Коротко

Новости

Подробно

2

Фото: Кристина Кормилицына / Коммерсантъ   |  купить фото

Бутылки оказались интереснее чемоданов

У участников «Артподготовки» возникли вопросы к работе следователя

от

Судебный процесс над тремя соратниками оппозиционера Вячеслава Мальцева, обвиняемыми в подготовке теракта, выявил ошибки следствия во время осмотра квартиры, где были найдены «коктейли Молотова». Следователь признал, что он не изучал содержимое дорожных сумок, стоявших в их комнате. Также выяснилось, что согласие на осмотр квартиры дали двое дворников, арендовавшие соседнюю комнату. Впрочем, суд пришел к выводу, что так можно. Процесс подходит к концу: на следующей неделе состоятся прения сторон.


На очередном заседании в Московском окружном военном суде по делу трех участников запрещенного в России движения «Артподготовка», выяснилось, что работа следствия во время осмотра квартиры, где были найдены «коктейли Молотова», была не идеальной. Адвокаты подсудимых ходатайствовали об исключении из числа допустимых доказательств протокола осмотра квартиры. В суд был вызван следователь, который проводил осмотр,— замначальника следственного отделения межмуниципального отдела МВД России города Московский НАО Москвы Сергей Панасенко.

Адвокаты попросили следователя описать, как именно происходил обыск. Выяснилось, что большое внимание он уделил заткнутым тряпками бутылкам с бензином на балконе, а вот вещи в комнате, где жили трое обвиняемых в подготовке теракта, не изучал.

Следователь вспомнил, что в комнате были «две-три дорожные сумки», но пояснил, что в них не заглядывал и содержимое не проверил. «А почему?» — поинтересовался председательствующий судья Евгений Зубов (рассматривал, в частности, дело об убийстве журналистки «Новой газеты» Анны Политковской и дело об убийстве корреспондента «Московского комсомольца» Дмитрия Холодова).

«Затрудняюсь ответить. Я с вами абсолютно согласен, понимаю, что вы хотите сказать. Да, необходимо было посмотреть. В настоящее время не помню (почему не заглянул.— “Ъ”)»,— ответил следователь.



Напомним, находящиеся на скамье подсудимых 39-летний Олег Дмитриев, 41-летний Олег Иванов и 46-летний Сергей Озеров состояли, по версии следствия, в созданном Вячеславом Мальцевым незарегистрированном движении «Артподготовка» (запрещено в России решением Красноярского краевого суда от 26 октября 2017 года). Господин Мальцев призывал сторонников к революции, которую назначил на 5 ноября 2017 года. Подсудимым были предъявлены обвинения по ч. 2 ст. 205.4 УК РФ (участие в террористическом сообществе) и ст. 30, ч. 2 ст. 205 УК РФ (приготовление к совершению теракта). Следователи установили, что не позднее 10 октября 2017 года обвиняемые создали в Москве ячейку движения и начали готовиться к теракту. Лидером группы считается господин Озеров.

Во время обыска на их квартире в городе Московский (Новомосковский округ Москвы.— “Ъ”) были обнаружены 13 «коктейлей Молотова» — бутылки из-под газированных напитков «Лимонад», «Дюшес» и «Тархун», наполненные бензином и заткнутые обрывками белого полотенца, а также металлическая канистра с бензином и банки с растворителем и маслом. Как утверждает господин Дмитриев, с ними жил еще один мужчина — Вадим Майоров, который, по его мнению, был провокатором спецслужб и который принес в дом бутылки и бензин. Однако продавец магазина автозапчастей опознал в господине Озерове человека, купившего у него канистру для бензина.

Адвокаты в ходе судебного заседания выясняли, должен ли был следователь взять согласие у проживающих в квартире на осмотр. Господин Панасенко пояснил, что согласие берется всегда у владельца жилища — лично или по телефону, а в случае невозможности быстро связаться с ним — у проживающих в квартире. При этом он добавил, что не помнит, брал ли он согласие у подозреваемых на осмотр их комнаты и балкона.

«Присутствующие не возражали на осмотр»,— добавил следователь, ранее заметив, что жильцы комнаты в этот момент лежали на полу, держа руки на затылке.



Впрочем, как оказалось, в протоколе досмотра фигурировали еще два человека — дворники Галиевы, которые жили в соседней комнате. Именно они дали согласие на обыск у соседей, вспомнил следователь. «То есть вы согласие у дворников, живущих в первой комнате, взяли, а у тех, кто во второй комнате жил не взяли»,— констатировал судья.

На этом основании адвокат господина Озерова Александр Борков попросил изъять протокол осмотра квартиры из доказательств. Прокурор в свою очередь указал, что внутри квартиры не было межкомнатных замков, поэтому не важно, кто из проживающих дал разрешение на обыск. «Формально разрешение было получено»,— согласился судья Евгений Зуев и отклонил ходатайство.

Судебный процесс, стартовавший 26 ноября 2018 года, подошел к концу: на следующем заседании 18 января состоятся прения сторон, а еще через три дня судебная коллегия удалится на вынесение приговора.

Анастасия Курилова


Комментарии
Профиль пользователя