Первая война

С чего начинался чеченский сепаратизм,
как конфликт центральной власти c самопровозглашенной республикой перешел в открытую фазу и дошел до войны,
воспоминания и мнения очевидцев 20 лет спустя — в хронике «Ъ»
23 мая 1988 года

23 мая 1988 года в Грозном на центральной площади проходит многотысячный митинг активистов зеленого движения. Митингующие выступают против строительства в городе Гудермес (40 км от Грозного) биохимического завода, которое началось еще в 1985 году.

Недовольство вокруг этой стройки разгорелось после публикаций в центральных СМИ о вреде биохимических производств. Органами охраны правопорядка предпринимаются несколько попыток остановить людей. Тем не менее около ста человек добираются до центральной площади Грозного. К 11 часам вечера там уже находится примерно 3-5 тыс. человек. Руководит митингом один из первых чеченских «зеленых» Хож-Ахмед Бисултанов. Глава мусульман
Чечено-Ингушетии Шахид-Хаджи Газабаев уговаривает собравшихся разойтись.

Спустя какое-то время экологические требования «зеленых» сменяются на политические, а само движение берет название «Народный фронт».

23 ноября 1990 года

В Грозном проходит общенациональный конгресс чеченского народа (ОКЧН), в работе которого принимают участие около 1 тыс. избранных в селениях и городах республики делегатов, а также представители чеченской диаспоры за рубежом.

Архивные съемки, 1992 год


Один из организаторов съезда народный депутат автономной республики Леча Умхаев говорит в интервью журналистам: «Одинаково уставшим от житейских тягот людям всех национальностей нужен мир и согласие. Их взаимные отношения могут и должны строиться только на доверии и уважении друг друга. Так было испокон веков, и так должно быть впредь».

Съезд провозглашает Чечено–Ингушетию союзной республикой в составе СССР и принимает декларацию о государственном суверенитете. Инициатором этих решений становится тогда первый секретарь республиканского комитета КПСС Доку Завгаев. А будущий президент независимой Ичкерии генерал Джохар Дудаев присутствует на съезде в качестве почетного гостя.

Развал СССР спровоцировал тектонические процессы на постсоветском и российском пространстве. И Чечня была не первой. Вообще, надо вспомнить о 400-летнем противостоянии народов Чечни и российской империи. В царские времена не очень жаловали чеченцев, тогда также подписывались документы, очень похожие на современные. Чеченцы обещали не воровать, не убивать, а царские генералы обещали их не уничтожать. Да и в советские годы до Великой Отечественной войны раз в 2-3 года применялись вооруженные акты по подавлению чеченских восстаний и мятежей. В годы войны было и массовое дезертирство. Тем не менее среди защитников Брестской крепости были сотни бойцов из Чечни и Ингушетии. Потом была депортация 1944 года, и это незаживающая рана до сих пор в сердце народов Кавказа. Хрущев потом несколько районов Ставрополья отдал Чечне в знак примирения, но с развалом СССР самосознание чеченцев вновь воспламенилось.
Иван Рыбкин, председатель Государственной думы первого созыва (1994—1996 гг.)
6 сентября 1991 года

1-2 сентября третья сессия ОКЧН объявляет Верховный совет Чечено-Ингушской Республики низложенным и передает всю власть на территории Чечни исполкому ОКЧН во главе с генералом Джохаром Дудаевым. 4 сентября чеченские гвардейцы занимают здание телецентра и Дом радио. Джохар Дудаев зачитывает обращение, в котором называет руководство республики «преступниками, взяточниками, казнокрадами» и объявляет, что с «5 сентября до проведения демократических выборов власть в республике переходит в руки исполкома и других общедемократических организаций».

Новости от 5 сентября 1991 года

5 сентября отряд национальной гвардии захватывает здание КГБ республики, убив одного сотрудника. Хранившееся здесь оружие — две тысячи автоматов и два миллиона патронов — попадает в руки отряда Джохара Дудаева. Тогда же исполком ОКЧН объявляет, что законы СССР не действуют на территории Чечено-Ингушской Республики.

6 сентября сторонники независимости Чечни разгоняют Верховный совет Чечено–Ингушетии – около 40 депутатов. В качестве временного правительства учреждается Временный комитет по контролю за работой народнохозяйственного комплекса (позже — Комитет по оперативному управлению народным хозяйством) во главе с Яраги Мамодаевым.

Муса Мурадов,
корреспондент ИД «Коммерсантъ»,
в годы войны главный редактор газеты «Грозненский рабочий»


«В стеклянный фасад Дома политпросвещения летят булыжники. Сыплется стекло. В здание с улицы врывается толпа, выкрикивая воинственные лозунги. Разбиваясь на мелкие ручейки, толпа в считанные секунды заполняет весь вестибюль, а затем, сметая оказавшихся на пути сотрудников аппарата Верховного совета и журналистов, устремляется в главный зал, к депутатам. Что могло произойти в зале, если бы эти люди добралась до членов Совета? – одному Аллаху известно! Толпа жаждала крови. Депутатской! Дело в том, что депутаты уже неделю безвылазно сидели в Доме политпроса, отказываясь выполнить требования митингующих сложить полномочия, и толпа решила от уговоров перейти к действиям.

На пороге зала появляется один из авторитетов чеченской революции Юсуп Сосламбеков. «Аллаху Акбар», – выкрикивает он. Обезумевшая толпа отвечает многоголосым «Аллаху Акбар» и замирает. Сосламбеков поворачивается к депутатам и говорит: «Выходите!». Митингующие расступаются, образовав живой коридор. Депутаты один за другим идут к выходу, сбрасывая «корочки». А если кто-то из них забывает сделать это, то из толпы напоминают пинком.

