Коротко


Подробно

Краткий курс биословия

 Краткий курс биословия

       С. Вертьянов. "Общая биология для 10-11 классов". С виду обычный учебник. Но в предисловии сказано, что он выпущен по благословению патриарха Алексия II, а главная его особенность — "православное отношение к предмету". "Власть" попросила почитать этот учебник школьного учителя, зоолога Андрея Бабицкого, чтобы выяснить, как школьная биология прошла эволюционный путь до креационизма.

       Хотя в предисловии и сказано, что "наряду с общепринятым материалом излагается православный анализ рассматриваемых вопросов", учебник в большой своей части не отличается от светских аналогов. Православный анализ не затрагивает разделы, посвященные цитологии, размножению и развитию, генетике и экологии. На первый взгляд даже может показаться, что отличие от обычного учебника лишь в многочисленных упоминаниях "Творца", вставленных в каждой главе. Значительно переработан лишь раздел "Происхождение жизни". Начинается он довольно безапелляционно: "Созданные Творцом формы организмов удивительным образом приспособлены к различным климатическим условиям и к питанию самой разнообразной пищей". После чего следует сто страниц односторонней полемики с Дарвином и дарвинистами. В раздел входит очень краткое описание теории эволюции и пространные аргументы против нее. Полемические приемы автора учебника — Сергея Вертьянова — интересны и достойны подробного рассмотрения.
       Первый и основной прием автора сводится к утверждению: "Далеко не все биологи (известные биологи) разделяли мнение Дарвина". В доказательство этого тезиса Вертьянов приводит цитаты ученых, в разной степени противоречащие дарвинизму или играющие на руку креационистам, то есть тем, кто верит, что все живые организмы на Земле были одновременно созданы богом и с тех пор не изменялись. Например, в учебнике приведена цитата из Френсиса Крика, нобелевского лауреата и соавтора открытия структуры ДНК: "Нет никакой вероятности самопроизвольного возникновения жизни из химических элементов на Земле". Это позволяет автору заключить, что "чудесные свойства ДНК побуждают нас задуматься о Творце". Подавляющее большинство школьников, изучающих биологию по учебнику Вертьянова, никогда не удосужатся прочесть Крика в оригинале ("Life Itself" ("Жизнь как она есть"), 1981) и, возможно, никогда не узнают, что он не верил в божественное творение. Более того, был сторонником преподавания дарвиновской теории в школах и считал христианский взгляд на возникновение человека ошибочным. Приведенная цитата безбожно вырвана из контекста: невозможность самопроизвольного возникновения жизни на Земле свидетельствует, по мнению Крика, не о божественном творении, а о том, что жизнь возникла за пределами Земли и была принесена сюда разумными организмами. Впрочем, если бы взгляды Крика были изложены в учебнике подробнее, вряд ли он получил бы патриаршее благословение.
       Второй прием состоит в последовательной дискредитации данных, которые либо свидетельствуют в пользу дарвинизма, либо противоречат взглядам автора. В частности, большой раздел (11 страниц — то есть по меньшей мере два школьных урока) посвящен антропологическим находкам, предполагаемым предкам человека. Почетное место среди них занимает "пилтдаунский человек" — один из самых известных примеров подделки научных данных. У "пилтдаунского человека" был человеческий череп и челюсть, похожая на обезьянью. Он был якобы найден в 1912 году в местечке Пилтдаун антропологом Доусоном, который объявил его недостающим звеном в эволюционной цепи от обезьяны до человека. В 1953 году было доказано, что это подделка, в которой соединились череп средневекового человека, челюсть орангутана и зубы шимпанзе. Но доказали это сотрудники Британского музея — антропологи, а не богословы. И эта история, известная каждому биологу, дискредитирует антропологию не больше, чем поп-расстрига дискредитирует православную церковь.
       В целом разделы учебника, посвященные теории Дарвина, призваны создать впечатление, что биологи постоянно спорят друг с другом и никогда ни в чем не придерживаются единого мнения. Если гипотеза не может убедить всех ученых, то, по мнению Вертьянова, она несостоятельна. Но наука устроена ровно наоборот — не по принципу подтверждения гипотез, а по принципу их опровержения (фальсификации), и потому ученым свойственно сомневаться. Ученые подвергают каждую гипотезу проверке, и любая гипотеза, вошедшая в научный обиход, выдержала этих проверок несчетное количество. Теория Дарвина, конечно, тоже может быть опровергнута. При некоторых обстоятельствах биологи могут от нее отказаться. Например, современная эволюционная биология предполагает, что общий предок человека и шимпанзе жил значительно позже, чем общий предок человека и лошади. Но это предположение, которое можно проверить и даже опровергнуть. Если палеонтологи найдут череп человекообразной обезьяны возрастом 500 млн лет, биологам придется полностью пересматривать свои представления о происхождении человека вплоть до того, что, возможно, многие из них "с неизбежностью задумаются о Творце" (тут, кстати, стоит отметить, что автор Вертьянов считает несостоятельными современные методы датировок ископаемых вообще и, соответственно, останков человеческих предков в частности).
       Но любая попытка подойти к идее божественного творения с той строгостью, с какой ученые проверяют собственные гипотезы, не оставит от нее камня на камне. Чтобы всерьез рассматривать креационизм (по крайней мере в его экстремальной вертьяновской форме, трактующей Книгу Бытия буквально) как научную гипотезу, придется переписать все школьные учебники, а не только "Общую биологию". Учебник физики утверждает, что Вселенной несколько миллиардов лет, учебник истории — что уже восемь тысяч лет назад на Земле было больше людей, чем Адам, Ева и даже их дети, вместе взятые, а учебник химии содержит глубоко спорную модель строения атома, наводящую на мысль о правомочности радиоуглеродных датировок.
       Наука — это не только набор знаний, накопленных человечеством, это еще и метод познания. Если этот метод верен, то в школьном учебнике надо цитировать Дарвина, а не Книгу Бытия. Оксфордский зоолог Ричард Докинз как-то сказал: "Покажите мне человека, который не верит в науку на высоте 30 000 футов над землей, и я покажу вам лицемера. Единственная причина, по которой ваш самолет не врезается в землю,— это то, что куча инженеров, получивших научное образование, не ошиблись в расчетах". Если мы хотим, чтобы нынешние школьники через десять лет могли строить самолеты,— давайте преподавать в школах науку.
       Эволюциониста Джона Холдена однажды спросили, что он как биолог может сказать о творце. Тот ответил, что, если творец существует, ему свойственна "необычайная любовь к жукам". Дело в том, что жуки — это самая многочисленная группа живых организмов на Земле, и с точки зрения биолога ответ Холдена оправдан. Но цитировать его в богословском трактате было бы неуместно. Так же неуместно, как устраивать дебаты между креационизмом и теорией естественного отбора на страницах школьного учебника. Вне зависимости от того, кто окажется прав.

Тэги:

Обсудить: (0)

Журнал "Коммерсантъ Власть" от 11.09.2006, стр. 22
Комментировать

Наглядно

валютный прогноз

Социальные сети

обсуждение