Коротко

Новости

Подробно

Запущенная независимость

Южная Осетия выбирается из Грузии

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 1

Вчера в Южной Осетии прошли референдум и выборы президента республики. Несмотря на то что эти события сопровождались отключением связи и перекрытием дорог, референдум был признан состоявшимся. Президентом республики был переизбран ее нынешний лидер Эдуард Кокойты (вчера он стал одним из наиболее упоминаемых персонажей на российском телевидении — см. рубрику "Доступ к теле" на стр. 4). Таким образом, как говорили наблюдавшие за голосованием депутаты Госдумы России, был запущен "процесс признания" Южной Осетии, а следом за ней Абхазии и Приднестровья. С подробностями — спецкорреспондент Ъ ОЛЬГА Ъ-АЛЛЕНОВА.


Выборы с видом на кладбище


Президент Эдуард Кокойты приехал на участок с двумя сыновьями и женой и с ходу отрапортовал журналистам: "Настроение отличное! Аж танцевать хочется!" Пожав руку лидеру Прогрессивной социалистической партии Украины Наталье Витренко, накануне прибывшей в Цхинвали, господин Кокойты опустил бюллетени в урну и заявил: "Я проголосовал за независимость Южной Осетии и против третьего геноцида осетинского народа! И мы призываем всех отказаться от политики двойных стандартов и рассмотреть политико-правовые основания для признания Южной Осетии, Абхазии, Приднестровья и Нагорного Карабаха!" Какая-то женщина на участке крикнула: "С президентом весь народ! Значит, он победит!" — и захлопала. Все остальные работники избирательной комиссии тоже зааплодировали. Из окон школы хорошо видно мемориальное кладбище с могилами жертв осетино-грузинского конфликта. Это было самое подходящее место для голосования президента.

Выходящего с участка Эдуарда Кокойты еще на лестнице встретили дети с красно-желтыми осетинскими флагами и женщины с пирогами. На улице президент снова сказал речь о том, кроме всего прочего, что альтернативные выборы, проходящие на контролируемой Грузией территории Южной Осетии, это "агония авторитарного режима Саакашвили". "Господин Саакашвили пришел к власти с розами, но цветочки он оставил вам, а шипы нам,— сказал президент, обращаясь к иностранным журналистам.

Господин Кокойты был абсолютно уверен в своей победе. Накануне референдума правоохранительным органам республики сдался бывший председатель Верховного суда Южной Осетии Алан Парастаев: вечером в субботу он выступил в эфире местного телеканала и с совершенно спокойным лицом сказал, что грузинские спецслужбы выделили $200 тыс. на организацию убийства Эдуарда Кокойты. А за два дня до этого был снят с должности директор югоосетинского КГБ Николай Долгополов. По слухам, он не поладил с югоосетинским президентом, и тот ради этого даже ездил в Москву. В общем, ко дню референдума всеобщее согласие в Южной Осетии было восстановлено.

В день референдума всех волновал один вопрос: признают ли в мире независимость Южной Осетии? Несмотря на то что в пятницу МИД Южной Осетии получил официальное заявление Евросоюза о том, что европейское сообщество не признает выборов, международные наблюдатели в Цхинвали все-таки прибыли. Их оказалось 28 человек, и представляли они, по данным МИД Южной Осетии, 11 европейских и латиноамериканских стран. Правда, тремя странами из этих 11 оказались Абхазия, Приднестровье и Нагорный Карабах. Наблюдателей встречали и представляли журналистам сотрудники так называемой Межпарламентской ассамблеи государств--участников Сообщества за демократию и права народов. Всем было известно, что эта организация создана известным политтехнологом, начальником управления президента РФ по межпарламентским и культурным связям с зарубежными странами Модестом Колеровым и работала по заданию администрации президента сначала на референдуме в Приднестровье, а теперь в Южной Осетии. Исполнительный секретарь этой организации Алексей Мартынов сказал мне, что приезд иностранных наблюдателей является залогом успеха.

Я спросила господина Мартынова, для чего приглашать в Южную Осетию иностранных представителей, если Евросоюз уже объявил свою позицию: референдум в Цхинвали нелегитимен? Политтехнолог ответил, что ОБСЕ — это "евробюрократы" и они просто не могут перестроиться, тогда как общественное мнение в этих странах перестраивается гораздо быстрее.