Без крови не обходится. Услышав крики ворвавшихся в здание, депутат и глава Грозного Куценко выбирается на улицу через потайной ход, но под натиском преследователей срывается с окна второго этажа и разбивается насмерть. Или же его столкнули. Как было на самом деле, никто выяснять не стал».

27 октября 1991 года

27 октября проходят выборы президента и парламента Чечни. За день до этого в грозненской прессе публикуется постановление Верховного совета СССР, согласно которому выборы в высшие органы Чеченской республики считаются незаконными, а их результаты — не имеющими силы. В преддверии намеченных выборов кандидатами в президенты Чеченской республики выдвинуты пять человек, а на 41 место членов парламента — 187 претендентов. По данным Центризбиркома Чечено-Ингушетии, в выборах принимают участие 72% избирателей, за генерала Дудаева голосуют 412,6 тыс. человек (90,1%).

Поздно ночью 27 октября, после объявления предварительных результатов, генерал Дудаев устраивает пресс-конференцию, на которой заявляет, что избрание президента и парламента — «качественно новый этап в жизни чеченского народа, логическое завершение тяжелейшего исторического пути к своей самостоятельности».

Первым же декретом Джохар Дудаев объявляет Чечню независимым государством и обращается к руководству России с предложением подписать договор о мире и сотрудничестве. Он также говорит, что Чеченская республика готова строить с Россией отношения на принципах равенства, взаимовыгодности и учета интересов обеих сторон.

Муса Мурадов,
корреспондент ИД «Коммерсантъ»,
в годы войны главный редактор газеты «Грозненский рабочий»


«В конце октября 1991 года в редакцию газеты «Грозненский рабочий» приходит генеральный прокурор независимой Ичкерии Эльза Шерипова и кладет мне (я тогда заместитель главного редактора) на стол текст основного закона: «Публикуй!» Машинописный текст изобилует опечатками. В некоторых абзацах вместо «Чечня» фигурирует «Судан» и названия прибалтийских республик: документ был наспех скомпилирован из конституций этих стран. «Это пустяки, – говорит генеральный прокурор, исправляя ошибки. – Нам нужно как можно скорее зафиксировать суверенитет. Народ устал, он не может ждать».

Текст был большой – на два газетных разворота. И я тогда подумал: почему бы редакции на этом не заработать? Отдав текст в набор, я отправляюсь к президенту. Джохар меня принимает сразу: в начале президентства он был еще доступен. Он выходит из-за рабочего стола, садится напротив и, выставив, как он любил делать, вперед кулаки, говорит: «Докладывай!»

Я начинаю издалека: «Понимаешь, Джохар, наступили рыночные отношения, газету никто не финансирует, деньги сами зарабатываем, а некоторые чиновники этого не понимают...»

Генерал слушает меня, не перебивая, полчаса. В приемной народ начинает уже галдеть, секретарша еле сдерживает пытавшихся ворваться. В те дни дудаевская резиденция напоминает Смольный в 1917-м году: в предбаннике народ стоит с утра до полуночи – с любым вопросом все идут к президенту. И он поначалу никому не отказывает во встрече.

— Так, чем я могу быть полезен вашей газете?
— Редакция вправе ожидать оплату за размещение текста конституции и других официальных документов. Нужно, чтобы вы распорядились...

Президент минуту молчит. Затем встает и, не прощаясь, направляется в сторону комнаты отдыха. Наш разговор на этом заканчивается. Заработать на конституции редакции так и не удается: все, что потом приносят из дудаевской резиденции или парламента, приходится публиковать бесплатно. Иначе легко можно попасть в список оппозиционеров».



8 ноября 1991 года

Москва предпринимает попытку усмирить мятежного генерала Дудаева и направляет в Грозный на военно-транспортном самолете спецназ ВДВ. Это необходимо для обеспечения режима чрезвычайного положения (ЧП) , объявленного указом президента Бориса Ельцина. Сторонники генерала Дудаева блокируют еще не успевших выйти из самолета бойцов ВДВ, предложив им «по-хорошему» вернуться обратно.

Муса Мурадов,
корреспондент ИД «Коммерсантъ»,
в годы войны главный редактор газеты «Грозненский рабочий»


«На аэродром, куда приземлился борт с вдвшниками, чеченские ополченцы загоняют тяжелые грузовики, в том числе несколько бензовозов, чтобы перегородить взлетную полосу.

Солдаты ведут себя мирно, ополченцы – тоже. Такое мирное стояние продолжается много часов. У военных кончается провизия, тогда чеченцы подкатывают хлебовозку и кормят их. Тем временем, на улицы Грозного высыпают сотни, тысячи его жителей, многие из которых вооружены: кто автоматом, кто пистолетом, а кто двустволкой. Все очень воодушевлены. Среди митингующих много и тех, кто впоследствии уйдут в глухую оппозицию Джохару Дудаеву. Но в тот день все в едином порыве устремляются на защиту свободы.

Спустя сутки командиры спецназа из Москвы договариваются с генералом Дудаевым и улетают из Грозного. Чечня ликует, одержав первую победу в противостоянии с Москвой».

"Дуки". Интервью с Джохаром Дудаевым (Россия, Игорь Беляев), 1992 год

Тогда же более тысячи сторонников исполкома общенационального конгресса чеченского народа приходят к зданию МВД Чечено-Ингушетии. Митингующие требуют от личного состава министерства официально выразить свою лояльность новоизбранным парламенту и президенту. Сотрудники республиканского КГБ делают официальное заявление (по поводу принятого парламентом Чеченской республики постановления об упразднении комитета) о том, что они проводили политику по стабилизации обстановки и что по-прежнему являются сотрудниками КГБ Чечено-Ингушской республики. На следующий день в Грозном проходит церемония принятия генералом Дудаевым президентской присяги.



