь машины, жестом пригласив активистов ее осмотреть. Бензина не нашли и после долгого совещания машину все же решили пропустить. Без серьезной поддержки наряд не посмел пойти против воли поселка, поэтому решили брать количеством. Уже к вечеру в Урдому отправили правоохранителей всех ближайших подразделений: полицейские устроили «солд-аут» во всех трех гостиницах поселка.

— У вас в Москве силовики, когда разгоняют митинги, больше этих людей могут никогда не увидеть,— говорит Георгий.— Здесь так не будет: все менты — наши соседи, все друг друга знают. Как они в лицо нам будут смотреть?



— Да даже если ваших громил-росгвардейцев сюда сошлют нас утихомирить, тоже ничего не выйдет,— размышляет житель Урдомы Николай.— Это тайга, а не Манежная площадь. Я этот лес наизусть знаю, все тропы — попробуй отыщи».

«Все флаги в сторону»


За десять месяцев небольшой поселок Урдома, затерянный среди архангельской тайги, стал известен на всю Россию. А после серии многотысячных митингов по всей области региональная проблема вышла в федеральную повестку, а затем на уровень руководства администрации президента.

Этого бы не случилось, если бы борьба против «чужого» мусора не объединила три совершенно разных протеста. В сентябре 2018 года жительница Архангельска Виктория Федорова захотела провести референдум против ввоза в регион московских отходов. Инициативная группа набралась довольно быстро — из числа таких же неравнодушных горожан. У большинства не было опыта организации протестных акций, но на помощь пришли те, у кого он был. До весны 2018 года в регионе действовал штаб Алексея Навального, его координатор, двадцатилетний Александр Песков и организовал первый в Архангельске митинг против шиесского проекта. А бывшие волонтеры штаба Дмитрий Секушин и Андрей Боровиков взяли на себя «агитационную, пропагандистскую часть и переписку с администрацией». В итоге противники мусора и сторонники оппозиционера объединились: ярко-красные значки с белой надписью «Поморье не помойка» через полгода стали носить даже те, кто не пользуется соцсетями. Правда, юридически это движение до сих пор никак не оформлено.

Региональные власти молчали. Это только подогревало протест.

«Когда меня спрашивают, кто организатор всех митингов, я отвечаю: Орлов»,— улыбается Дмитрий Секушин. В чем-то он прав: сказанное в апреле губернатором обидное слово «шелупонь» спровоцировало самый многочисленный митинг в Архангельске — на улицы вышли и те, кого экология совсем не волновала.



У Дмитрия Секушина не только «навальнистское» прошлое — на выборах в областное собрание он возглавлял предвыборный штаб кандидата справоросса, а сейчас называет себя членом Либертарианской партии. «Когда мы затеяли эту движуху, сразу договорились, что все флаги в сторону — никакая политическая сила возглавлять движение не будет»,— говорит он. Но флаги на митингах все же виднеются — в протестных акциях, которые организует движение, часто принимает участие системная оппозиция. Один раз коммунисты попробовали организовать митинг самостоятельно: по данным СМИ, на него пришло около 100 человек. Акция, которую на следующий день проводили гражданские активисты, собрала в 20 раз больше участников.

КПРФ обвиняет активистов движения в стремлении «хайпануть», но отдельные коммунисты все равно его поддерживают. Одна из лидеров движения «Поморье не помойка» Елена Калинина называет только одного депутата из всего облсобрания: «Леонид Таскаев из КПРФ тоже распространяет информацию о протесте. Если нужно отправить депутатский запрос — никогда нам не отказывает. А остальные депутаты из других фракций все время высказывают свою позицию, но конкретно ничем не помогают». Другие лидеры движения «Поморье не помойка» относятся к парламентарию с меньшим энтузиазмом. «Ну пускай пиарится. Если чем-то помогает — уже неплохо»,— улыбается Юрий Чесноков.

«Это не протест ради протеста,— говорит “Ъ” Леонид Таскаев.— Мы за то, чтобы нашу область в помойку не превращали именно такой управленческой политикой. Люди, которые принимали это решение, не умеют слышать альтернативную точку зрения».

