Коротко

Новости

Подробно

Журнал "Коммерсантъ Деньги" от , стр. 8
 Где взять деньги на благое дело

       Деньги бывают нужны не только для бизнеса или покупки машины. Есть еще и такая цель, как благотворительность. Как создать благотворительный фонд, с какой стороны подступиться к организации-донору, и на что они, богатые, готовы давать деньги?

Просящие
       Несколько лет назад благотворительные фонды в нашей стране росли как грибы. С одной стороны, благотворительность была данью моде. С другой, существовавшие налоговые и таможенные льготы позволяли фондам безбедно жить не только за счет пожертвований, но и за счет собственной коммерческой деятельности. Но льготы по большей части отменены, и многие фонды вслед за этой отменой бесследно исчезли. Остались лишь те, кто сумел найти путь к кошельку богатых организаций и граждан и убедил их поделиться деньгами.
       Как это сделать? Мы решили отправиться за советом в те организации, которые занимаются этим давно и успешно. Просто поговорили с представителями фондов, постарались за разговором выяснить их секреты. И сумели-таки узнать некоторые принципы работы фондов.
       Во-первых, обращаться за помощью к государственным организациям бесполезно. Причина скупости власти, по мнению сотрудников фондов, в том, что в казне нет денег на самое необходимое, не говоря уже о благотворительности.
       Наталья Березанская, сотрудник фонда "Московское благотворительное движение": Мы отработали много способов сбора денег. Начиная от пожертвований частных лиц и заканчивая рассылкой писем во все без исключения банки, крупные фирмы. Некоторые откликнулись. А вот госорганизации никак не прореагировали на наши просьбы.
       Во-вторых, к коммерческим структурам, у которых, безусловно, есть средства на благотворительность, нужен особый подход. Обивать пороги коммерческих организаций и зарубежных фондов, забрасывать письмами банки — это подход неправильный. Сегодня гораздо эффективней, с точки зрения перспектив получения денег, рисовать перед жертвователем картину совместных проектов, пытаться как-то заинтересовать его. То есть классической благотворительностью — просто дачей денег — коммерческие структуры заинтересовать уже сложно. Им надо что-то за эти деньги предложить.
       Евгений Столетов, председатель правления Всероссийского фонда культуры: Спонсоров для шоу, презентации, где реклама бегущей строкой, найти не проблема. А вот организовать рабочие места для инвалидов, отреставрировать памятник культуры желающих нет. Будут давать деньги только в том случае, если получат право на какие-нибудь льготы.
       Владимир Ивановский, представитель благотворительного фонда "Столица": Чем фонд может привлечь спонсора — только тем, что спонсор будет чувствовать себя сопричастным к решению той или иной проблемы. Ну и само собой моральные дивиденды — благодарность от городских властей для серьезной фирмы много значит.
       Третье. Просить деньги на абстрактную помощь — занятие на сегодняшний день праздное. В благотворительной деятельности определились свои приоритеты. Которые непременно надо учитывать, если вы собираетесь пополнять средства благотворительного фонда.
       Алла Алова, директор благотворительного фонда "Огонек--ВиД--АнтиСПИД": В 90-е годы, когда по инициативе журналистов был создан наш фонд, пожертвования были грандиозными. Собрали около $500 тыс. — сумма фантастическая по тем временам.
       Сегодня жертвователей поубавилось. Чтобы получать деньги не только на одноразовые шприцы, но на комплексную программу поддержки ВИЧ-инфицированных детей, нужен профессиональный подход. Нам деньги дают. Но только на долгосрочные проекты. Мы уже купили оборудование на $6 млн для больниц на Соколиной Горе (Москва) и в Усть-Ужорске (Петербург). Кроме того, мы выплачиваем ежемесячные пособия ВИЧ-инфицированным детям.
       Совершенно особый подход нужен к западным благотворительным организациям, помогающим российским фондам. Они дают деньги только на конкретные программы. Зато дают много.
       Манана Асламадян, исполнительный директор благотворительной организации "Интерньюс": Проект, представляемый в западную благотворительную организацию, должен быть рассчитан до мелочей, как настоящий бизнес-план. Если повезет, и западные эксперты посчитают проект заслуживающим внимания, под него можно получить большие деньги.
       Так, на средства западных фондов мы провели несколько обучающих семинаров для работников СМИ в регионах. Фонд Макартура выделил нам грант под программу "Открытые небеса": мы закупили документальные фильмы и образовательные программы и передали их бесплатно для показа в регионах. Час таких фильмов стоит около $1 тыс., мы получили деньги для закупки трехсот часов. Представители фонда не вмешиваются в нашу работу, главное — использовать деньги на цели, которые указаны в заявке. Так что мы отчитываемся за полученные деньги и перед нашими налоговыми органами, и перед западными спонсорами.
       Андрей Вербицкий, председатель благотворительного фонда "Сопричастность": Западные фонды финансируют в основном просветительскую деятельность. На их деньги мы издаем методическую литературу, проводим обучающие семинары. Привлечь средства можно только в том случае, если благотворительность выгодна тому, кто дает средства. Если какая-либо коммерческая фирма заинтересована в продвижении товара на рынок и в создании собственного положительного имиджа, она непременно будет отчислять на благотворительность.
       
