Коротко

Новости

Подробно

Переходя границы

Журнал "Коммерсантъ Деньги" от , стр. 106

Экспансия за рубеж российских инвестиционных компаний становится стандартной практикой. География российских представительств широка: США, Великобритания, Германия, Швейцария, Япония, Украина, Казахстан. Впрочем, по сравнению с фондами в разных частях света и представительствами, предлагающими IR-услуги, лицензированных российских брокеров за рубежом немного. Однако тенденция роста здесь очевидна. Стратегия бизнеса, направленная на максимальную реализацию возможностей работы с клиентами, оправдывает даже серьезные финансовые издержки в связи с открытием офиса за рубежом.


Дорогая заграница


Экспансией иностранных инвестбанков в Россию никого не удивишь. Одни приобретают российские инвесткомпании и банки, другие открывают дочерние полноценные брокерские структуры, третьи ограничиваются представительствами. Между тем российские инвесткомпании не менее активно осваивают дальнее зарубежье. Еще десять лет назад открыть представительство в финансовых столицах мира — Лондоне и Нью-Йорке — могли позволить себе только крупнейшие российские игроки. Теперь логика бизнеса заставляет развивать брокерские услуги за рубежом и компании рангом пониже. Создание лицензированного брокера за рубежом сегодня значится в планах все большего числа российских инвестиционных компаний.

В конце 90-х годов прошлого века Россия была страной недооцененных активов. В то время три четверти покупок совершалось западными клиентами, четверть приходилась на инвесторов из России. Поэтому открытие полноценного брокера на западной площадке тогда являлось абсолютно оправданным ходом. В последние годы отношение к России иностранных инвесторов изменилось: из зоны рискованного инвестирования она превратилась в страну инвестиционно привлекательную, демонстрирующую высокие темпы роста фондового рынка. Одновременно укреплялись позиции российских инвесторов. Параллельно развитию рынка коллективных инвестиций — паевых фондов росла армия частных инвесторов, в том числе получивших средства (порой весьма значительные) от продажи собственного бизнеса. Эти инвесторы уже не ограничивались инвестированием внутри страны, им требовалась диверсификация вложений. Так что наличие зарубежного офиса не только способствовало привлечению инвесторов из-за рубежа на российский рынок, но и дополнительно стимулировало россиян инвестировать на западных рынках.

Как правило, российские инвесткомпании открывали дочерние брокерские конторы в Лондоне или Нью-Йорке с нуля. Так поступили "Тройка Диалог", "Ренессанс Капитал", "Центринвест Групп", "Уралсиб", ГК "Метрополь", которые обзавелись конторами в Нью-Йорке и Лондоне. Однако иметь брокерскую компанию за рубежом довольно обременительно. Что касается открытия офиса в Лондоне или Нью-Йорке, мнение участников рынка едино: это дорого. Лицензии на осуществление полного спектра услуг брокера, профессиональный персонал, дорогостоящая аренда, налогообложение, поддержка инфраструктуры офисов в финансовых столицах мира — все это оценивалось игроками в сумму от нескольких миллионов фунтов стерлингов в Европе, такой же порядок цифр (в долларах) назывался в случае с США.

В США брокеры получают лицензии Американской национальной ассоциации участников фондового рынка (NASD) на осуществление брокерской и дилерской деятельности, а также лицензию Американской корпорации по защите инвесторов (SIPC). В Великобритании компания должна получить лицензию единого регулятора финансового рынка и рынка ценных бумаг — Financial Services Authority (FSA).

В США величина капитала определяет род деятельности, которую может вести брокер. Компания может получить лицензию на депозитарную, брокерскую, дилерскую деятельность, на предоставление услуг маркетмейкера и т. д. Например, капитал для осуществления брокерской деятельности должен быть не меньше $250 тыс. Предоставление услуг маркетмейкера возможно, если на каждую котируемую бумагу приходится не меньше $2,5 тыс. капитала. При котировании акций стоимостью ниже $5 на каждую из них должно падать не менее $1 тыс. капитала. У прайм-брокера, имеющего самые большие возможности по обслуживанию клиентов, капитал должен быть не меньше $1,5 млн.

