Коротко

Новости

Подробно

Фото: Александр Миридонов / Коммерсантъ

Инфляцию пустили в расход

Как правительство распорядится ее неожиданным снижением в 2020 году

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 1

Вчера закончилась серия совещаний у президента перед внесением в Госдуму проекта бюджета на 2020–2022 годы. Основное структурное изменение в бюджете на 2020 год — изменение прогноза инфляции на один процентный пункт в сравнении с планами ЦБ — 3% роста цен вместо 4% — и ряд других факторов позволили, не меняя ничего принципиально, обеспечить рост расходов к планам на следующий год на 0,7% при некотором изменении структуры расходов. Крупнейшие бенефициары перераспределения — социальные статьи бюджета, межбюджетные трансферты, расходы на защиту от чрезвычайных ситуаций, исследования и закрытые статьи. Макроманевры в рамках «бюджетного правила» пока выглядят безопасно, вопрос лишь в том, удастся ли правительству на практике тратить полученные деньги в срок — в 2019 году это получается посредственно.


Процесс составления правительством бюджета, в 2019 году происходящий в силу ограничений «бюджетного правила» необычно спокойно и бесконфликтно, практически завершен. Вчера президент Владимир Путин встретился с правительством, обсудив (помимо отопительного сезона) принятый на заседании 19 сентября в целом бюджет. На совещании министр экономики Максим Орешкин в очередной раз выдвинул предложения по «умному» снижению налога на прибыль для инвесторов. Впрочем, в проекте бюджета, имеющемся в распоряжении “Ъ”, они не учтены. Накануне, 23 сентября, президент принял у себя главу ЦБ Эльвиру Набиуллину и отдельно премьер-министра Дмитрия Медведева. Вечером проект бюджета был опубликован, на его общественное обсуждение даны семь дней.

Самый интересный сюжет вокруг бюджета, впрочем, обнаруживается как раз между ЦБ и Минэкономики: ведомство Максима Орешкина заложило в бюджетный прогноз на 2020 год инфляцию в 3% — Банк России сейчас ожидает ее выше 4% по итогам 2019 года (Минэкономики — 3,6%) и столько же в 2020 году. Минфин оказался совершенно не против снизить масштабы индексации ряда трат бюджета в сравнении с тем, насколько их пришлось бы индексировать в 2020 году согласно бюджету на 2019–2021 годы). Вероятность реализации прогноза Минэкономики существует, особенно в случае, если зафиксированное в 2019 году отставание в расходовании федеральных средств на уровне около 800 млрд руб. в следующем году не будет преодолено, однако пока Белый дом рассчитывает на то, что в начале 2020 года бюджетные деньги будут поступать в экономику в сверхплановых объемах.

Так или иначе, в том числе за счет «потерявшегося» процентного пункта инфляции и ряда других факторов, связанных со структурой доходов бюджета 2020 года (см. «Мониторинг»), от планов прошлого года расходы федерального бюджета вырастут на 0,7%, то есть около 0,6% ВВП, и останутся в рамках «бюджетного правила». При этом практически на все отраслевые статьи расходов, нацпроекты и госпрограммы увеличили финансирование — меньше всего увеличение при этом коснулось статьи «Национальная оборона», расходы по ней возрастут лишь на 1,9% к бюджету на 2020 год, утвержденному в этом году. Доля «оборонных» расходов к ВВП будет расти с 2,4% в 2020 году до 2,6% в 2022-м, но снижаться в общем объеме федеральных расходов — с 16,8% в этом году до 15,9% в 2022-м.

Впрочем, прозрачности в бюджете на 2020–2022 годы немного. Лидеры роста — полузакрытые и закрытые статьи типа «иных вопросов», так, в секторе нацбезопасности, который по финансированию увеличится более чем на 11%, весь рост обеспечен ростом «иных расходов» с 171 млрд до 422 млрд руб.

«Другие вопросы» экологии увеличили финансирование на 69%.

При этом нацпроект по экологии даже чуть сокращен — в основном за счет того, что расходы на утилизацию высокоопасных, в основном атомных, отходов в нем снизились (они профинансированы еще в этом году из резервов), а из нацпроекта в экогоспрограмму перекочевали около 130 млрд руб., в значительной части на «мусорные» проекты (вероятно, доля их финансирования федеральным центром вырастет). Наконец, в бюджете на 2020–2022 годы значимо увеличено финансирование борьбы с чрезвычайными ситуациями: судя по всему, паводки 2019 года Белый дом напугали.

Наконец, в бюджете очень весомыми расходами являются субсидии юрлицам, госкорпорациям и т. п. (488 млрд руб. в 2020-м и 551 млрд руб. в 2022 году), значительная часть которых закрыта, причем в этой сфере теперь есть даже засекреченные трансферты регионам. Сами региональные трансферты Минфину удалось увеличить на 8,7% в 2020 году, 11,9% в 2021-м, в 2022 году они будут снижены от расходов 2021-го на 6,4%.