Позже, 28 декабря, Джохар Дудаев своим указом отзовет из Москвы депутатов СССР и РСФСР, избранных от Чечни.

31 марта 1992 года

Председатель парламентского комитета Чечни Зелимхан Яндарбиев



12 марта вступает в силу конституция Чеченской республики, в которой она признается «суверенным и независимым демократическим правовым государством, созданным в результате самоопределения чеченского народа». Высшим органом законодательной власти объявляется постоянно действующий парламент, а исполнительную власть (кабинет министров) возглавляет президент. Государственной религией провозглашается ислам. В честь принятия конституции 12 марта объявлено национальным праздником.



Оппозиционные президенту Дудаеву силы утром 31 марта захватывают в Грозном телестудию и Дом Радио. Президент Джохар Дудаев обращается к гражданам Чеченской республики с призывом подняться на защиту священного права народа на свободу, независимость и национальное достоинство. «Пути назад в крепостническое стойло России для нас нет», – заявляет президент Дудаев в обращении, опубликованном в СМИ.



Чеченский парламент принимает постановление об установлении юрисдикции над дислоцированными в республике российскими воинскими частями, а также о введении чрезвычайного положения на всей территории республики до нормализации обстановки. Власти Чеченской республики отказываются подписать Федеративный договор с РФ.



К 7 часам вечера национальная гвардия Чечни штурмом берет телестудию и Дом радио в Грозном, около десятка погибших с обеих сторон. По радио выступает председатель парламентского комитета Чечни Зелимхан Яндарбиев и говорит, что «народ республики в тяжелый момент вновь доказал, что он готов и в силах защитить свою независимость». Яндарбиев также обвиняет в трагедии «поддерживаемые Россией деструктивные силы, называющие себя оппозицией».



Здесь все – и ельцинское «берите суверенитета, сколько проглотите», и неготовность власти к разрешению любых конфликтов. Ельцин был завязан на борьбу с Горбачевым, с коммунистическим режимом, а власть упала в ноги. Ему надо бы подобрать команду, которая помогла бы ему построить правильную внутреннюю политику, но такой команды не оказалось. Вот и все. Этим воспользовались сепаратисты – Дудаев и Яндарбиев. Именно Яндарбиев является идеологом сепаратизма в Чечне, это была его идея. Когда у них не получилось, то они приняли на вооружение методы терроризма. Таким образом, они из сепаратистов стали террористами.
Анатолий Куликов , министр внутренних дел (1995—1998 гг.), генерал российской армии
8 июня 1992 года

Глава российского Минобороны Павел Грачев



8 июня завершается вывод российских частей с территории Чечни. Глава российского Минобороны Павел Грачев и президент Чечни Джохар Дудаев подписывают документ о разделе находящегося в Чечне российского вооружения. По словам Грачева, это вынужденный шаг: боеприпасы все равно фактически находятся в распоряжении боевиков, к тому же вывезти их не представляется возможным из-за отсутствия эшелонов и военнослужащих. Согласно этому документу, половина арсенала достается Чечне. Фактически же российские военные покидают республику, забрав с собой только табельное оружие. По мнению наблюдателей, создан прецедент: впервые Россия под напором местных властей выводит свое вооруженное формирование со своей — де-юре — территории.

Муса Мурадов,
корреспондент ИД «Коммерсантъ»,
в годы войны главный редактор газеты «Грозненский рабочий»


«После ухода военных чеченцы разбирают оружие по домам. К складам с оружием устремляются жители со всех концов республики. Особенно активно ведут себя те, кто спустился с гор. Они приезжают на грузовиках, легковушках – кто на чем может, и ломятся в склады, срывая с ворот замки. Среди них много подростков. Несут все, что попадается в руки: пистолеты, автоматы, пулеметы и гранатометы... Грабеж идет сутки напролет .

На следующий день генерал Дудаев выступает по телевизору и просит народ остановиться, «не наглеть». Но его не слышат, рейды на военные части продолжаются. Дудаевские военные минируют подходы к складам, объявляя об этом по телевизору. Люди не верят и продолжают ломиться в склады. После нескольких подрывов вакханалия прекращается.

Через некоторое время на грозненских рынках появляются продавцы оружия. Ассортимент: от дореволюционных револьверов до новых гранатометов».

4 июня 1993 года

Столкнувшись с реальной перспективой проведения референдума о целесообразности президентства в Чечне и опасаясь поражения на нем, чеченский президент Джохар Дудаев идет ва-банк: верные ему силы атакуют находящиеся под контролем оппозиции здания Городского собрания и УВД Грозного. 4 июня происходит первое серьезное столкновение противников независимости и сторонников генерала Дудаева. Полевой командир Шамиль Басаев штурмом берет штаб антидудаевской оппозиции, возглавляемый Бисланом Гантамировым. Разгром оппозиции заканчивается жертвами с обеих сторон.

Муса Мурадов,
корреспондент ИД «Коммерсантъ»,
в годы войны главный редактор газеты «Грозненский рабочий»


«В тот день к зданию облсовпрофа, где располагался штаб антидудаевской оппозиции, подъезжает самоходная артиллерийская установка «Гвоздика». Снаряд – болванка пробивает старый особняк, образовав на входе дыру в полтора метра диаметром. Из здания вырываются несколько человек в милицейской форме, по ним стреляют автоматчики Шамиля Басаева. Милиционеры падают, истекая кровью. Их добивают.

Из здания по «басаевцам» открывают ответный огонь верные оппозиции сотрудники. Бой продолжается несколько часов. «Басаевцы» подавляют оппозицию . В этот день чеченцы пролили первую большую кровь, конфликтуя на почве политических разногласий».

