Песков назвал приговор Ивану Сафронову очень суровым

Пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков отказался комментировать решение суда по делу журналиста Ивана Сафронова, которого накануне приговорили к 22 годам колонии. Господин Песков также предположил, что Владимир Путин знает о приговоре Ивану Сафронову из сообщений СМИ. Он отметил, что для подачи прошения о помиловании Иван Сафронов должен признать вину.

Оглашение приговора по делу советника главы «Роскосмоса», бывшего журналиста газеты «Коммерсантъ» Ивану Сафронову, обвиняемого в государственной измене в Московском городском суде. Обвиняемый Иван Сафронов (в центре), адвокаты Даниил Никифоров (второй слева) и Дмитрий Катчев (второй справа) перед началом заседания суда

Фото: Глеб Щелкунов, Коммерсантъ

«Это приговор суда, и я не имею права его никак комментировать. Да, мы можем констатировать, что это очень суровый приговор, больше мне нечего сказать по этой теме»,— сказал пресс-секретарь президента России в интервью телеканалу РБК.

По мнению Дмитрия Пескова, закрытый характер судебного процесса над господином Сафроновым «обусловлен тяжестью тех обвинений, которые ему вменялись и которые были доказаны обвинением и признаны судом». Он отметил, что для прошения о помиловании журналисту нужно признать свою вину. Статья 50 Конституции России устанавливает право каждого осужденного за преступление просить о помиловании, при этом в ней, Уголовном кодексе России и президентском указе о помиловании нет уточнения, что осужденные должны признать свою вину.

Вчера, 5 сентября, Мосгорсуд приговорил советника главы «Роскосмоса», бывшего корреспондента «Ъ» и «Ведомостей» Ивана Сафронова к 22 годам колонии строгого режима по двум эпизодам дела о госизмене (ст. 275 УК РФ) и штрафу 500 тыс. руб. Это один из самых длительных сроков по этой статье. Такой же получил только сотрудник ЦИБ ФСБ Сергей Михайлов. Бывший сотрудник ГРУ Сергей Скрипаль по аналогичной статье был приговорен лишь к 13 годам лишения свободы.

Суд признал Ивана Сафронова виновным в двух эпизодах сотрудничества с чешской и немецкой разведками. Защита настаивала, что свидетели обвинения подтвердили на допросах: никакой измены не было, а господин Сафронов, не имевший доступа к гостайне, занимался исключительно журналистикой. Иван Сафронов свою вину не признал.

Подробнее о ходе дела читайте в материале «Ъ» «Все ясно, как двадцать два».

Милена Костерева

Фотогалерея

Дело Ивана Сафронова

Смотреть