Главное изменение цифр в 2020 году в социальной сфере чисто формально: после принятия решения о постоянном характере режима работы пенсионной системы (отказа Белого дома от постоянного продления временного режима отмены пенсионных накоплений) расходы на пенсионные трансферты в 3 трлн руб. в год перешли из категории «непрограммных» в госпрограмму «Развитие пенсионной системы», в результате часть аналитических цифр социальных расходов выросла на десятки и даже сотни процентов, но никаких радикальных изменений на деле не произошло. Отметим, в пояснительной записке к бюджету Минфин сформировал отдельную справку-таблицу по всем расходам федерального бюджета на поддержку семей. Это внушительные цифры: 892 млрд руб. в 2020 году, 925 млрд руб. в 2021-м, 890 млрд руб. в 2022-м. Приоритеты в этой сфере правительства внятно демонстрирует структура этого показателя: в 2020 году треть расходов на семьи — это маткапитал (316 млрд руб.), примерно шестая часть — на выплаты по рождению первого ребенка в семье (150 млрд руб., через регионы), 14% на образование (122 млрд руб.), 8% на здравоохранение, 3% на жилье, 2% на транспорт. Подавляющий объем «семейных» трат бюджета ориентирован на демографию: часть экономии бюджета в 2020–2022 годах вызвана проблемами именно с ней.

Один из бенефициаров перераспределения бюджета этого года — наука, в том числе отраслевая. Здесь также много закрытых пунктов, приоритеты здесь также неплохо видны из структуры общих расходов на НИОКР (514 млрд руб. в 2020 году, 540 млрд руб. в 2022-м). Крупнейшая статья расходов 2020 года в этой сфере — научно-техническое развитие (249 млрд руб.), далее — космос (107 млрд руб.), авиапром (45 млрд руб.), здравоохранение (28 млрд руб.), национальная экономика (12 млрд руб.)

Довольно существенный рост расходов в здравоохранении (9,3% прироста в 2020 году в госпрограмме и 7,2% в профильном нацпроекте) обеспечен дополнительным ростом финансирования онкологической подпрограммы (на 11,5% в 2020 году и на 12,2–12,9% в последующих), ростом расходов на ремонт клиник (на 11,7–13,6% в 2020–2021 годах) и увеличением на 37,8% расходов на подготовку кадров. Растут расходы на нацпроект по жилью: на 11,2% в 2020 году (к текущим планам на 2020-й), на 20,1% в 2021 году и на 38,7% в 2022-м. Впрочем, текущие проблемы нацпроекта связаны с дефицитом частных, а не государственных инвестиций в РФ.

Наконец, в следующие три года государство сможет более свободно оперировать системой «материальной мотивации» чиновников — об этом есть прямое указание в проекте бюджета. Речь идет о суммах около 200 млрд руб. в 2020-м и почти 300 млрд руб. в 2021 году — это зарплаты госаппарата, которые могут в ходе кадровой реформы стать больше, чем сейчас, при сокращении числа госслужащих.

Дмитрий Бутрин


Минэкономики в 2020 году ждет еды подешевле

В расчетах прогнозов Минэкономики самой медленно растущей составляющей общего индекса потребительских цен станет инфляция на товарном рынке — точнее, агроинфляция. Основным источником затухания инфляции и, судя по расчетам ведомства, главным объектом игнорирования потребителем на внутреннем рынке в 2020 году станет продукция отечественного сельского хозяйства. Розничные цены на продукты питания замедлятся за год на 1 процентный пункт — до 2,7%, а дефлятор в российском сельском хозяйстве при неизменных темпах выпуска рухнет с 9,4% в 2019 году до 3,7% в 2020 году. Эта конструкция достаточно противоречива сама по себе, к тому же, существует, видимо, только один простой, надежный и быстрый способ реализации этой схемы — снятие введенных РФ в 2014 году «контрсанкций», ограничений на импорт продовольствия из ЕС, и массированное возвращение на российский рынок производителей европейских продуктов питания. Впрочем, ничего подобного в тексте прогноза Минэкономики не описано и не предлагается, как и других практических действий в поддержку очень низких уровней темпов роста цен на продовольствие уже через несколько месяцев. Альтернатива — обвал цен на мировом продовольственном рынке уже в самое ближайшее время. Впрочем, здесь, кажется, недостаточно будет усилий не только Минсельхоза и Минэкономики РФ, но и всего остального правительства России.

Алексей Шаповалов, Дмитрий Бутрин


Комментарии
Профиль пользователя