Материал российского телевидения об оппозиции, начало 1990-х

Оппозиционный митинг, проходивший в городе с середины апреля, разогнан.А назначенный парламентом референдум, который, по мнению оппозиции, мог бы привести к мирному разрешению кризиса власти в Чечне, так и не состоится. Лидеры оппозиции покидают Грозный и скрываются в сельских районах Чечни. Джохар Дудаев заявляет о намерении назначить на июль референдум по проекту новой конституции, значительно расширяющей полномочия президента, и уже на ее основе провести в октябре парламентские выборы.



Незадолго до этих событий, 28 мая, Дудаев выпускает указ о лишении гражданства депутатов Верховного Совета России, избранных от Чечни, которые, не признавая независимость республики, продолжают работать в российском законодательном собрании. Среди них и председатель российского Верховного Совета Руслан Хасбулатов.

26 ноября 1994 года

Передача российских военнослужащих, принимавших участие в штурме Грозного



Москва предпринимает неудачную попытку свергнуть режим Джохара Дудаева и отправляет на штурм Грозного вооруженную оппозицию, со стороны которой в операции принимают участие 1,2 тыс. человек и около 120 единиц бронетехники. Силы оппозиции, выдвигавшиеся со стороны Толстой-Юрта, добираются до Театральной площади, однако, не доходя до площади Шейха Мансура, попадают в окружение.

Муса Мурадов,
корреспондент ИД «Коммерсантъ»,
в годы войны главный редактор газеты «Грозненский рабочий»


«26 ноября в Грозном на улице Рабочей пустынно. Несколько пацанов с любопытством рассматривают башню с танка. Башня валяется в одном месте, а танк – в другом, на расстоянии, может, метров пятьдесят.

— Солдат тоже разорвало, – говорит один из подростков. – Я видел: голова валялась отдельно от тела. И еще один был. Он полностью сгорел.
— А, что танк делал здесь, на Рабочей улице, с кем он тут воевать собирался? – спрашиваю я.
— Он (танк – «Ъ») заблудился, его подбили, потом он взорвался.

Я иду дальше по городу, дохожу до президентского дворца, где вижу еще один подбитый танк. Возле него лежит труп. Бушлат на нем еще дымится.

Вечером по грозненскому телевидению выступает генерал Дудаев. Он рассказывает о том, что российские власти послали в Грозный свои танки и что за ними пошла оппозиция в надежде «свалить законную власть».

Впервые в плену у сторонников независимости оказываются около 70 российских офицеров и солдат, которые помогали чеченским оппозиционерам. Грозный выступает с заявлением, что пленные российские военнослужащие будут расстреляны, если Россия не признает факт их участия в войне против Чечни. В свою очередь, президент Борис Ельцин требует от обеих сторон конфликта в течение двух суток сложить оружие, распустить вооруженные формирования и освободить всех захваченных. В противном случае он обещает ввести чрезвычайное положение в Чечне и использовать «все имеющиеся в распоряжении государства силы и средства для восстановления конституционной законности, правопорядка и мира».

Между тем сама возможность мирных шагов Москвы в сложившейся ситуации вызывает серьезные сомнения. По сути, мирное разрешение конфликта возможно лишь в двух случаях: если российское руководство смирится с уходом Чечни и переведет свои отношения с ней на межгосударственную основу, либо если Джохар Дудаев откажется от независимости и согласится с условиями ультиматума Бориса Ельцина. Вероятность обоих этих событий ничтожно мала.

Муса Мурадов,
корреспондент ИД «Коммерсантъ»,
в годы войны главный редактор газеты «Грозненский рабочий»


«В тот же вечер по чеченскому телевидению показывают пленных. Генерал Дудаев предлагает руководству российского Министерства обороны забрать своих солдат. На что представители Минобороны заявляют примерно следующее: «Российских военных в Чечне нет». Тогда в Грозный приезжают матери солдат и забирают их домой».

Спровоцировала, естественно, российская федеральная сторона. Ельцин с Грачевым с благословления остальных товарищей. Кто в ноябре 94-ого устроил танковый штурм? Кто пытался насадить какое-то липовое правительство завгаевское? Кто? Естественно, федеральные власти.
Валентина Мельникова, член Общественного совета при Минобороны РФ, ответственный секретарь Союза комитетов солдатских матерей России
11 декабря 1994 года

6 декабря в ингушской станице Орджоникидзевская встречаются министр обороны РФ Павел Грачев и президент Чечни Джохар Дудаев. Господин Грачев пытается дать генералу Дудаеву «последний шанс для предотвращения войны», предлагая подчиниться Москве. Но он получает отказ. 10 декабря правительство России предписывает МВД и Минобороны закрыть воздушные и наземные границы Чечни.



11 декабря на территорию республики одновременно в трех направлениях, с запада (из Северной Осетии через Ингушетию), севера (из Моздокского района Северной Осетии) и востока (с территории Дагестана) входят российские войска. В Ингушетии и Дагестане при попытке остановить колонны военных убиты пять ингушей, поврежден газопровод и разрушена линия электропередачи Назрань—Гази-Юрт, захвачены 47 российских военнослужащих. Везде распространяется обращение Бориса Ельцина, в котором ввод войск назван гарантом проведения переговоров. Начинаются полномасштабные военные действия.

События декабря 1994 года в Чечне


Жизнь в Грозном будто разделяется на две неравные части: мирную и военную. Первая — бойкая торговля на центральном рынке, киоски с аудио- и видеокассетами, частично работающий городской транспорт. Во второй, гораздо большей, — забитые фанерой или заколоченные крест-накрест окна, разгромленные во время ноябрьского штурма магазины, бэтээры и зенитные установки, стоящие невдалеке от президентского дворца. Еще одна примета войны — обилие вооруженных людей в центре города и огромное количество журналистов со всего света, заполнивших все городские гостиницы. Горожане к такой жизни, судя по всему, привыкают, как и к ежедневным полетам российских самолетов — их чеченцы неизменно встречают ураганным огнем из зениток и пулеметов. На улицах и на рынках чаще всего говорят о войне: передают слухи, интересуются, как вести себя при бомбежке. Но вставать как один под ружье люди, похоже, все-таки не собираются — их больше волнует не то, кто придет к власти, а будет ли завтра хлеб и деньги, чтобы его купить.



