Коротко


Подробно

Чего не хочет поколение Путина

Станислав Кучер — о причинах протеста молодежи

Мэр Москвы Сергей Собянин назвал акцию протеста 12 июня на Тверской улице «подлой провокацией». По его словам, полиция и ОМОН действовали профессионально и правильно. На несанкционированный митинг вышли минимум 4,5 тыс. человек, сотни были задержаны. Обозреватель «Коммерсантъ FM» Станислав Кучер — о разнице между протестами «поколения Путина» и молодежной активностью 30-летней давности.


«Подлая провокация», «испортил праздник», «цинично использовал молодежь» — реакция российского истеблишмента на события 12 июня иллюстрирует печальный факт: в Кремле как не понимали, так и не понимают, что проблема не в Навальном.

Проблема в неспособности власть предержащих дедов понять, чего хотят их внуки и чего они не хотят.



А главное, чего, похоже, не хочет самая активная часть «поколения Путина» — жить в доме, который построил Путин.

Мне скажут: разве несколько десятков тысяч оболваненных Навальным юнцов представляют целое поколение? И даже если представляют, зачем преувеличивать масштаб бедствия и нагнетать – непоротая молодежь во все времена бунтовала на кураже и всегда успокаивалась, перегорала, обрастала жирком и превращалась в конформистов.

На Востоке говорят: учитель появляется тогда, когда готов ученик. Подобной уличной активности россиян в возрасте от 16 до 30-ти Россия не видела с конца 80-х. Обвинять в этом Навального так же глупо, как обвинять оппозиционеров той поры в том, что на их митинги приходили молодые неформалы всех мастей. Просто тогда у молодежи был выбор – Станкевич, Собчак, Старовойтова, Ельцин, а теперь на зачищенной поляне протеста, кроме Навального, нет никого. Навальный – не только единственный, кто остался, он единственный, кто разговаривает с поколением Путина на их языке и говорит им: «Ребята, я вас слышу, понимаю, я такой же, как вы, я могу вас организовать и, если надо, отправиться с вами в одно отделение в одном автозаке».

Навальный давно уловил суть молодежного протеста: он не про то, как должно быть, а про то, как быть не должно. Он не про стремление к красивому будущему, а про неприятие уродливого, на их взгляд, настоящего. Если совсем коротко, он про глагол «надоело!» с восклицательным знаком и всеми более красноречивыми его синонимами. В этом смысле – да, поколение Путина мало чем отличается от поколения позднего застоя и ранней перестройки, самые активные представители которого кричали «Мы ждем перемен!»

Но есть одно громадное отличие между людьми «комсомольского возраста» тогда и теперь. Это отличие – страна, в которой они живут, точнее, путь, по которому она развивается. Те, кто кричал «Надоело!» в конце 80-х, чувствовали, как уходит старое и наступает новое. Они видели, как на их глазах десятилетиями закрытое общество превращается в открытое. Что невозможность жить по-старому признали в Кремле, что во власти идет борьба за то, какими темпами должна меняться страна, что часть элиты цепляется за прошлое, но сомнений в необходимости перемен нет ни у кого, кроме совсем безнадежных стариков брежневского призыва. На глазах поколения 80-х рухнула Берлинская стена и «железный занавес», страна добровольно выходила из международной изоляции, перемены в России ждали и приветствовали по всему миру.

Страна, в которой живет поколение Путина, развивается в парадигме «Назад в будущее». Моя аполитичная 26-летняя сестра показывает мне фотографию надписи у входа в малайзийский ресторан «Оккупантов не обслуживаем!» и спрашивает, почему в Америке, Европе и передовых странах Азии нас считают агрессорами. 25-летний коллега сообщает, что последней каплей в его решении выйти на Тверскую стал просмотр в Youtube фрагмента передачи Кеосаяна, где тот пытается высмеивать Макрона. 18-летняя дочь моего одноклассника бросает колледж потому, что их препод объявил студентам, что соцсети придумали в ЦРУ для развала России. В интернете, где живет это поколение, мир един, стираются границы и рушатся стены. В реальности, которую оно видит, отрываясь от гаджета, Россия — в кольце врагов и новый железный занавес — вопрос времени. О загнивающем аморальном Западе из каждого утюга вещают стареющие лицемеры, чьи дети, дома и деньги давно не в России. На следующие шесть лет их призывают выбрать того же лидера, которого они видели с голым торсом на лошади еще в начальной школе. Это не то настоящее и не то будущее, в котором нормальный здоровый 20-летний человек хочет жить вне зависимости от политических убеждений и того, есть ли таковые у него в принципе.

Можно спорить о том, за что борется, с кем или в какую игру играет Навальный.

Но на Тверскую в день России вышел безбашенный авангард той молодой России, которой их «отцы» могут предложить только одно: оставаться хранителями и заложниками собственной старости.



Наглядно

все спецпроекты

актуальные темы

все темы
все проекты

обсуждение