Коротко

Новости

Подробно

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 7
 Коллекция Магидса

История похищенной коллекции

Вор, коллекционер и главный свидетель не дожили до суда
       Стоимость антикварной коллекции Виктора Магидса превышала $9 млн. Семь лет назад на квартиру коллекционера напали вооруженные бандиты. Картины и драгоценности они вывезли за границу и продали. Преступников удалось арестовать и посадить в тюрьму. Но большая часть похищенной коллекции до сих пор находится в международном розыске. Рассказывает спецкорреспондент "Коммерсанта-Daily" МАКСИМ Ъ-ВАРЫВДИН.
       
Ограбление века
       27 июля 1990 года все подразделения московской милиции были подняты по тревоге и брошены на поиски бандитов, совершивших нападение на квартиру коллекционера Виктора Магидса. Они похитили произведения искусства и ювелирные изделия общей стоимостью свыше $9 млн. Таких крупных краж в столице еще не совершалось.
       Часов в 10 утра Виктор Магидс вышел из своей квартиры. Он собирался в магазин. На лестничной площадке его неожиданно ударили по голове и втолкнули обратно в квартиру. Коллекционер заметил, что налетчиков было трое. Двое из них были вооружены. Безоружный остался на лестнице. Магидсу связали руки и уложили на пол лицом вниз. "Не дергайся, дед, — сказали грабители, — а то полетишь из окошка".
       Из квартиры Магидса бандиты кому-то позвонили. Вскоре к ним присоединился еще один человек. Он показывал сообщникам, какие именно картины им нужны. Бандиты пробыли в квартире часа два. Всего у Магидса забрали 59 золотых ювелирных изделий и археологических предметов, 50 миниатюр, 7 икон XVII-XVIII вв. и 30 картин старых мастеров. В основном это были произведения "малых голландцев", в том числе Адриана ван Остаде, Давида Тенирса младшего, Адриана Браувера, Филипса Ваувермана, Яна Стена, Хуана Фландерса, а также Лукаса Кранаха старшего; кроме того, была похищена акварель Василия Кандинского.
       Бандиты завернули картины в простыни. Перед тем как уйти, они перерезали телефонный провод и сказали Магидсу: "Если заявишь, убьем". Но как только захлопнулась дверь, коллекционер развязался, спустился к соседям и вызвал милицию.
       Перекрыв выезды из города, милиционеры стали методично досматривать автомобили и прочесывать, как выражаются оперативники, места концентрации уголовного элемента. Во всех столичных РУВД были созданы группы по расследованию этого преступления. Туда оперативные службы ежедневно докладывали информацию о проделанной работе.
       Удалось составить фотороботы двух бандитов, их подробное описание. Не было только отпечатков пальцев — грабители работали в перчатках. Но все было тщетно: бандиты словно испарились. Впрочем, все обстоятельства нападения говорили о том, что преступники рассчитали все до мелочей.
       
Наводчик повесился в Бельгии
       Магидс и его жена Мария тяжело переживали утрату. Вскоре Мария тяжело заболела и умерла. Перед смертью она говорила знакомым, что с большим удовольствием продала бы всю коллекцию мужа. "Мы были заложниками этой коллекции", — жаловалась она.
       Немного придя в себя, Магидс уехал в Лондон. Там он попытался навести справки о своей пропавшей коллекции, но у него ничего не вышло. Перед тем как вернуться в Москву, в одном из лондонских городских парков он установил скамейку с именем своей жены — там принято так поминать усопших.
       Целых четыре года дело о нападении на коллекционера считалось безнадежным, но потом оперативники 9-го — "антикварного" — отдела МУРа неожиданно вышли на след бандитов.
       В 1994 году в угрозыск обратился начинающий предприниматель Владимир Степанов. Он рассказал, что участвовал в ограблении Магидса. На дело его взял некий Яков Фельдман. Вместе с ним в ограблении участвовали Александр Буторин и Евгений Токарев. Степанов только подвез их на автомобиле к дому Магидса.
       Всех троих объявили в розыск. Но вскоре выяснилось, что Фельдмана уже нет в живых. Примерно через неделю после нападения на Магидса он уехал в Бельгию и поселился в одной из брюссельских гостиниц. Там его вскоре и нашли повешенным на крюке для крепления люстры. Признаков насильственной смерти полиция не нашла. Останки Фельдмана отправили в Москву и кремировали. Говорят, что гроб на родине не вскрывали.
       Фельдман, как посчитали оперативники, мог быть организатором ограбления Магидса. Он много лет провел в колониях за спекуляцию и контрабанду и так же, как и Магидс, собирал антиквариат. А мир коллекционеров, как известно, довольно узок. В ходе следствия выяснилось, что с Буториным и Токаревым Фельдман познакомился во время последней отсидки. Буторин был одним из "авторитетов" одинцовской преступной группировки. Уголовники его почему-то прозвали Зомби. Токарев не пользовался большим авторитетом среди уголовников, зато был неплохим охотником — бил белку в глаз.
       Задержали Буторина и Токарева (вместе с ними был еще некто Гуситинский) осенью 1994 года совсем по другому делу. Сыщики взяли их на даче в Подмосковье, которую они снимали у академика. Дачу бандиты использовали под склад оружия и боеприпасов. Одних только пистолетов Макарова там нашлось 20 штук. Как выяснилось, пистолеты были похищены из пожарно-технического училища в Иркутской области. При нападении на училище преступники убили часового.
       Тем не менее адвокаты смогли добиться через суд освобождения Буторина, Токарева и Гуситинского под залог. Когда бандиты вышли из Можайского СИЗО, их встречала многочисленная "братва" и вооруженный до зубов ОМСН (отряд милиции специального назначения, подчиненный МУРу). Всех задержали, сняли отпечатки пальцев и записали на видео, после чего "братву" отпустили, а Буторина и Токарева отправили в Москву, где им вскоре было предъявлено обвинение в разбойном нападении на квартиру Магидса. Их подельник Гуситинский сразу же после освобождения уехал в Киев, где его убили во время бандитской разборки.
       