Муса Мурадов,
корреспондент ИД «Коммерсантъ»,
в годы войны главный редактор газеты «Грозненский рабочий»


«События первой и второй чеченских войн путаются в памяти. Но отличия были. Первый раз бомбили живой Грозный: и дома были целы, и люди в них жили. Второй раз бомбили то, что осталось после первой войны. В годы перемирия ничего восстановить не успели, да и восстанавливать было некому и не на что. Поэтому бомбы во вторую войну часто попадали в развалины.

В первую войну жители Грозного оставались в своих домах и квартирах, хотя над городом пролетали бомбардировщики, освобождаясь от смертоносного груза. После ночных налетов люди не бежали из города, а шли смотреть, где бомбили. Почему-то не было страха, может быть, потому что не верилось в происходящее. Вернее, не хотелось верить в то, что тебя в собственной стране свои же будут бомбить: не все же, в конце концов, в Грозном были дудаевскими сторонниками.

21 декабря я остаюсь ночевать в своей квартире в доме на улице Мира. В эту ночь по центру Грозного и первому микрорайону наносят первые бомбовые удары. Через две улицы от меня в частном доме живут мои родственники. Утром я отправляюсь к ним узнать, как они пережили ночь. Может, это меня и спасло. Несколько приезжих журналистов, в том числе американская журналистка Синтия Эльбаум, ночевавшие в гостинице в центре Грозного, выяснили, где бомбили ночью, и отправляются посмотреть на разрушения. Панельная пятиэтажка в первом микрорайоне сложилась как карточный домик. Примерно в 11 часов утра, когда журналисты и примкнувшие к ним местные жители рассматривают развалины, прилетает штурмовик и наносит по месту ночной бомбежки новый удар. Несколько человек погибают, в том числе и американская журналистка».

К концу декабря обстановка в Чечне и вокруг нее остается неизменной: в Грозном рвутся бомбы и ракеты, в Москве политики обсуждают реальность возвращения к мирному урегулированию, а в район конфликта прибывают все новые воинские формирования для еще более решительного оздоровления ситуации. И хотя число политиков, ратующих за мирное решение «чеченского вопроса», растет с каждым днем, реально повлиять на ситуацию могут лишь военные. А они в это время готовятся к решающему штурму чеченской столицы.

Однозначно войну начал Ельцин, подписавший известный указ 2169 о наведении порядка в Чечне. На тот момент в республике была создана миротворческая группа, во всю набирал процесс возвращения региона в правовое русло. Дудаев готовился уходить, и речь шла только об условиях его отрешения от власти – он не хотел унижений. Пока этот механизм отрабатывался, президент России издал указ и в Чечню вошли войска. Чего мы только не делали, чтобы остановить военные действия, но в Кремле очень боялись, что я вернусь к власти – это был один из сильнейших мотивов. Хотя я давал все гарантии, в том числе в письменной форме, что в Грозный не войду и даже никуда не двинусь из Толстой-Юрта, где находился. Дайте только осуществить выборы, и власть в Чеченской Республике станет лояльной центру, говорили мы. Вместо этого начались боевые действия. Мне прямо говорили люди из Москвы, что им нужна война. Это было какое-то безумие.
Руслан Хасбулатов, последний председатель Верховного Совета РФ
Безупречной я бы назвал следующую формулировку: так как в период с 1991 года по 1994 год деятельность властей Чеченской Республики была направлена на незаконное отторжение этой территории от Российской Федерации, создавая тем самым очевидную угрозу целостности государства, применение Российской Федерацией силы для разоружения незаконных вооруженных формирований и восстановления конституционной законности в Чечне являлось мерой совершенно оправданной, законной, справедливой, адекватной угрозе и даже обязательной для президента России, являющегося гарантом территориальной целостности страны, неотъемлемых прав и свобод ее граждан.
Анатолий Куликов, министр внутренних дел (1995—1998 гг.), генерал российской армии
Войну начала Россия, а точнее ее президент Борис Ельцин. Именно он издал указ о вводе на территорию Чечни войск в декабре 1994 года. Выполняя приказ своего главнокомандующего, российские войска начали бомбить чеченские города и села, а на оккупированных территориях насаждать марионеточные администрации. Конечно, у меня найдутся оппоненты, которые будут утверждать, что чеченцы якобы сами спровоцировали ввод войск. Но правда заключается в том, что не мы тогда напали на территорию России, а российские войска перешли границы независимой Чечни и начали боевые действия.
Ахмед Закаев, бывший чеченский полевой командир и спецпредставитель президента Ичкерии Аслана Масхадова за рубежом
Войну начали Джохар Дудаев и заинтересованные в этой бойне высокопоставленные чиновники в Москве. Могу назвать их персонально – Егор Гайдар, Владимир Шумейко, Геннадий Бурбулис и другие. Именно они убедили Бориса Ельцина в необходимости начать широкомасштабные военные действии. Цель – списать вооружение, сворованное и проданное при выводе войск из Восточной Германии.
Руслан Мартагов, в 1995 году министр информации в пророссийском правительстве Чечни, которое возглавлял Доку Завгаев
1 января 1995 года

Министр обороны Павел Грачев отдает приказ о штурме Грозного. В столицу республики входят 250 единиц бронетехники. Наступление идет с трех направлений. Западная группировка российских войск остановлена, восточная — отступает. Северная группировка доходит до железнодорожного вокзала и президентского дворца, где ее окружают и почти полностью уничтожают (только Майкопская бригада теряет 85 человек убитыми и 72 пропавшими без вести). Грозный открыт с южного направления, откуда постоянно прибывают подкрепления боевиков.

