Плата за отрыв от производства

В отдельных советских республиках (на фото — школа в Баку) среднее образование было наполовину платным, наполовину бесплатным
       65 лет назад, в 1940 году, в СССР была введена плата за обучение в старших классах средней школы, техникумах и вузах. Но затем для представителей некоторых наций Кавказа и Средней Азии учеба вновь стала бесплатной. Зачем была попрана основа основ советской Конституции — равноправие наций, выяснял обозреватель "Власти" Евгений Жирнов.

"К пролетарскому студенчеству допущены максимальные льготы"
       Среди тех, кто родился в Советском Союзе в 1930-х и первой половине 1940-х годов, на удивление много людей, среднее образование которых, мягко говоря, не отличалось полнотой. Лишь редкие из них оканчивали даже семилетнюю школу, а одолевшие пять-шесть классов считались вполне подготовленными для самостоятельной жизни. Затем они, как правило, учились в школах ФЗО (фабрично-заводского обучения), а в школы рабочей молодежи и на вечерние или заочные отделения техникумов и вузов поступали уже в достаточно зрелом возрасте. Этот массовый уход из школ до получения аттестатов зрелости если и упоминался в советской литературе, то чаще всего объяснялся войной и послевоенными трудностями. И это отчасти было правдой. Но только отчасти.
       На самом деле массовый исход учащихся из школ после получения неполного среднего образования и даже до его получения был элементом государственной политики. С 1940 года советская власть сознательно добивалась ограничения количества людей со средним, среднеспециальным и высшим образованием, причем вопреки обыкновению использовала не административные меры, а экономические. Меры были довольно бесхитростные — за учебу просто устанавливалась плата.
       По всей видимости, не вполне обычный метод работы с массами был избран потому, что уже вводившаяся в 1920-е плата за обучение в вузах позволила добиться вполне конкретных политических целей. В первые годы своего существования советская власть вела непрерывную борьбу с доставшимися ей в наследство от проклятого царского прошлого профессурой и студенчеством. Они были базой для подпольных организаций, они постоянно проводили акции протеста. И, как оказалось, только арестами и внедрением в университетскую среду чекистов решить проблему было невозможно. Оставался один выход — радикально изменить социальный состав студентов. Поэтому в апреле 1924 года руководство страны приняло решение о проведении чистки в вузах и установлении платы за обучение.
       В решении Политбюро говорилось:
       "а) Считать необходимым сокращение при чистке количества учащихся не менее чем на 30 тысяч.
       б) В основном чистка должна проводиться по линии проверки академической успешности учащихся, с тем, однако, чтобы по отношению к пролетарскому студенчеству были допущены максимальные льготы и чтобы по отношению к совслужащим и выходцам из буржуазии проводилась бы особенно жестко..."
       В части оплаты внешне соблюдался принцип всеобщего равенства — платить должны были все. Но вот суммы варьировались довольно значительно и для разных социальных категорий отличались в разы. Для социально близких строю студентов плата составляла 25 рублей в год, а для выходцев из чуждых слоев могла доходить и до 300. Мелкие служащие, в прошлом принадлежавшие к имущим классам, в массе своей имели тогда зарплату 10-20 рублей в месяц, поэтому путь в вузы их детям был заказан. В считанные годы проблема оппозиционности вузов была решена без репрессий, крайне раздражавших мировую прогрессивную общественность.
       