Смерть свидетеля
       На допросах Буторин и Токарев утверждали, что к краже коллекции не имеют никакого отношения. Но Магидс опознал бандитов (на опознание их приводили прямо в больницу, где коллекционер лечился от рака), а свидетель Степанов дал на них показания. Кроме того, из квартиры Магидса был изъят волосок одного из участников нападения. Экспертиза, которую провели специалисты Экспертно-криминалистического центра ГУВД Москвы, показала, что это был волос с головы Буторина. В общем, доказательств их виновности было более чем достаточно. Не хватало только похищенных картин.
       Во время следствия в Москве была найдена только одна из них. Милиционеры изъяли картину у Буторина за несколько месяцев до ареста. Тогда его задержали за хранение автомата в багажнике машины, но потом дело прекратили. В том же автомобиле лежала и картина. Это было полотно Франца де Хюльста "Речной пейзаж". Его конфисковали вместе с оружием, но к делу почему-то не приобщили. В результате картина пылилась за сейфом в кабинете отделения милиции. Этот эпизод всплыл во время нового расследования, и картину вернули Магидсу.
       Еще шесть похищенных у Магидса картин и миниатюр с помощью Интерпола были задержаны на аукционе Sotheby`s. В сопровождении сотрудника госбезопасности Магидс отправился в Лондон, забрал миниатюры, после чего продал их на том же аукционе.
       В 1995 году, незадолго до начала суда над ограбившими его бандитами, Виктор Магидс умер. Незадолго до смерти он возглавил Фонд гуманитарных программ "Возрождение", который занимался формированием корпоративных коллекций нескольких московских банков.
       Суд над Буториным и Токаревым продолжался полтора года. За несколько дней до вынесения приговора по этому делу был убит главный свидетель обвинения Владимир Степанов. Его расстреляли у собственного подъезда из пистолета. В тот день Степанову исполнилось 27 лет.
       Убийство могло быть и не связано с судебным процессом: Степанов занял крупную сумму денег и долго не мог рассчитаться с долгами. До этого на него уже покушались, он был ранен двумя пулями и несколько месяцев провел в больнице.
       Впрочем, убийство Степанова на судебное решение никак не повлияло. Буторин был приговорен к 9 годам лишения свободы. Токарева отправили на принудительное лечение в психиатрическую клинику. Как говорят оперативники, Токарев и раньше весьма успешно "косил", как только его хотели привлечь к уголовной ответственности.
       Розыск похищенной коллекции Магидса продолжается до сих пор. За семь лет, прошедших с момента кражи, удалось обнаружить лишь малую часть похищенного. Четыре картины и несколько золотых шкатулок и табакерок (всего 14 предметов) немецкая полиция изъяла в Штутгарте. Российским властям удалось добиться их возвращения в Москву, где их передали на экспертизу и хранение в музей Изобразительных искусств им. Пушкина.
       Тем временем права на коллекцию предъявили несколько родственников Магидса. Они пока никак не могут между собой договориться. В общем, в этой детективной истории точка еще не поставлена.
       
Комментарии
Профиль пользователя