Коротко

Новости

Подробно

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 21
 Адвокатская практика недели

       В этом обзоре наиболее интересна победа адвоката Александра Валуйского, который защитил часть акционеров Сахалинского морского пароходства от притязаний Госкомимущества и одной из фирм-акционеров. Истцы добивалось признания незаконным решения собрания акционеров, на которое их не допустили. Работа г-на Валуйского уникальна тем, что он защищал интересы своих клиентов задолго до судебного разбирательства и продумал схему проведения собраний акционеров так, чтобы ГКИ и другой истец не участвовали в собрании, но потом не смогли ни к чему придраться.

Адвокат защитил пароходство от "спекулятивных" интересов
       На минувшей неделе адвокат юрконсультации #85 МРКА Александр Валуйский добился в Сахалинском областном арбитражном суде отказа в двух исках Госкомимущества к АООТ "Сахалинское морское пароходство". ГКИ добивался признания недействительными решений двух собраний акционеров пароходства. Решения были таковы: о дополнительной эмиссии акций пароходства, об избрании президента и совета директоров. Интересно, что участники собраний обладали лишь 44% акций пароходства. Однако адвокат Валуйский доказал законность собраний акционеров пароходства и их решений. Адвокат считает, что это дело интересно проработкой новой модели борьбы акционеров за отстаивание своих интересов от недобросовестных действий государства и "спекулятивных инвесторов".
       
       АО "Сахалинское морское пароходство" — пионер в проведении дополнительных эмиссий акций. В госсобственности находится более 25% уставного капитала. Ъ уже писал о конфликте, разгоревшемся в АО, который дошел до беспрецедентной в российской практике степени: 21 апреля прошло два параллельных собрания акционеров пароходства, и теперь у него два президента, два совета директоров, два устава, а по ключевым вопросам принимаются взаимоисключающие решения (см. Ъ от 26 апреля и от 16 мая). Однако позднее одна из участвующих в конфликте сторон — "альтернативная" — решила "выйти из дела". И на суде, о котором речь ниже, она отказалась защищать свои права.
       