В Великобритании сегодня для получения лицензии класса А, позволяющей осуществлять полный перечень брокерских услуг, достаточным считается уставный капитал не менее £5 млн. При этом участники рынка уверяют, что получить такую лицензию в Великобритании гораздо сложнее, чем в США. Представители российских инвесткомпаний вспоминали, что получение лицензий занимало у них от полугода до девяти месяцев. Впрочем, поддерживать лицензии брокерам, напротив, намного труднее в Америке.

В целом эти цифры собственного капитала компаний сопоставимы с российскими реалиями. Однако участники рынка упоминают и весьма существенные дополнительные условия. Как сообщил управляющий директор "Центринвест Групп" Дэн Рапопорт, "помимо достаточности уставного капитала регуляторы требуют детального раскрытия информации об акционерах". Не раскрыв собственника компании, создать офис в Нью-Йорке невозможно. К тому же необходимо, чтобы состав бенефициаров компании был одобрен регулирующими органами. Помимо этого действующие брокеры в США ежемесячно предоставляют всю отчетность государственному регулятору (SEC) и независимому — NASD. Вся информация о деятельности офиса должна храниться в течение трех лет, в том числе сообщения e-mail и SMS.

Не стоит забывать и о текущих расходах. Количество персонала в зарубежных офисах составляет от 4 до 20 человек, причем за последние несколько лет зарплата у высокопрофессиональных сотрудников, по разным оценкам, выросла в 1,5-3 раза. Жалованье одного sales-trader в Лондоне может составлять от £300 тыс. до £1,2 млн в год, при этом сумма бонуса, бывает, отличается от фиксированного гонорара в разы.

Впрочем, можно избежать выполнения столь жестких требований. В частности, финансовая корпорация "Уралсиб" решила при работе на американском рынке ограничиться партнерством с одним из крупнейших американских брокеров — Auerbach Grayson and Company Inc. "Поддержка всех требований американских финансовых регуляторов является достаточно трудоемким процессом, требующим больших трудозатрат",— говорит заместитель руководителя бизнес-направления по операциям с акциями ФК "Уралсиб" Борис Гинзбург. Благодаря партнерству с Auerbach Grayson and Company Inc., которая отвечает за все процедуры, ФК "Уралсиб" "свободна от всех этих инфраструктурных затрат", пояснил он. В США торговля и расчет сделок осуществляются от имени Auerbach Grayson. В свою очередь, "Уралсиб" предоставляет клиентам аналитику, sales-research и sales-trading. Кроме того, у американских институциональных клиентов довольно жесткие требования по организации торговых линий, которые гораздо проще открыть на американского брокера, чем на собственный офис российской компании.

Овчинка и выделка


Тем не менее российские инвесткомпании готовы тратиться ради конкурентных преимуществ. "За счет наличия офиса в Лондоне или Нью-Йорке вы получаете тех клиентов, которые без лицензированного представительства на месте с вами работать не смогут",— говорит управляющий директор по стратегическому планированию и развитию группы компаний "Тройка Диалог" Джеффри Николсон. Открывая офисы в США и Европе, компания ориентировалась прежде всего на крупных институциональных клиентов — страховые фонды, пенсионные фонды. Представительства строго придерживаются международных правил торговли и тщательно выполняют требования регуляторов — SEC в Нью-Йорке и FSA в Лондоне. Поэтому клиенты, которые работают по тем же правилам, предпочитают иметь дело с локальным офисом на месте.

Своей стратегией крупнейшие российские игроки видят формирование бизнеса близкого и максимально удобного для клиентов, которым сегодня требуются постоянный контакт с брокером, прямое, непосредственное общение с sales-trading desk, проведение road-show и т. д. "Конечно, пока нельзя говорить о том, что крупнейшие российские игроки действуют наравне с крупными международными корпорациями",— отмечает Борис Гинзбург. Однако именно к этому стремятся все компании, тут уместна аналогия с транснациональными корпорациями: будучи их клиентом, вы можете позвонить в любой офис в мире, и вам предоставят высококлассный сервис и в Москве, и в Нью-Йорке, и в Лондоне, резюмирует он.