— Однажды был такой прецедент в истории,— напомнил господин Мартынов.— Двести лет назад группа авантюристов всех мастей провозгласила Северо-Американские Штаты, и ни одна страна в мире не признавала их. Первой страной, признавшей Северо-Американские Штаты, стала Российская империя. Вы понимаете, о чем я? Россия и сейчас, по сути, признает независимость Южной Осетии, но пока в легкой форме.

— Это как?

— А факт выдачи российских паспортов разве не акт признания? А экономическая помощь? Из Северной Осетии в Южную строится газопровод, здесь работает российская сотовая связь. А потом последует признание политических институтов, а потом здесь будет постоянное российское консульство и так далее.

В современном пресс-центре, снабженном компьютерами, а также большим экраном, первые данные появились уже к 11 часам дня: на участках проголосовало чуть больше 20% избирателей, а к полудню эта цифра выросла до 40%.

— Конечно, в Приднестровье было легче,— рассказал мне координатор ассамблеи Антон Крылов.— Там по оптико-волоконной связи все данные передавались в пресс-центр мгновенно. Здесь мы всем председателям избирательных участков раздали сотовые телефоны, но до последнего момента не были уверены, насколько все это будет работать. С сотовой связью здесь большие проблемы. Но все же голосуют активнее, чем в Приднестровье, так что, думаю, к 15 часам выборы состоятся.

К 15 часам выборы действительно состоялись — об этом заявил югоосетинский ЦИК, по данным которого к этому часу проголосовало 64% населения. Омрачали событие только отключенная с утра сотовая связь и перекрытые дороги — жители селения Авневи, контролируемого грузинскими властями, не смогли выехать в осетинское село Мугут, где для них был открыт избирательный участок. По данным осетинской стороны, избирателям препятствовал грузинский спецназ, высадившийся в этом селе. Грузинская же сторона заявила, что спецназ в Авневи не высаживался, напротив, осетинские подразделения блокировали грузинские села, чтобы не допустить избирателей к альтернативным выборам.

Свобода по-венесуэльски


В течение всего дня в пресс-центре появлялись международные наблюдатели из Испании, Венесуэлы, Латвии, Германии и Австрии, а также делегации из Приднестровья, Абхазии и Нагорного Карабаха. "Мы только наблюдатели, но мы понимаем, что для вас это исторический момент, и мы постараемся ему соответствовать,— сказал осетинским журналистам представитель Международного института по мониторингу выборов испанец Мануэль Гарсия.— Мы хотим вам помочь". Этот общественный деятель не представлял ни парламент, ни любую другую официальную власть, более того, он даже не знал, что на территории Южной Осетии проводятся альтернативные выборы, которые продюсируются грузинскими властями,— но он был убежден, что документ, составленный международными наблюдателями по окончании референдума, повлияет на международное признание этой республики. Свою помощь пообещал и депутат сейма Латвии Сергей Федоров. "Я представляю социалистическую партию, и у нас в парламенте 17 мест из 100,— рассказал господин Федоров.— Мой отчет об этих выборах будет заслушан, но отвечать за результат я не могу, я ведь не представляю руководство Латвии".

Его коллега — депутат национальной ассамблеи Венесуэлы Луис Таскон Гутиерес как официальное лицо был очень осторожен в высказываниях. Когда этого депутата спрашивали о том, считает ли он политику Грузии агрессивной и каковы шансы Южной Осетии на признание, он отвечал так: "К сожалению, я не могу ответить на этот вопрос, поскольку он не входит в мою компетенцию. Я всего лишь один из 66 депутатов, и я даже не могу обещать, что наше правительство признает независимость Южной Осетии. Но я попытаюсь донести до нашего руководства все, что здесь увижу, и думаю, что наш лидер Уго Чавес примет правильное решение". Правда, чуть позже, освоившись, господин Таскон осмелел и сказал, что если народ стремится к свободе, то он обязательно станет свободным.

С легким прогрузинским акцентом


В грузинских селах Южной Осетии в эти дни было очень тихо. Многие ожидали, что грузины вообще не пойдут голосовать, опасаясь каких-либо провокаций. Однако предвыборная агитация, проводимая на протяжении последнего месяца на грузинском телевидении, сделала свое дело, и избиратели пришли на участки в Ахалгорском районе, а также в грузинском анклаве Южной Осетии — к середине дня явка составила уже 60,8%. В цифрах это выглядело менее внушительно — 5780 человек.