"Возложить часть расходов на самих трудящихся"
При введении платного обучения в 1940 году цель у партии и правительства была несколько иной. С одной стороны, государство, готовящееся к войне, решило снять с себя часть обременительных социальных расходов, с другой — многочисленные новые заводы и стройки нуждались в огромном количестве рабочих рук. А подавляющее большинство родителей, на собственной шкуре испытавших, как пролетарское государство заботится о классе-гегемоне, делали все, чтобы их дети получили образование и оказались как можно дальше от физического труда.
Советская власть мобилизовала все силы и средства трудящихся, чтобы дать заводам — рабочих
В 1940 году власть приступила к формированию широкой сети школ ФЗО. Однако желающих в них учиться, несмотря на то что учащиеся бесплатно обеспечивались формой и питанием, оказалось не слишком много. Так что в Политбюро решили прибегнуть к старому опыту. 2 октября 1940 года было принято решение "Об установлении платности обучения в старших классах средних школ и в высших учебных заведениях СССР".
       "Учитывая возросший уровень материального благосостояния трудящихся и значительные расходы советского государства на строительство, оборудование и содержание непрерывно возрастающей сети средних и высших учебных заведений, СНК СССР признает необходимым возложить часть расходов по обучению в средних школах и высших учебных заведениях СССР на самих трудящихся и в связи с этим постановил:
       1. Ввести с 1 сентября 1940 года в 8, 9 и 10 классах средних школ и высших учебных заведениях плату за обучение.
       2. Установить для учащихся 8-10 классов средних школ следующие размеры платы за обучение:
       а) в школах Москвы и Ленинграда, а также столичных городов союзных республик — 200 рублей в год;
       б) во всех остальных городах, а также в селах — 150 рублей в год.
       Примечание. Указанную плату за учение в 8-10 классах средних школ распространить на учащихся техникумов, педагогических училищ, сельскохозяйственных и медицинских школ и других специальных учебных заведений.
       3. Установить следующие размеры платы за обучение в высших учебных заведениях СССР:
       а) в высших учебных заведениях, находящихся в городах Москве, Ленинграде и столицах союзных республик,— 400 рублей в год;
       б) в высших учебных заведениях, находящихся в других городах,— 300 рублей в год;
       в) в высших учебных заведениях художественных, театральных и музыкальных — 500 рублей в год".
...фабрикам — работниц
Формально при средней зарплате 400-500 рублей в месяц (около 5-6 тыс. рублей ежегодно) 150 и даже 500 рублей в год не выглядели катастрофически. На деле все было гораздо хуже. В том же 1940 году саратовский служащий Генин прислал Молотову письмо о своем бедственном материальном положении. Он скрупулезно по записям жены о расходах подсчитал прожиточный минимум своей семьи. Только на оплату жилья и питания, не включая даже расходы на одежду и обувь, семья тратила 600 рублей в месяц, тогда как Генин при окладе 450 рублей после вычетов и добровольно-принудительной подписки на госзаем получал на руки 385 рублей. В том же бедственном положении, как он писал Молотову, находились и многие его знакомые: "В одном со мной доме живет учитель с семьей, у которого такой же маленький заработок в 500 руб. Часто бывая друг у друга, я знаю, как он живет. Откровенно говоря, этот учитель редко бывает вне школы, вот уже 2-й месяц он ходит без белья. Он брюки надевает прямо на голое тело. Одежда у него очень ветхая. Семья не лучше моей — оборванная".
       Так что в реальности плата за учебу оказалась неподъемной. В Кремле это понимали, и в первоначальном варианте решения говорилось: "От платы за обучение в 8-10 классах средних школ освобождаются: дети Героев Советского Союза, красноармейцев и краснофлотцев, состоящих на действительной воинской службе, и пенсионеров". Правда, из итогового текста постановления этот пункт был вычеркнут.
...стройкам — строителей
Впрочем, после принятия постановления с мест и из ведомств сразу же пошли письма, и принцип всеобщего равенства пришлось нарушить. В ноябре 1940 года от платы за обучение освободили всех, кто учился в заведениях гражданского воздушного флота, поскольку, по сути, в них готовили военных летчиков и техников. А в декабре право на бесплатное образование получили детдомовцы, а также дети инвалидов и пенсионеров, если пенсия была единственным источником их существования. Но вот последующие изъятия из общих правил выглядели весьма своеобразно.
       
"Установление преимуществ карается законом"
       В декабре 1954 года прокуратура СССР направила в ЦК КПСС следующий документ:
       "В Прокуратуру СССР поступило заявление граждан Гранкина и Соколовского, в котором они сообщают, что в учебных заведениях Азербайджанской ССР студенты-азербайджанцы и армяне освобождены от платы за обучение. Заявители усматривают в этом нарушение статьи 123 Конституции СССР. Как установлено проверкой, указанное заявление соответствует действительности и заслуживает серьезного внимания.
       Действительно, 27 февраля 1943 года СНК СССР было принято постановление за #213, которым освобождаются от платы за обучение азербайджанцы и армяне — учащиеся 8-10 классов средних школ, техникумов и высших учебных заведений. Аналогично этому постановлению в 1943 году Совнаркомом СССР был издан ряд постановлений об освобождении от платы за обучение по национальному признаку учащихся 8-10 классов средних школ, средних специальных и высших учебных заведений.
       Так, освобождены от платы за обучение:
       — в Казахской ССР — казахи, уйгуры, узбеки, татары (постановление СНК СССР от 5 января 1943 года #5);
       — в Узбекской ССР — узбеки, каракалпаки, таджики, киргизы, казахи, местные евреи (постановление СНК СССР от 27 февраля 1943 года #212);
       — в Туркменской ССР — туркмены, узбеки, казахи (постановление СНК СССР от 19 марта 1943 года #302);
       — в Кабардинской АССР освобождены от платы за обучение кабардинцы и балкарцы, обучающиеся в педагогическом институте (постановление СНК СССР от 15 мая 1943 года #528).
       Между тем статья 123 Конституции СССР, гарантируя равноправие граждан СССР независимо от их национальности и расы, устанавливает, что 'какое бы то ни было прямое или косвенное ограничение прав или, наоборот, установление прямых или косвенных преимуществ граждан в зависимости от их расовой и национальной принадлежности... караются законом'...
       Таким образом, постановления СНК СССР... находятся в противоречии с законом".
       Руководство страны с самого начала понимало, что постановления незаконны, и, хотя эти докумены не были секретными, они никогда не публиковались. Так что представление прокуратуры поставило партию и правительство в довольно неловкое положение. Прокуроры, естественно, не смели требовать отменить антиконституционные документы и оставляли вопрос на усмотрение ЦК. И ЦК после консультаций с правительствами союзных республик решил отменить плату за обучение для всех граждан на всей территории СССР.
       Впрочем, это не означало, что национальные привилегии в образовании исчезли.
       