       Российские морские пароходства весьма привлекательны для инвесторов — курсы акций пароходств достаточно высоки, а сами акции ликвидны и популярны. Из-за этого у всех пароходств схожая конфликтная ситуация со "сторонними" акционерами и государством, которые хотят получить доли в капитале пароходств и укрепить свои позиции в их руководстве. Именно это было, по словам адвоката Валуйского, подоплекой обращения Госкомимущества России в Сахалинский областной арбитражный суд с двумя исками к АО "Сахалинское морское пароходство" о признании недействительными решений собраний его акционеров от 19 мая 1994 года и от 21 апреля 1995 года.
       Истцу не понравились решения акционеров о дополнительной эмиссии акций пароходства, об избрании президента (на этой должности утвержден Якуп Алегедпинов), совета директоров, принятые вопреки мнению истца и фирмы-акционера "Совинторг" — их представители не попали в совет директоров и кандидатура предложенного ими руководителя пароходства тоже не прошла. Это произошло потому, что мандатная комиссия не допустила представителей Госкомимущества и фирмы-акционера "Совинторг" к участию в собрании акционеров. Поэтому истец доказывал на процессе, что собрания акционеров незаконны.
       Адвокат Валуйский рассказал на процессе, что у фирмы-акционера "Совинторг", купившей около 4% акций пароходства, не были урегулированы расчеты по акциям (из-за роста курса доллара эта фирма оказалась немного недоплатившей). Поэтому мандатная комиссия пароходства не допустила ее на собрание акционеров, руководствуясь "Положением об акционерных обществах" от 25 декабря 1990 года.
       Что же касается Госкомимущества, то его представители не были допущены на собрание из-за того, что еще до собраний ГКИ принял решение о продаже госпакета акций пароходства (распоряжение Госкомимущества от 8 сентября 1994 года #2326-Р, а 20 марта 1994 года оно утвердило инвестиционную программу продажи госпакета акций АО). А согласно "Госпрограмме приватизации государственных и муниципальных предприятий" (от 24 декабря 1993 года), после принятия решения о досрочной продаже госпакета акций АО ГКИ утрачивает право представлять государство на собраниях акционеров пароходства.
       Кроме того, по мнению адвоката Валуйского, согласно устава, "Положению о собрании акционеров", "Положению о порядке подготовки и созыва собрания акционеров", обжаловать в суде можно только решения органов управления (собрания акционеров, совета директоров, правления АО), а не мандатной комиссии — рабочего органа собрания акционеров.
       Адвокат преодолел еще одно очень серьезное препятствие в этом деле. Дело в том, что на собраниях присутствовали акционеры, обладавшие лишь 44% акций пароходства. А для кворума необходимо не менее 50%. Поэтому истцы сочли собрание незаконным. Однако адвокат сослался на пункт 101 "Положения об акционерных обществах", согласно которому, если не набран кворум, собрание, созванное советом директоров (а не акционерами), откладывается председательствующим на срок не более 30 дней, а повторное собрание правомочно при любом количестве собравшихся акционеров. Поскольку в этом нормативном акте не указан минимальный срок, на который может быть отложено собрание, то его возобновили спустя несколько часов (по данным Ъ, до этого такой прием ни разу не проходил через суды).
       По мнению истцов, этот срок дается, чтобы известить акционеров о проведении собрания. На что адвокат заметил, что все и так были извещены, но не могли быть вновь допущены на собрание по объективным причинам. Кроме того, нет нормативных документов, обязывающих собрание акционеров проводить какие-то мероприятия при проведении повторного собрания.
       Затем истцы заявили, что даже если собрание акционеров было в принципе легитимно, часть его решений все равно незаконна. Например, решение о дополнительной эмиссии акций на 10 млрд рублей (оно было принято на майском собрании и подкорректировано на апрельском). По мнению истцов, дополнительная эмиссия не может быть произведена до продажи госпакета акций пароходства, то есть до декабря 1995 года.
       Однако Валуйский сообщил суду, что после оспариваемых собраний акционеров новое собрание вообще отменило решение о дополнительной эмиссии акций, так что нет самого предмета иска.
       Суд согласился с позицией адвоката Валуйского и отказал в иске Госкомимуществу России.
       Александр Валуйский рассказал корреспонденту Ъ, что в данном споре за истцом стоит Департамент морского транспорта России, который хочет руками Госкомимущества сохранить свой контроль над пароходством. Его интерес — в выгодном пакете акций пароходства, под залог которых государство может получить большие кредиты (которые, однако, не пойдут на развитие самого пароходства). По предположению адвоката Валуйского, "спекулятивные" интересы по отношению к пароходству есть и у его акционера "Совинторга" — скупить большой пакет акций и выгодно его перепродать. В развитии же пароходства заинтересован только его коллектив, чьи интересы адвокату, по его мнению, удалось оградить в суде от интересов "спекулятивных".
       
Студенту помогла экспертиза
       На минувшей неделе адвокат юрконсультации #11 МГКА магистр права Виктор Вербицкий добился в УВД Юго-Восточного округа Москвы прекращения уголовного дела за отсутствием состава преступления в отношении 19-летнего студента МАИ Вадима С. Он обвинялся по ст. 211.1 (нарушение правил дорожного движения, повлекшее менее тяжкие телесные повреждения) УК России.
       