Новогодний штурм Грозного глазами мирных жителей

Сороковой день военной операции (19 января) в Чечне приносит российским генералам долгожданную победу: после непрерывного двадцатидневного штурма войска захватывают пустой президентский дворец в Грозном. Узнав о победе, Борис Ельцин заявляет об «эффективном завершении военного этапа чеченской операции».

6 февраля сопротивление боевиков перемещается из центра Грозного на окраины. А еще через месяц, 6 марта, российские войска полностью берут его под свой контроль. Общие потери федеральной группировки в ходе новогоднего штурма составляют более 1,5 тыс. погибших и пропавших без вести, ранено около 4,6 тыс. военнослужащих. По российским данным, в ходе штурма погибает более 7 тыс. боевиков, уничтожены несколько десятков единиц бронетехники.

Оружия там было море, на целое стратегическое направление бывшей СССР, и оно до сих пор гуляет по Кавказу. Перед началом штурма Грозного Совет безопасности собирался несколько раз, Борис Николаевич Ельцин был категорически против любых военных действий. Но когда в плен сепаратистам попадают российские офицеры, над которыми просто глумились, а Минобороны лишь от них открестилось, то Павлу Грачеву ничего не оставалось делать, как ехать к Дудаеву на переговоры. Переговоры ничем не закончились, и 1995 год начался со штурма Грозного.
Иван Рыбкин, председатель Государственной думы первого созыва (1994—1996 гг.)
14 июня 1995 года

Боевики под руководством полевого командира Шамиля Басаева совершают рейд в Ставропольский край и берут в заложники около 2 тыс. жителей Буденновска. Горожан сгоняют в местную больницу, а тех, кто отказывается идти, расстреливают на месте. Сотрудники местной милиции пытаются оказать сопротивление террористам, но почти все погибают. Всего по пути в больницу «басаевцы» убивают более ста человек. Боевики требуют начать переговоры о прекращении войны в Чечне. В течение суток в город стягиваются спецподразделения спецслужб и военные подразделения на бронетранспортерах и БМП.

Муса Мурадов,
корреспондент ИД «Коммерсантъ»,
в годы войны главный редактор газеты «Грозненский рабочий»


«14 июня 1995 года я с коллегой Лемой Турпаловым находимся в Минеральных Водах. Мы приехали туда из Чечни, чтобы в местной типографии напечатать тираж газеты «Грозненский рабочий». Где-то после полудня, в магазин, в который мы заходим за какой-то мелочью, забегает крупный мужчина и кричит, обращаясь к одной из продавщиц: «Наташа, закрывай магазин и быстро домой». Не дожидаясь вопроса, что случилось, мужик говорит: «Чеченцы захватили Буденновск и идут на Минеральные Воды».

— Как захватили? Кто захватил? Не говорите глупости, – вздрагиваем мы.
— Никакие не глупости, мне из милиции позвонили, в Буденновск стягиваются войска, там война.

Мы с коллегой переглядываемся и молча выходим из магазина. В типографии вахтер нас останавливает и вопреки обыкновению начинает дотошно проверять наши документы и сумки, хотя давно нас знает и еще утром, когда мы входили в здание, был с нами дружелюбен.

Забрав тираж газеты, мы спешно еще засветло уезжаем из Минеральных Вод. К вечеру все дороги, ведущие из города, будут уже блокированы вооруженными милицейскими нарядами и военными. Наткнуться на них, особенно чеченцам, чревато непредсказуемыми последствиями.

В тот день на блокпосту убивают журналистку Наталью Алякину, когда она вместе со своим мужем, немецким журналистом Гисбертом Мрозек, и фотокорреспондентом Олегом Никишиным направляется в захваченный боевиками город. Машину журналистов обстреливают недалеко от блокпоста. По официальной версии, солдат случайно нажал на гашетку станкового пулемета».

Репортаж российского ТВ о теракте в Буденовске

Штурм больницы начинается утром 16 июня. Силовикам удается захватить первый этаж здания и прилегающие к нему дома. Операция прекращается, когда в Москве решают начать с боевиками переговоры, которые впоследствии будет вести премьер Виктор Черномырдин. В итоге террористам предоставляют семь автобусов, на которых они с частью заложников доезжают до чеченского города Зандак . Там «басаевцы» отпускают их и скрываются. С российской стороны за время операции погибает 143 человека, из них 36 представителей силовых структур, 415 получают ранения. Потери Басаева составляют 19 человек убитыми, 20 ранеными.



Муса Мурадов,
корреспондент ИД «Коммерсантъ»,
в годы войны главный редактор газеты «Грозненский рабочий»


«После Буденновска Шамиль Басаев стал кумиром многих молодых чеченцев. О нем даже слагали песни, его именем называли новорожденных. В Чечне принято восхищаться смелостью, готовностью пожертвовать собой во имя родины. Именно так расценивали поход на Буденновск: Басаев со своими людьми отправился туда и, рискуя жизнью, заставил российские власти пойти на переговоры. А на вопрос, а как же безвинные жертвы буденновского теракта, восхищавшиеся Басаевым отвечали: «А федералы наших детей и женщин жалели?!»