Уровень сервиса играет важнейшую роль. Чтобы иметь возможность работать с крупными американскими и европейскими клиентами, брокер должен предоставить full service — качественную аналитику по всем секторам рынка, а также высокопрофессиональных sales и sales-traders. Они обязаны иметь лицензии на осуществление брокерской деятельности, профессиональный трейдинг и возможность котировать все российские бумаги в требуемом объеме, а также иметь качественный бэк-офис для расчета сделок и персонал для внутреннего контроля.

"Компаний, которые могут все это предоставлять и получать монетарную выгоду от работы с иностранными клиентами, то есть наладить не разовые, а постоянные заказы, окупающие все инвестиции, на этом рынке единицы",— утверждает Борис Гинзбург. Открывая в разных странах представительства, компания тем самым показывает клиентам, что имеет определенный вес. Как пояснил Джеффри Николсон, "в этой связи мы используем наши офисы в Нью-Йорке и Лондоне для развития бизнеса на Украине и в Казахстане". Кроме того, с учетом разницы во времени между Россией и США (в частности, разница с Калифорнией составляет почти 12 часов) работать брокеру удобнее именно через Нью-Йорк, говорят участники рынка.

Динамика роста оборотов представительств российских компаний за рубежом впечатляет. По данным "Уралсиба", по итогам 2006 года совокупный оборот зарубежных представительств составил 30% от общего оборота корпорации. По данным компании "Ренессанс Капитал", в 2005 году она увеличила объем торговли ADR на 2,7% — почти на $18 млн в денежном выражении. За первое полугодие 2006 года компания увеличила объем торговли ADR на 223%.

Острова сокровищ


Конечно, Нью-Йорк и Лондон с их высокой концентрацией международных фондов — хорошие площадки для привлечения новых инвесторов. Однако с принятием Республики Кипр в Евросоюз у российских компаний появилась прекрасная возможность создать полноценного лицензированного брокера, действующего в общеевропейском экономическом пространстве. Финансовым регулятором Кипра является Комиссия по ценным бумагам и биржам — CySEC. На конец 2004 года, когда Кипр стал полноценным членом ЕС, уставный капитал компании, которая может предлагать полный перечень брокерских услуг, должен был составлять не менее $1,2 млн (600 тыс. кипрских фунтов). Точно так же, как и в Великобритании, в представительствах имеет право работать только аттестованный персонал.

Лицензированные брокеры на Кипре есть у многих российских компаний — это, в частности, "Атон", "Ренессанс Капитал", ГК "Метрополь", БКС, БД "Открытие", "Финам", "Интерфин трейд", "Велес Капитал". О намерении открыть в ближайшее время на острове такого брокера объявили ИК "Олма" и "Ист Кэпитал". Не стоит забывать, что по действующему соглашению между Россией и Кипром об избежании двойного налогообложения операции с ценными бумагами на Кипре не облагаются налогами.

Открытие на Кипре лицензированного брокера останется в ближайшие годы действием, весьма привлекательным для растущих российских компаний. Впрочем, не менее энергично российские игроки выходят и на рынки Украины и Казахстана. Вообще, освоение нестандартных направлений зачастую требует наличия официального представительства, которое занимается IR-услугами. Например, ГК "Метрополь" открыла офис в Токио — это первое официально зарегистрированное представительство российской компании в Японии.

"При открытии представительства в Токио мы пошли по пути создания юридического лица с нуля",— говорит глава представительства группы "Метрополь" Дмитрий Цай. Это оправданно, если иметь в виду небольшие временные и финансовые издержки на его регистрацию. Однако следует отметить, что такой офис может только представлять интересы группы "Метрополь" в Японии, оказывать информационные, консультационные и организационные услуги, но не имеет права заниматься коммерческой деятельностью. Между тем, продолжает эксперт, создание с нуля полноценной дочерней брокерской компании, которая предлагала бы японским инвесторам услуги онлайн-торговли российскими акциями, обойдется примерно в 10 раз дешевле, чем покупка маленькой, но работающей не в убыток местной компании с клиентами и историей.

МАРИЯ ГЛУШЕНКОВА


Комментарии
Профиль пользователя