       1 мая 1995 года на перекрестке Новоостаповской улицы и Симоновского вала в Москве произошло столкновение старенькой "пятерки" студента МАИ Вадима С. и подержанного "Мерседеса" (выпуск начала 80-х) мелкого предпринимателя, гражданина Армении Армена Г. "Пятерка" врезалась в дверь "Мерседеса" со стороны водителя, в результате чего тот попал в больницу с переломом ноги. УВД Юго-Восточного округа Москвы по факту ДТП возбудило уголовное дело и предъявило обвинение по ст. 211.1 Вадиму С., взяв с него подписку о невыезде.
       Обвинение строилось на показаниях троих свидетелей — друзей потерпевшего, автомобиль которых якобы случайно оказался на перекрестке рядом с его "Мерседесом". Согласно их показаниям, Вадим С. выехал на красный свет со скоростью 80-100 км/ч. Сам обвиняемый утверждал, что он ехал со скоростью 60 км/ч и на зеленый сигнал светофора.
       Адвокат Вербицкий настаивал на том, что друзья потерпевшего заинтересованы в исходе расследования и не могут быть объективны, а определение ими "на глаз" скорости движения автомобиля Вадима С. не дает полной картины для исследования доказательств. Исходя из этого адвокат ходатайствовал о проведении автотехнической экспертизы и допросе дополнительных свидетелей (очевидцев ДТП — водителя и старичка-пешехода), которых он нашел по объявлению в газете "Из рук в руки".
       Следствие удовлетворило это ходатайство только по указанию прокурора Юго-Восточного окружной прокуратуры Москвы, у которого адвокат обжаловал неправомерные действия следователей. Свидетели защиты показали, что Вадим С. ехал на зеленый свет и не превышал скорости. Следователи выехали на место происшествия для воссоздания картины ДТП и убедились в истинности показаний свидетелей защиты: после столкновения "Мерседес" проехал, не меняя направления движения, еще 200 м. (что свидетельствует о превышении им скорости), и ехал он на красный свет, а тормозной путь "пятерки" Вадима С. равнялся 25 м (это доказывает, что он не превышал скорость). На основании этого УВД Юго-Восточного округа Москвы прекратило уголовное дело в отношении Вадима С. за отсутствием в его действиях состава преступления.
       Любопытно то, что адвокат выдвигал версию возможности умышленной организации этого ДТП самим потерпевшим, поскольку "Мерседес" был очень стар и по оценке товарной экспертизы после аварии размер возмещения вреда превысил бы его стоимость. Но доказать эту версию оказалось невозможно.
       Потерпевший настаивал на возмещении ему материального вреда в размере 30 млн рублей, в чем ему отказали и посоветовали добиваться этого в общем порядке в суде.
       
Пять лет в тюрьме без приговора
       Адвокат юридической консультации #16 МГКА Людмила Голубева добилась изменения приговора для Каролины Н., осужденной за групповые разбои и грабежи (ст. 145.2 и 146.2) к 7 годам лишения свободы. При рассмотрении дела в Мосгорсуде в кассационной инстанции по ходатайству адвоката были учтены исключительные обстоятельства дела. В результате срок наказания Каролине Н. определен ниже низшего предела и сведен к времени ее фактического пребывания в СИЗО.
       