Дающие
       Что же, позицию благотворительных фондов мы выяснили. Осталось заглянуть на другую сторону баррикады — разделяют ли мнение фондов относительно подхода к спонсорам сами спонсоры? За каждой банковской структурой стоят конкретные люди, которые вправе распоряжаться средствами по своему усмотрению. Естественно, что приоритеты распределения благотворительной помощи они определяют самостоятельно. Исходя из своих внутренних побуждений или из того, насколько выгодна такая деятельность.
       Ирен Нелсон, начальник управления по связям с общественностью банка МЕНАТЕП: Наш банк определил приоритетные направления для благотворительной деятельности: поддержка образования, культуры, детских программ, восстановление памятников архитектуры. Большие суммы мы отчисляем благотворительному фонду "Мария", который оказывает поддержку детям-инвалидам, детским и молодежным организациям.
       Иногда благотворительность нам выгодна. Так, $1,5 млн мы перечислили в фонд празднования 850-летия Москвы и получили за это статус официального банка празднования юбилея. Для работы с частными лицами, которые нуждаются в помощи, при клубе акционеров работает благотворительный фонд. Они рассматривают любую просьбу в течение двух недель и выносят по ней какое-либо решение.
       Алла Котляр, заместитель председателя правления банка "Российский кредит": Приоритеты благотворительной деятельности нашего банка — помощь православной церкви, поддержка искусства, науки и образования.
       В прошлом году мы получили письмо из оренбургского села от священника Николая Стремского, который усыновил около сорока детей-сирот и организовал дом милосердия для 25 одиноких стариков. Банк помог с медикаментами и одеждой, выделил деньги на строительство гимназии. А сотрудники банка отправили семье видеодвойку и полную машину игрушек и учебников для детей.
       Лев Амбиндер, председатель Российского фонда помощи: Кому дают деньги? Дают людям, которые просят помочь купить средства производства. Например, одной многодетной матери из Ивановской области нужно было купить оверлок, чтобы шить на дому и зарабатывать детям на жизнь. Ей прислали пять швейных машин.
       Кому не дают? Тем, кто требует. Не дадут, если не указана точная сумма и цель расходов. Не дадут, если деньги требуются для погашения долга. В основном помогают больным, если просьба подкреплена медицинской справкой. И детям.
       Как осуществляется контроль за доставкой помощи нуждающемуся? Каждый спонсор выбирает для себя конкретного адресата, письмо которого его взволновало (письма, адресованные Российскому фонду помощи, публикуются в журнале "Домовой"). В задачу фонда входит проверка информации, изложенной в письме, и посредничество между нуждающимся и дающим, иными словами, помощь самим помогающим. На практике это выглядит, например, так. Допустим, некой семье нужно оплатить лечение своего ребенка в московской клинике. Сама семья живет в другом городе, а тот, кто ей помогает — в Москве. Понятно, что проще не переводить деньги в другой город, а отвезти их прямо в клинику. В этом случае наша задача — уточнить, о какой именно больнице идет речь, договориться с ее бухгалтерией и сообщить спонсору ее координаты. Или, если у него нет времени, самим забрать и отвезти деньги.
       На каких условиях дают деньги? Спонсоры часто требуют, чтобы их имя осталось в тайне. Люди делают это не ради рекламы, а ради самих себя, своих принципов. И еще они обычно требуют от нас подтверждения, что помощь получил именно тот, кто в ней нуждался.
       Не всякому благотворительному фонду, и тем более частному лицу, удается получить материальную поддержку в банке. Поскольку банки выделяют на благотворительность значительные суммы, которые исчисляются сотнями тысяч долларов, и работать они предпочитают с крупными организациями.
       При этом, как ни странно, банкиры редко называют конкретные суммы, потраченные на благотворительность. Но не скрывают личного участия сотрудников банка в деятельности такого рода.
       Похоже, общая картина состояния благотворительности понятна. Просить денег надо, во-первых, много, во-вторых, на крупные и серьезные проекты. И еще одно: современные спонсоры, давая деньги, не забывают проследить их судьбу.
       Чтобы получить деньги от коммерческих структур и банков, благотворительный фонд должен, как минимум, вызывать к себе доверие. В противном случае владельцы денег могут обойтись без посредничества: оказывать материальную помощь напрямую больнице, детскому дому, театру.
       Спонсоры требуют отчитаться за каждую потраченную благотворительным фондом копейку. Мало того, они проверяют не только бухгалтерию фондов, но требуют подтверждения от конкретных людей, которые эту помощь получили. Мало того, спонсоры предпочитают финансировать непосредственно проекты или нуждающихся, а не выдавать деньги фондам.
       
Инга ЗАМУРУЕВА
       
Подписи
       Наталья Березанская, сотрудник фонда "Московское благотворительное движение": "Просить деньги у государственных организаций бесполезно".
       Ирен Нелсон, начальник управления по связям с общественностью банка МЕНАТЕП: "Мы поддерживаем деньгами только большие, серьезные проекты".
Комментарии
Профиль пользователя