— Мы не ожидали, что люди пойдут так активно на участки,— сказал мне председатель альтернативного ЦИКа Урузмаг Каркусов.— Нам блокировали связь, чтобы мы не могли получать данные с участков, блокировали села, чтобы люди не могли голосовать, но люди все равно идут. Эти люди много лет были лишены права участвовать в выборах, с ними не считались, и они всего боялись. Сейчас они приходят к нам и плачут. Они благодарны за то, что их вспомнили. Один человек мне сказал: "У меня мать осетинка, а отец грузин, что мне делать? Какой паспорт получать? Где голосовать?" Такие, как он, не смогли получить паспорт Южной Осетии, и вообще грузинское население не прошло паспортизацию, поэтому они остались на обочине. В наших выборах смогут участвовать все, кто имеет прописку в Южной Осетии, независимо от того, какой паспорт эти люди имеют — грузинский, осетинский или старый советский.

В ЦИКе Южной Осетии, напротив, считают, что в республике этнических грузин никто не лишал права голоса. "Мы обращались ко всем жителям грузинских сел Южной Осетии с просьбой принять участие в выборах,— объясняет мне председатель ЦИКа Бела Плиева.— Так как голосовать могут только граждане Южной Осетии, наше МВД заблаговременно обратилось ко всем жителям Южной Осетии с просьбой получить паспорта. Кто-то из грузин пришел и получил, и теперь эти люди будут голосовать — для них мы даже сделали бюллетени на грузинском языке. Но основная часть грузинского населения боится принимать участие в наших выборах, потому что их запугали".

Главной же новостью альтернативных выборов стало изменение вопроса в бюллетене о референдуме — вчера он звучал так: "Согласны ли вы с тем, чтобы республика Южная Осетия начала переговоры с Грузией о федеративном устройстве государства?" Еще три дня назад этот вопрос касался независимости Южной Осетии, но, видимо, грузинским властям такая формулировка вопроса не понравилась. "В прежнем варианте республика Южная Осетия не упоминалась,— объяснил мне господин Каркусов.— Теперь четко прописано, что есть республика Южная Осетия и она может вступить в Грузию на правах расширенной автономии. Таким образом, мы делаем шаг в сторону европейской цивилизации".

Учитывая, что агитация в пользу поддерживаемого грузинскими властями кандидата Дмитрия Санакоева в последние недели была самой активной, никто не сомневался в том, что он и получит большинство голосов грузинского населения. Выиграв альтернативные выборы, этот человек сможет вести переговоры с грузинскими властями и скорее всего будет признан Тбилиси легитимным руководителем Южной Осетии. Сам господин Санакоев за два дня до референдума сказал мне, что согласился на альтернативные выборы, потому что, по его мнению, Россия обманывает народ Южной Осетии обещанием признать ее независимость: "Россия никогда не признает Южную Осетию. 16 лет народ Южной Осетии говорил, что он независим и хочет видеть себя в составе России. Но Россия не намерена нарушать территориальную целостность Грузии, и сегодня расстановка сил в мире такова, что никто не даст ей это сделать. Пока территория нелегитимна, милитаризована, экономического развития вообще не будет, и люди будут жить впроголодь".

В Южной Осетии понимают: альтернативные выборы нужны для того, чтобы не допустить признания Южной Осетии по косовскому сценарию. "Мы прекрасно понимаем, для чего грузинским властям понадобились эти альтернативные выборы,— говорит глава югоосетинского МИДа Мурат Джиоев.— Они пытаются не допустить признания Южной Осетии, для этого и нашли кандидата-осетина. Но он не может представлять осетинский народ, потому что предал его интересы, и я думаю, мировое сообщество разберется, что это всего лишь фарс".

Такое же мнение вчера поздно вечером выразили и российские депутаты, приехавшие накануне из Владикавказа и наблюдавшие за голосованием в нескольких районах Южной Осетии. "Альтернативное голосование иначе как фарсом назвать нельзя,— заявил зампредседателя комитета по обороне Госдумы Михаил Бабич.— В голосовании в Южной Осетии приняло участие порядка 60 тыс. избирателей. Альтернативным голосованием охвачено всего 6 тыс. человек. Расстановка сил очевидна". А депутат Константин Затулин пообещал провести в ближайшее время парламентские слушания, на которых будут рассмотрены просьбы о признании Абхазии и установлении ассоциированных отношений России с Абхазией, а также признаны результаты референдумов в Приднестровье и Южной Осетии. "Времена, когда Россия утверждала, что ее подход к решению вопросов непризнанных республик основывается на территориальной целостности Грузии, проходят",— сказал господин Затулин.

Ольга Ъ-Алленова, Южная Осетия



Комментарии
Профиль пользователя