       Больше пяти лет лет тянулось дело о разбоях и грабежах, совершавшихся в Москве в течение 1989 года преступной группой. Ее участники "зарабатывали на жизнь" тем, что грабили мужчин, соскучившихся по интимному общению, и "центровых" проституток, предлагавших им свои услуги. Схема действий была довольно простая, а все роли четко распределены. Девушки-лжепроститутки заманивали клиентов в специально снятые для этого квартиры, там подсыпали им клофелин, а затем спокойно опустошали их карманы. Потом их бесчувственные тела оставляли где-нибудь на улице. На настоящих же проституток, которых грабили после посещения их клиентами, бандитов наводили таксисты. Позже следствием было установлено около 30 человек, пострадавших от рук преступников.
       В первой инстанции дело слушалось в Кузьминском межмуниципальном суде. В числе 18 подсудимых была и Каролина Н., которой накануне ареста исполнилось 18 лет. Все обвиняемые были признаны виновными и приговорены к различным мерам наказания. Подзащитная Голубевой Каролина Н. была одной из лжепроституток, заманивавшей жертв бандитов. Она в этом призналась, ее признали виновной по четырем эпизодам и осудили на семь лет лишения свободы.
       Но, по мнению защитника, суд при этом не учел исключительных обстоятельств следствия и самого суда. Главное обстоятельство — это неоправданное затягивание процесса. В результате этого подозреваемым, а впоследствии обвиняемым, еще до вынесения приговора пришлось провести в следственном изоляторе пять с половиной лет. Весь этот срок отбыла там и Каролина Н.. Людмила Голубева в кассационной жалобе, а затем в суде второй инстанции настаивала на том, что дело затянулось по вине следствия и суда, и это должно было учитываться при вынесении приговора.
       Суд же первой инстанции не принял во внимание этот факт. Условия содержания в СИЗО ничем не отличаются от тюремных, доказывала адвокат, а к заключению же в тюрьме ее подзащитная приговорена не была. К тому же ранее к уголовной ответственности она не привлекалась и организатором и инициатором преступления не являлась. В связи с этим адвокат требовала применить к своей подзащитной ст. 43 УК РФ о назначении более мягкого наказания, чем это предусмотрено законом.
       Московский городской суд внял доводам Голубевой и снизил наказание Каролине Н. до срока, фактически отбытого ее в СИЗО, что ниже низшего предела, предусмотренного статьями, по которым та обвинялась.
       
Военный защитил женщину — и избежал наказания
       На минувшей неделе адвокат юрконсультации #63 МРКА Григорий Сосновский в военной коллегии Верховного суда России добился 1 года условного наказания с отсрочкой исполнения приговора на год и применения амнистии в отношении 30-летнего капитан-лейтенанта Нарофоминской боевой части Игоря Щ. Он обвинялся по ст. 206.2 УК России ("хулиганство" — до 5 лет) за то, что сломал старшему по званию ребро, руку и нос.
       
       В ноябре 1994 года военная прокуратура Нарофоминского гарнизона возбудила по обвинению в хулиганстве уголовное дело против 30-летнего капитан-лейтенанта Нарофоминской боевой части Игоря Щ. Поводом для возбуждения дела стала жалоба капитана первого ранга Олега С.
       По данным следствия, 28 октября 1994 года Олег С. зашел к своей бывшей жене (она жила в их общей квартире вместе с двумя детьми). Там в это время находился Игорь Щ. Между бывшими супругами возникла ссора. Игорь Щ., выступив на стороне жены, подрался с мужем. В ходе драки последний и получил ряд телесных повреждений.
       Изучив обстоятельства дела, суд переквалифицировал действия Игоря Щ. на ст. 109 (умышленное менее тяжкое телесное повреждение — до 3 лет) и приговорил его к году лишения свободы. Прямо в зале суда подсудимого арестовали.
       Мать Игоря Щ. обратилась за помощью к адвокату Григорию Сосновскому, который в кассационной инстанции военного суда московского округа доказывал, что в действиях Игоря Щ. усматривается необходимая оборона — свидетели (соседка, пришедшая на шум и десятилетняя дочка бывшей жены потерпевшего) показали, что подсудимый на самом деле был вынужден защищать и женщину, и себя. Однако суд оставил приговор в силе.
       Тогда адвокат Сосновский обратился с надзорной жалобой в военную коллегию Верховного суда России, где утверждал, что даже если суд и усматривает виновность за его подзащитным, то выбранное ему наказание все равно слишком суровое и не соответствует сложившейся судебной практике. И хотя прокурор просил оставить в силе приговор, вынесенный Игорю Щ. судами предыдущих инстанций, суд согласился с адвокатом. Он приговорил его подзащитного к году условного наказания с отсрочкой исполнения приговора на год и применил амнистию.
       
