Коротко


Подробно

Террорист посадил милиционера

приговор


Вчера в Кисловодске судья Виктор Беликов огласил приговор бывшему сотруднику кисловодской ГИБДД Станиславу Любичеву. Старший лейтенант милиции Любичев обвинялся в превышении должностных полномочий и получении взятки. Как указывалось в обвинительном заключении, подсудимый помог террористу Юсуфу Крымшамхалову провезти через блокпост "КамАЗ" с тремя тоннами взрывчатки. Потом ее использовали для взрывов жилых домов в Москве.
       Вчерашнее заседание началось с последнего слова обвиняемого. Судья Виктор Беликов был явно не в духе и перед тем, как дать слово подсудимому, заставил выйти из зала всю прессу, заявив, что журналисты только мешают всем работать. "Ваша честь, я ни в чем не виноват и прошу вас вынести мне справедливый приговор",— сказал обвиняемый Любичев. Председательствующий, не глядя на подсудимого, сухо сообщил, что приговор будет оглашаться в три часа дня.
       Чтение приговора продолжалось около часа. Судья Беликов подробно останавливался на всех показаниях, которые исследовались в суде, особенно на показаниях подельника Крымшамхалова Адама Деккушева и водителя "КамАЗа" Руслана Магаяева. Их он назвал объективными и подтвержденными другими доказательствами.
       По данным следствия, взрывчатка, позднее использованная для терактов, состояла из селитры, гексогена и алюминиевой пудры. Смесь была изготовлена в поселке Мирный (Карачаево-Черкесия), в бетономешалке во дворе Зухры Карабашевой. Обвиняемый в терроризме Адам Деккушев рассказал, что в середине августа 1999 года из-за нестабильной обстановки в Карачаево-Черкесии стало опасно хранить взрывчатую смесь в поселке. Его сообщник Юсуф Крымшамхалов принял решение перевезти взрывчатку в Кисловодск — на территорию товарной базы, где работал его дядя. Мешки со взрывчаткой перевозились под видом сахара. О перевозке сахара Крымшамхалов договорился со своим односельчанином Русланом Магаяевым. Тот сначала не соглашался, так как перед этим попал в аварию и в его "КамАЗе" были разбиты стекла, фары и плохо работали тормоза. Но Крымшамхалов сказал водителю, что на посту ДПС у него много знакомых милиционеров. Деккушев и Крымшамхалов сопровождали грузовик на "Москвиче".
       При въезде в Кисловодск "КамАЗ" Магаяева все же был остановлен, но стоящий рядом с Крымшамхаловым милиционер в форме махнул рукой проверяющему, и тот пропустил разбитый грузовик в город. Того милиционера водитель Магаяев, правда, не запомнил, так как видел его издалека и только со спины. Не подтвердил он и факт передачи взятки в виде мешка сахара, заявив, что при нем милиционеру ничего не передавали.
       В показаниях Адама Деккушева, который на следствии опознал Станислава Любичева по золотому зубу, говорилось, что, после того как "КамАЗ" проехал пост, милиционер сел в "Москвич" и сопроводил их до базы. Не доезжая базы, они остановили Руслана Магаяева и вытащили из грузовика мешок сахара, после чего Адам Деккушев лично отвез милиционера на Центральный рынок Кисловодска. Там милиционер отдал мешок грузчику и попросил Деккушева отвезти его на работу.
       Судья подчеркнул, что показания этих двух свидетелей объективны, так как ранее они не были знакомы с подсудимым и не испытывали к нему неприязненных чувств. Показания Юсуфа Крымшамхалова, который утверждал, что не помнит точно, с кем договаривался о пропуске машины через пост ГАИ, судья забраковал. Он отметил, что к показаниям Крымшамхалова нужно относиться критично, так как до этого свидетель около десяти лет был знаком с подсудимым, "был с ним в дружеских отношениях и даже имел общие дела". Не были приняты во внимание также показания жены Любичева и работников базы, где "КамАЗ" со взрывчаткой простоял почти две недели.
       Таким образом, по факту получения взятки судья посчитал обвинение доказанным. По второй инкриминированной подсудимому статье — "Превышение должностных полномочий" — судья не нашел состава преступления. "В должностные обязанности Любичева в тот период не входили проверка машин и досмотр грузов,— пояснил судья.— К тому же стоявшие на посту сотрудники ГИБДД не были его подчиненными. А уголовная ответственность может вытекать только из должностных полномочий". Преступление по этой статье, по мнению судьи Беликова, совершил другой, "не установленный следствием сотрудник милиции".
       Несмотря на множество смягчающих обстоятельств: 20 лет беспорочной службы, отсутствие судимостей, положительные характеристики и наличие несовершеннолетних детей, судья посчитал, что наказание должно быть связано с лишением свободы. Срок, который суд определил Станиславу Любичеву,— четыре года колонии общего режима без права в течение двух лет занимать какие-либо ответственные должности в органах госслужбы. Датой заключения под стражу было объявлено 14 мая 2003 года. После оглашения приговора в зал вошел конвой. На осужденного Любичева надели наручники. Защита осужденного заявила, что будет писать кассационную жалобу, так как в ходе судебных слушаний сторона обвинения не представила ни одного доказательства дачи взятки, кроме показаний террориста Адама Деккушева. "Получается, что показания террориста перевесили показания милиционера",— сказал адвокат Леонид Любимов.
АЛЕКСАНДРА Ъ-ЛАРИНЦЕВА, Кисловодск

Тэги:

Обсудить: (0)

Комментировать

Наглядно

валютный прогноз

обсуждение