Глава инициативной группы «Чистая Урдома» Светлана Бабенко признает, что призывы к единым областным митингам идут из Архангельска, «потому что они организовывать умеют»: «Нам без их помощи не справиться — такого бы всеобщего возмущения и протеста не получилось. Мы бы одни барахтались как котята». Но первая помощь урдомчанам поступила из другого региона. За пару недель до самого первого митинга в Урдому приехал Виктор Вишневецкий — владелец магазина детских игрушек, помощник депутата госсовета Коми от КПРФ Олега Михайлова.

Строительство мусорного полигона у железнодорожной станции Шиес

Фото: Виктор Кокарев, Коммерсантъ

В Республике Коми протест развивается по другому сценарию. До этого регион не славился протестной активностью. Когда по всей стране проходили митинги против пенсионной реформы, в Сыктывкаре нашлась лишь пара сотен протестующих. А на выборах в госсовет «Единая Россия» одержала уверенную победу, получив 58% голосов и оставив КПРФ далеко позади (7,4%). Но митинги против строительства на Шиесе получили больший отклик — и организуют их с самого начала именно коммунисты. «В Архангельске все мутят "навальнята", а коммунисты примазываются,— с улыбкой объясняет Виктор Вишневецкий.— У нас наоборот: КПРФ двигает все протесты, а парня из бывшего штаба Навального даже освистали на одном из митингов, очень уж невнятно говорил».

«У нас абсолютно большевистские принципы: каждый работает по способностям и возможностям. Мы рады всем, кто с нами,— говорит активист дружественного коммунистам объединения "Республиканская коалиция" Илья Болобан.— Сейчас дробиться и разбегаться по политическим квартирам нецелесообразно и контрпродуктивно». Его движение с самого начала активно участвует вместе с КПРФ во всех мероприятиях против «мусорного» проекта. Илья Болобан вместе с лидером «коалиции» Егором Русским в 2014 году принимали участие в событиях на Донбассе. Там Егор Русский стал мэром города Лутугино в самопровозглашенной ЛНР, а Илья Болобан — его советником.

Олег Михайлов признает, что протест в первую очередь политический, поскольку экологическая проблема пока напрямую не затронула жителей Архангельской области и Республики Коми. Параллельно с требованиями отменить стройку на Шиесе звучат и лозунги об отставке главы Коми Сергея Гапликова. «Главная задача — не допустить свалки,— говорит Олег Михайлов.— Но поскольку Гапликов ни разу никаких действий не предпринял, имея административный ресурс, его туда же — в мусор». Впрочем, и КПРФ, и «Республиканская коалиция» призывали к отставке главы региона задолго до появления проекта по вывозу мусора из Москвы.

Молодых коммунистов из Коми в Урдоме теперь считают своими. Глава рескома КПРФ Михайлов часто приезжает и привозит продукты, купленные на партийные деньги. Его помощник Виктор Вишневецкий устраивает экскурсии для активистов из Сыктывкара. К мнению Олега Михайлова прислушиваются и по другим причинам — он кандидат биологических наук и научный сотрудник Института биологии Коми научного центра Уральского отделения РАН.

«Все понимают, что они коммунисты, но это не важно,— говорит депутат Урдомы Александр Марьин.— Совершенно все равно, откуда они, пиарятся или нет,— главное, что от них есть польза».



Но к участию политиков в «мусорном» протесте так же относятся далеко не все.

«"Единая Россия" и Владимир Владимирович, а больше никого для нас не было»


«Чужой» мусор и действия «своих» чиновников спровоцировали политическую нестабильность в двух регионах накануне местных выборов. В Коми в 2020 году пройдут выборы в госсовет, а в 2021-м будут избирать главу республики. В Архангельской области губернаторские выборы состоятся уже в следующем году.