Адвокат не дал уволить руководителя предприятия
       Адвокат 20-й юрконсультации МГКА Андрей Муратов в Останкинском нарсуде Москвы добился восстановления в должности Татьяны Евстегнеевой — начальника Ремонтно-эксплуатационной конторы (РЭП-02), незаконно уволенной руководством Дирекции заказчика муниципального округа "Алексеевский". Руководство дирекции обвинило Евстегнееву в халатном отношении к своим служебным обязанностям, в связи с чем на протяжении 1994 года ей было вынесено 7 выговоров. Однако адвокат Муратов доказал в суде, что ее доверительницу уволили из-за личных неприязненных отношений, а инкриминируемое ей неисполнение служебных обязанностей надуманно.
       
       Как рассказал адвокат Муратов, Татьяна Евстегнеева до 1992 года 25 лет безупречно проработала начальником одного из ДЭЗов в муниципальном округе "Алексеевский". Но летом 1992 года в период реорганизации ДЭЗа в Ремонтно-эксплуатационные конторы (РЭП-02) Евстегнееву уволили с формулировкой "в связи с ликвидацией ДЭЗ". Адвокат считает, что это произошло потому, что Евстегнеева была в курсе некоторых неблаговидных действий руководства Дирекции заказчика (головная организация РЭП-02).
       Не согласившись с увольнением, Евстегнеева в начале 1993 года подала в Дзержинский (ныне Останкинский) нарсуд иск, потребовав восстановления в должности. В конце 1993 года суд удовлетворил иск, сославшись на то, что по КЗоТ немотивированное увольнение работника в период реорганизации учреждения невозможно.
       После этого дирекция решила выжить Евстегнееву "по закону". Так, руководством Дирекции заказчика было издано семь приказов о привлечении Евстегнеевой к дисциплинарной ответственности. В качестве мотивировки указывалось, что она недобросовестно относится к своим служебным обязанностям. К примеру, ее обвиняли в том, что она "не занималась вывозом мусора", "очисткой мусоропроводов", "несвоевременно сдала баланс за 1994 год" и пр.
       19 июля 1994 года Евстегнеева опять была уволена приказом Дирекции заказчика, но уже "за систематическое нарушение трудовой дисциплины". Но она вновь обратилась в Останкинский межмуниципальный нарсуд, потребовав не только восстановления на работе, но и выплаты средств за вынужденный прогул и возмещения морального вреда (определение размера которого оставила на усмотрение суда). Дело неоднократно откладывалось по разным причинам, и окончательное судебное разбирательство состоялось спустя год после подачи иска.
       В суде адвокат Муратов заявил, что при вынесении приказов о наложении дисциплинарных взысканий с Евстегнеевой не брались объяснения, что являлось существенным нарушением норм КЗОТ. Адвокат также указал, что Евстегнеева не имела реальной возможности выполнить тот объем работ, которого от нее требовало начальство. К примеру, уборкой мусора на территории РЭП-02 должно было заниматься некое окружное мехпредприятие. А не делалось этого потому, что сама же Дирекция заказчика не оплатила предприятию эти работы.
       Кроме того, адвокат выяснил, что Дирекция заказчика МО вообще не имела права налагать взысканий, а тем более увольнять Евстегнееву, поскольку РЭП являлся самостоятельным юридическим лицом. Так, из учредительных документов РЭП-02 и ответчика следовало, что эти организации строят свою работу исключительно на договорной основе, то есть заключают договора-подряды на выполнение определенного объема работ, но не более.
       Суд согласился с позицией Андрея Муратова. В итоге истица была восстановлена в должности, в ее пользу была взыскана зарплата (5 млн руб.) за год вынужденного прогула, а с Дирекции заказчика взыскан 1 млн руб. в качестве компенсации морального вреда. Правда, по словам адвоката, Евстегнееву по-прежнему не пускают на работу. В этой связи он намерен обратится в Останкинскую прокуратуру с заявлением о привлечении к уголовной ответственности руководства Дирекции заказчика за неисполнение решения суда.
       
       ЕЛЕНА Ъ-ВРАНЦЕВА, АЛЕКСЕЙ Ъ-ГЕРАСИМОВ, МАКСИМ Ъ-СТЕПЕНИН
       
Комментарии
Профиль пользователя