Но не все в Чечне думали так. Как-то после первой войны, на пике своей славы, Шамиль решил навестить в Алхан-Кале деда по материнской линии Максуда. У нас в селе рассказывали, что старик сразу сказал внуку: «Уйди, уйди с моих глаз!» Басаев удивился: «Ты что, дед, меня даже чужие люди с радостью встречают, а ты гонишь». Старик ответил: «Никто тебе не рад, и ничего хорошего от тебя люди не ждут. Хорошо помню: когда твой дед Баса (от его имени и пошла фамилия Басаев. — «Ъ») появлялся на базаре, торговки собирали свои товары и расходились от греха подальше. И ты недалеко ушел от своего деда, от тебя жди только беды. Не хочу тебя знать!» Так и прогнал».

9 января 1996 года

Салман Радуев и его боевики захватывают горбольницу Кизляра (Дагестан), блокируют войсковую часть и пытаются захватить аэродром. Однако террористам удается лишь уничтожить два вертолета. Потеряв убитыми около 30 человек, боевики отступают в больницу . Вскоре они сгоняют туда около трех тысяч местных жителей и объявляют их заложниками. Террористы требуют вывода федеральных войск из Чечни и всего Северного Кавказа. Начинаются переговоры между правительством Дагестана и боевиками.



Репортаж российского ТВ о событиях в Кизляре, заявление президента Ельцина

На следующий день отряд Радуева на нескольких автобусах со 160 заложниками переезжает в Первомайское, где берет в плен еще 36 омоновцев. Там они все оказываются заблокированы силовыми структурами. Переговоры никаких результатов не дают, и 13 января террористам предъявляют ультиматум. Спустя два дня, 15 января, чеченцы расстреливают двух пришедших к ним на переговоры дагестанских старейшин и шестерых милиционеров-заложников.



После этого начинается штурм Первомайского, в котором участвует авиация, бронетехника, а также антитеррористические спецподразделения «Альфа», «Вымпел» и спецназ внутренних войск МВД. Боевики предпринимают несколько попыток вырваться из окружения, но это им долго не удается. Со стороны Чечни на помощь террористам прибывает группировка из 300 боевиков, но ее отгоняют. В ходе штурма около 150 чеченцев убиты, однако остальные во главе с Радуевым прорывают оцепление и 18 января возвращаются на территорию Чечни.

21 апреля 1996 года

Точечным ракетно-бомбовым ударом федералы уничтожают лидера чеченских сепаратистов Джохара Дудаева. По общепринятой версии, сотрудники ФСБ запеленговали его разговор по спутниковому телефону с депутатом Константином Боровым у чеченского села Гехи-Чу (30 км от Грозного), и в ночь с 21 на 22 апреля бомбардировщик Су-24 выпустил по обнаруженной точке ракету.


"Намедни '96". О ликвидации Дудаева и встрече его преемника Яндарбиева с Ельциным

Вместе с Дудаевым гибнет несколько человек из числа его ближайшего окружения, в том числе его помощник Дуквах Ибрагимов, военный прокурор Магомед Жаниев, а также представитель непризнанной республики в Москве Хамад Курбанов. В дальнейшем в СМИ неоднократно появляются версии о том, что Дудаев не погиб, однако подтверждения они не находят. 22 апреля 1996 года в связи со смертью Джохара Дудаева главой Ичкерии объявляется вице-президент Зелимхан Яндарбиев.



В конце мая он приезжает на переговоры с российскими властями в Москву. Ровно сутки длится блицвизит чеченской делегации. Зелимхан Яндарбиев встречается с президентом Борисом Ельциным и подписывает с премьером Виктором Черномырдиным соглашение о прекращении с 1 июня боевых действий. Черномырдин называет подписанное соглашение "документом огромной значимости", подчеркивая, что в ходе переговоров в основном был принят блок российских предложений, хотя у дудаевцев были и свои предложения.



6 августа 1996 года

5 августа в Грозном появляется видеокассета с записью выступления командующего вооруженными силами чеченских сепаратистов Аслана Масхадова, в котором он обвиняет федеральную сторону в нарушении мирных договоренностей и предупреждает о возможных ответных действиях. 6 августа боевики нападают на Грозный. Боевые действия идут в районе Дома правительства Чечни, где оказываются блокированы военнослужащие и российские журналисты. Города Гудермес (40 км от Грозного) и Аргун (15 км от Грозного) полностью захвачены боевиками, часть местной милиции переходит на их сторону. Другое направление атак боевиков — пригород Грозного Ханкала, где расположена российская военная база и штаб объединенной группировки федеральных сил.

Муса Мурадов,
корреспондент ИД «Коммерсантъ»,
в годы войны главный редактор газеты «Грозненский рабочий»


«Утром 6 августа меня будит автоматно-пулеметная стрельба под окнами. Я выхожу на балкон и вижу боевиков с зелеными повязками на голове. Они ведут огонь в сторону здания гостиницы, которое прикомандированными сотрудниками ФСБ России используется как общежитие. Фээсбешники отстреливаются, но не прицельно, поэтому их пули часто, попадая в стену нашего дома, рикошетом летят в сторону позиции боевиков. Надо сказать, что у оборонявшихся было немного шансов убить кого-то из боевиков. По зданию непрерывно ведется плотный огонь одновременно с нескольких позиций. Только с наступлением ночи спецслужбистам удается вырваться из осажденного здания и пробиться к своим. Правда, не без потерь, из 30 сотрудников 8 погибают.

Находиться в квартире становится все опаснее. Интенсивность боев возрастает, над городом постоянно кружат боевые вертолеты, регулярно нанося ракетно-бомбовые удары по позициям боевиком. Они располагаются в подвалах жилых домов, где в том числе, прячутся жильцы. Подвал своего дома мы делим с отрядом Шамиля Басаева. Когда боевики приходят к нам за водой, женщины спрашивают у них: «Что же нам делать?» «Готовьтесь умереть в газавате», – отвечают они».

Репортаж российского ТВ о штурме Грозного, критикующий российское военное командование

В ночь с 8 на 9 августа здания правительства Чечни и представительства РФ в Грозном сожжены. В следующую ночь после этого подошедшие колонны российской бронетехники пробираются к центру города и начинают обстрел позиций боевиков.



