Коротко

Новости

Подробно

Фото: Кристина Кормилицына / Коммерсантъ   |  купить фото

От республики до республики

Как возник вопрос о границе Чечни и Ингушетии

от

История советского периода Чечни и Ингушетии как национально-государственных территорий ведет свой отсчет с первых послереволюционных лет. Административные перемены происходили с такой регулярностью, что вопрос о границах не мог быть даже поставлен раньше нынешнего периода.


В ноябре 1920 года съезд народов Терской области провозгласил создание Горской Автономной Советской Республики со столицей во Владикавказе, состоящей из шести административных округов, в числе которых были Чеченский и Назрановский. В составе Горской Республики на землях между двумя национальными округами, на которых в основном жило русскоязычное население, был образован также Сунженский казачий округ. В 1922 году чеченский округ был выделен из Горской АССР и преобразован в область с включением в нее Сунженского казачьего округа.

В 1924 году Горскую АССР упразднили, и на части ее территории создали Ингушскую автономную область. Советская пропаганда эти преобразования преподнесла как «освобождение трудящихся Северного Кавказа от национального гнета и ликвидацию национального неравенства во всех областях жизни». Однако сами жители новых национальных областей к навязываемым советской властью порядкам отнеслись неоднозначно. В особенности проявлять недовольство стали чеченцы. Весной 1923 года, как свидетельствуют исторические источники, чеченцы бойкотировали выборы в местные советы и разгромили избирательные участки в некоторых населенных пунктах, протестуя против стремления центральных органов навязать им своих представителей на выборах.

В 1929 году жители многих чеченских аулов отказались от поставки хлеба государству. Они требовали прекращения хлебозаготовок, разоружения и удаления с территории Чечни всех хлебозаготовителей. В начале 1932 года в связи с коллективизацией в Чечне вспыхнуло масштабное восстание, в котором на этот раз приняла участие и значительная часть русского населения надтеречных казачьих станиц. Оно было подавлено в марте 1932-го, и в результате целые аулы были депортированы за пределы Северного Кавказа.

Подавив волнения, власти снова взялись за административно-территориальное переустройство региона. 15 января 1934 года Чечня и Ингушетия были объединены в одну область, а еще через два года была создана Чечено-Ингушская Советская Социалистическая Республика (ЧИАССР). Причина этих административно-территориальных преобразований, судя по всему, была не столько хозяйственно-экономической, сколько политической. В объединенной республике практически все главные должности в политических и силовых структурах занимали русские. Эта практика в Чечено-Ингушетии продолжалась вплоть до 1989 года, когда на должность первого секретаря обкома КПСС был избран чеченец Доку Завгаев.

Рожденная в 1934 году Чечено-Ингушетия просуществовала десять лет: в 1944-м чеченцы и ингуши были депортированы в Среднюю Азию и Сибирь, а их республика упразднена. На месте ЧИАССР был образован Грозненский округ в составе Ставропольского края. В состав Дагестана были включены Ауховский, Веденский, Ножай-Юртовский, Саясановский, Чеберлоевский, а также Курчалоевский и Шароевский районы, за исключением северо-западной части этих районов, и восточная часть Гудермесского района. На западе к Северной Осетии отошел Пригородный район. Позднее Грозненский округ был выделен в самостоятельный субъект РСФСР и преобразован в область. В 1946 году упоминание ЧИАССР исключили из Конституции РСФСР, а позднее и из Конституции СССР.

9 января 1957 года указами президиумов Верховных советов СССР и РСФСР Чечено-Ингушская АССР была восстановлена, причем в несколько иных границах, чем при упразднении. В ее составе остались переданные в 1944-м из Ставропольского края в Грозненскую область Наурский и Шелковской районы с преобладающим русским населением. Но при этом не были возвращены Ауховский и Пригородный районы, оставшиеся в Дагестане и Северной Осетии соответственно. 11 февраля 1957 года Верховный совет СССР утвердил указ своего президиума от 9 января и вернул в ст. 22 Конституции СССР упоминание об автономии.

8 июня 1991 года по инициативе Джохара Дудаева в Грозном собралась часть делегатов первого Чеченского национального съезда (первый состоялся в 1990 году, господин Дудаев был на нем гостем), которая провозгласила себя Общенациональным конгрессом чеченского народа (ОКЧН). 12 марта 1992 года парламент Чечни принял конституцию республики, согласно которой она провозглашалась «суверенным демократическим правовым государством, созданным в результате самоопределения чеченского народа».

4 июня 1992 года Верховный совет РФ принял закон «Об образовании Ингушской Республики в составе Российской Федерации». Тогда же в Грозный к Джохару Дудаеву приехал только что назначенный руководителем Ингушетии Руслан Аушев, в генеральском мундире со звездой Героя Советского Союза на лацкане. Чеченский лидер также облачился в генеральский мундир, который у него на всякий случай всегда висел в кабинете. «Вы объявили независимость, и я с уважением отношусь к этому выбору,— сказал генерал Аушев,— но ингуши с Россией, и нам нужно договориться о границе между республиками».

По итогам переговоров было решено, что границы не будет.

Дело, конечно, было не только в добрых отношениях чеченцев и ингушей, но и в том, что определить, где эта граница должна пройти, оказалось очень непросто.

Когда Руслана Аушева во времена его президентства и после спрашивали, где проходит граница между Ингушетией и Чечней, он отшучивался: «Ингушетия начинается от Владикавказа и заканчивается у Хасавюрта, а Чечня начинается от Хасавюрта и заканчивается у Владикавказа».

После окончания первой чеченской войны, когда в дагестанском Хасавюрте секретарь Совета безопасности РФ Александр Лебедь и командующий чеченскими вооруженными формированиями Аслан Масхадов подписали мирные соглашения, ичкерийские власти стали уточнять линию внешней границы Чечни. Следует отметить, что тогда речь шла о госгранице, поскольку чеченские лидеры считали Чечню независимым государством. На выездах из республики наряду с полицейскими были выставлены посты Государственной таможенной службы Ичкерии, которые строго контролировали ввоз и вывоз промышленных и продовольственных товаров. Впрочем, каждый пост контролировался кем-то из полевых командиров, который и определял размер таможенной пошлины.

Чеченские лидеры гордились тем, что, как они считали, независимая Ичкерия имела границу не только с Россией, но и с Грузией — там, где территория горного Итум-Калинского района соприкасалась с Панкисским ущельем. Власти Ичкерии даже пробили в горах дорогу, которая должна была связать Чечню с грузинским населенным пунктом Шатили. Однако грузины встречный шестикилометровый участок дороги строить не стали.

Если на юге, на востоке и севере с границей у Чечни все было ясно, то на западе с Ингушетией граница оставалась прозрачной и после первой войны. Новый лидер Ичкерии Аслан Масхадов соблюдал договоренности Джохара Дудаева с Русланом Аушевым.

Однако фактическую границу между двумя республиками провели боевые действия, в ходе которых чеченская и ингушская территории оказались разделены блокпостами федеральных сил.

Жители Чечни хорошо помнят печально известный блокпост «Кавказ», за которым начиналась спасительная для чеченских беженцев территория Ингушетии. Когда однажды в ноябре военные закрыли пост и на чеченской стороне под открытым небом скопились десятки тысяч беженцев, Руслан Аушев под угрозой применения оружия заставил военных поднять шлагбаум.

По этой неформальной линии между Чечней и Ингушетией и зафиксирована административная граница в подписанном главами двух республики Рамзаном Кадыровым и Юнус-Беком Евкуровым, а затем и ратифицированном региональными парламентами соглашением.

Муса Мурадов


Комментарии
Профиль пользователя