«Мы же все понимаем, что система обострения общественно-политической ситуации в Архангельской области нацелена на выборы главы региона 2020 года»,— заявлял “Ъ” губернатор Архангельской области Игорь Орлов. Но протестующие думают иначе. «Зачем людям вкладываться в отставку Орлова, если он сам себя загубил своими действиями? — говорит депутат фракции КПРФ Леонид Таскаев.— Даже если губернатор отменит проект на Шиесе, то доверие людей к нему все равно уже не вернется». Впрочем, у Игоря Орлова были проблемы с избранием еще в 2015 году — до «мусорного» скандала и пенсионной реформы, но меньше чем через два года после присоединения Крыма к РФ. Тогда он набрал всего 53,25% голосов избирателей, и чуть было одним из первых врио губернаторов не провалился во второй тур.

В Архангельской области развитие истории с Шиесом сопровождается падением поддержки партии власти. В 2013 году в целом по региону «единороссы» на выборах в облсобрание набрали 40,39% при 12,88% у ближайших конкурентов из КПРФ. Но в 2018-м баланс сил изменился: «Единая Россия» довольствовалась 31,59% голосов, а КПРФ, ЛДПР и «Справедливая Россия» суммарно набрали более 57%. Лишь благодаря одномандатникам единороссы сохранили большинство в областном собрании.

Показательны результаты голосования в Урдоме. В 2013 году на избирательном участке в поселке была крайне низкая явка — голосовать пришло всего 258 человек из 1,8 тыс. зарегистрированных избирателей. Тогда «Единая Россия» победила, получив 43,41% голосов (112 человек). Но в сентябре 2018 года, после двух месяцев волнений вокруг Шиеса, явка резко выросла более чем в 2,5 раза (663 избирателя). «Единороссы» получили в шесть раз меньше — лишь 7,39% голосов (49 человек). А за победивших коммунистов отдали голоса 38,76% урдомчан (257 человек).

«После всех этих событий резко доверие (к партии власти.— “Ъ”) снизилось,— рассказывает глава инициативной группы "Чистая Урдома" Светлана Бабенко.

— А раньше как было: есть "Единая Россия" и Владимир Владимирович, а больше никого для нас не было. Мы же считали: ну кто, кроме него? А сейчас и он нас не слышит».



Владимир Владимирович все же услышал. В середине мая президент раскритиковал проект в ходе медиафорума ОНФ в Сочи: «Не очень понимаю, зачем создавать опять полигон, если о нем идет речь, в непосредственной близости от населенных пунктов». Тогда он пообещал обсудить это с руководством Москвы и Архангельской области: «Они не могут решать это келейно, не спрашивая мнения людей, которые проживают в непосредственной близости от тех полигонов».

Но сворачивать проект никто пока не собирается — неизвестно и о каком-либо опросе «мнений людей». В пресс-службе мэрии Москвы не ответили на запросы “Ъ”. В компании-застройщике ООО «Технопарк» отказались отвечать на любые вопросы, связанные с Шиесом, и предложили лишь смотреть «новости в официальной группе "ВКонтакте"». «Плановое завершение подготовительного этапа не является приостановкой работ самого проекта»,— написано там.

Видимо, чтобы уложиться в срок до 15 июня, на участках возле железнодорожной станции, после месяцев затишья, стройтехника заработала в полную силу. По словам активистов, на станцию несколько раз прилетал вертолет, чтобы доставить топливо на стройплощадку. Теперь ее охраняют от урдомчан люди с оружием: в середине мая там появились два десятка бойцов в специальной экипировке и с автоматами. Но жители все равно пытаются помешать строительству. Один раз десятки протестующих перекрыли вертолетную площадку, куда должны были выгрузить партию топлива. Чтобы их согнать, охрана стройки применила силу. Житель Урдомы Николай говорит, что сопротивляться стройке здесь будут до конца, «потому что терять всем нечего». У пенсионера в нескольких метрах от будущего полигона охотничья изба. «Как только поедет первый вагон с мусором — начнется война»,— предупреждает он.

Анна Васильева, Архангельск—Урдома—Сыктывкар


Комментарии
Профиль пользователя