Муса Мурадов,
корреспондент ИД «Коммерсантъ»,
в годы войны главный редактор газеты «Грозненский рабочий»


«На третий день вода у нас кончается, и мы, кто смелее, начинаем выходить оттуда в поисках воды. На четвертый день во дворе нашего дома появляются два трупа – мужчины 55-ти лет и совсем еще молодой женщины. Здесь они лежат до вечера, забирают их под покровом ночи. После 10 дней начала осады сидельцы нашего подвала задаются вопросом: оставаться или уходить? Какой из вариантов опаснее? – единого мнения нет. Да и знать этого никто не может. С одной стороны, на дом в любой момент может упасть бомба, и тогда наш подвал для его обитателей станет братской могилой, а с другой стороны, та же бомба или на худой конец шальная пуля может достать по пути к безопасному месту. Одним словом, шансы остаться в живых или умереть в одном и в другом случае равны. Я выбираю второй вариант».

К 22 августа чеченцы в результате ожесточенных боев отбивают город у федералов . По российским данным, погибших 494, раненых 1407, пропавших без вести 182 военнослужащих и сотрудников милиции. Потеряно 87 единиц бронетехники, 23 автомашины, 3 вертолёта. Численность боевиков, атаковавших город, составила от 850 до 2 тыс. человек.



30 августа 1996 года

В дагестанском городе Хасавюрт секретарь Совбеза России Александр Лебедь и командующий вооруженными силами Ичкерии Аслан Масхадов подписывают мирное соглашение. Стороны обязываются не прибегать к применению силы или угрозе силой, а также исходить из принципов Всеобщей декларации прав человека и Международного пакта о гражданских и политических правах. Вопрос о статусе Чечни отложен до 31 декабря 2001 года.



Интервью с генералом Лебедем, лето 1996 года

Задача Лебедя (поставленная перед ним от имени президента) — вернуть Грозный в 5 августа 1996 года. То есть убрать боевиков из их столицы. Задача Масхадова — вернуть Чечню в 10 декабря 1994 года. То есть убрать войска из республики.



Решением оперативных проблем должна заняться объединенная комиссия из представителей органов госвласти России и Чечни. К задачам комиссии, в частности, относятся контроль за выполнением июньского указа Ельцина о выводе войск, подготовка предложений по восстановлению валютно-финансовых и бюджетных отношений Москвы и Грозного, а также программы восстановления экономики республики. После подписания этого соглашения власть в Чечне переходит к сторонникам независимости.

События в Чечне и приграничных ей сопредельных районах других субъектов охладили националистический пыл не только сепаратистов соседних северокавказских республик, но и всех других. Вооруженные силы, другие силовые ведомства страны получили урок, обязывающий всех действовать слаженно в интересах территориальной целостности страны, и они выполнили эту задачу, о чем свидетельствует результат второй Чеченской кампании. Успех (в военной операции – «Ъ») может быть достигнут только при пристальном внимании к подобной проблеме политического руководства страны, как это было проявлено президентом страны Путиным, в отличие от первого президента России, который подписывал телеграммы о прекращении применения авиации, даже не понимая, что это грозит уничтожением вклинившейся в горы группировки федеральных сил. Роль СМИ чрезвычайно важна для успеха, если они поддерживают, понимают принятое политическое решение. Нам в 1994-95 гг. приходилось действовать в противоборстве не только с международным давлением, но и внутрироссийским – от «солдатских матерей» до большинства неправительственных общественных организаций и кришнаитов. Многие журналисты просто злорадствовали по поводу федеральных сил, особенно в начальной стадии операции.
Анатолий Куликов , министр внутренних дел (1995—1998 гг.), генерал российской армии
Наверное, не все возможности мирного урегулирования конфликта были исчерпаны, но не надо сейчас заплевывать руководителей, которые принимали решения в то время. Делалось очень многое. Худо или бедно сейчас Чечня живет, развивается. Грозный преображается. Тот факт, каким путями Чечня выходит из этого политического, экономического, духовного кризиса, говорит о том, что какие-то резервы все-таки были. Была добрая воля со стороны Ельцина, потом – Путина. Ельцин вообще считал, что все побегут, насладятся суверенитетом и вернутся назад. Но все получилось совсем по-другому. Сейчас Украина – практически полностью православная, более однородная, чем Россия, и то не может найти общий язык. А что ж говорить о России и Кавказе? Здесь противостояние идет уже не одно столетие.
Иван Рыбкин, председатель Государственной думы первого созыва (1994—1996 гг.)
Итоги войны


Согласно данным, опубликованным непосредственно после завершения войны в штабе Объединенной группировки федеральных сил, потери российских войск составляют 4,1 тыс. человек. Пленных, пропавших без вести, дезертиров — 1,2 тыс. человек, раненых — 19,8 тыс. Военные потери боевиков – 17,4 тыс. человек. По данным Госкомстата РФ, потери среди гражданского населения – 30-40 тыс. человек. По словам Аслана Масхадова, президента Ичкерии в 1997-2002 гг., в результате кампании 1994–1996 гг. погибают 2,8 тыс. боевиков. Город Грозный практически полностью разрушен.

Первая чеченская война окончилась так, что вторая была почти неизбежна. Боевые действия возобновились чуть больше чем через три года.

Подготовили Артем Галустян, Муса Мурадов, Анастасия Кулагина, Петр Мироненко, Юлия Бычкова, Информационный центр «Ъ»; группы "Прямая речь" «Ъ»; Фото: Reuters, AP, РИА «Новости», ИТАР-ТАСС, Эдди Опп, фотоархив «Ъ» и др.

обсуждение