"Конкурс при поступлении в вузы был фактически отменен"
       В том же 1954 году референт Хрущева Долуда подготовил для первого секретаря ЦК справку о внеконкурсном поступлении в вузы выпускников национальных школ из среднеазиатских республик СССР:
В фабрично-заводское училище никто не хотел идти даже за бесплатную еду и одежду
"С 1947-48 учебного года Министерство высшего образования, идя навстречу просьбам союзных республик, разрешило принимать вне конкурса в высшие учебные заведения некоторую часть учащихся, окончивших национальные средние школы (специальных решений Правительства по этому вопросу не было). По данным Министерства высшего образования, во все вузы страны, главным образом РСФСР и Украины, ежегодно принимается вне конкурса примерно 2 тысячи студентов.
       В 1954 году принято 1,988 человек, в том числе из Узбекской ССР — 165 человек, Казахской - 148 человек, Туркменской — 133, Таджикской — 105 и Киргизской — 90 человек. Такая практика приема распространена как на технические, так и на гуманитарные вузы.
       В частности, в институтах иностранных языков гг. Москвы, Ленинграда и Киева в настоящее время обучается: узбеков — 134 человека, армян — 60 человек, татар — 52 человека, казахов — 24 человека и др. В основном в институтах иностранных языков готовятся преподаватели для средних школ.
       В Советском Союзе имеется 19 институтов иностранных языков... Кроме специальных институтов иностранных языков, имеются факультеты иностранных языков в 4 госуниверситетах и 69 педагогических вузах.
( школа в Туркмении)
Как правило, поступающие в высшие учебные заведения по разнарядке не имеют необходимых знаний и в процессе учебы не справляются с выполнением учебных планов. Так, например, в Киевский институт иностранных языков в 1953 году из Узбекской республики было направлено 7 чел. учащихся, из которых в первый же год обучения 4 чел. отчислены по неуспеваемости, оставшиеся в институте 3 человека учатся плохо.
В 1954 году в этот же институт было направлено 12 учащихся узбеков, причем большинство этих лиц держали конкурсные испытания в вузы г. Ташкента, но не выдержали экзаменов.
Многие учебные заведения Средней Азии (школа в Армении) и Закавказья по понятным причинам не имели источников внебюджетного финансирования
Считаю, что внеконкурсный прием в институты иностранных языков страны не является оправданным. Полагал бы необходимым также изучить вопрос о целесообразности внеконкурсного приема учащихся и в другие высшие учебные заведения".
Как выяснилось в результате проверки, описанная Долудой картина была далеко не полной. Например, в сельхозвузы страны ежегодно по постановлениям правительства принимались 50 якутов и 30 девушек из Дагестана. Но самое любопытное заключалось в том, что некоторые республики распространили практику внеконкурсного приема и на собственные вузы.
       "В 1954 году,— докладывал министр высшего образования СССР Вячеслав Елютин,— так же как и в предыдущие годы, в Узбекской ССР был допущен массовый прием студентов в вузы республики вне конкурса. Постановлением Совета Министров Узбекской ССР и ЦК КП Узбекистана от 31 мая 1954 года #555 'О приеме в высшие и средние специальные учебные заведения' конкурс при поступлении в вузы республики был фактически отменен и заменен разверсткой мест по областям и районам. К этому постановлению приложен план приема по каждому вузу республики независимо от их подчинения с указанием числа мест, которые должны быть обязательно заполнены лицами коренной национальности республики, отобранными на местах. Указанным постановлением распределено 8005 мест, что составило 78% к общему плану приема в вузы Узбекской ССР. В отдельных вузах бронировалось мест еще больше. Так, в Самаркандский институт советской торговли вне конкурса принималось 83% к общему плану института, в Самаркандском медицинском институте — 100%, в Узбекском сельскохозяйственном институте — 100%.
Такой порядок комплектования вузов в Узбекской ССР закрывает доступ в высшие учебные заведения лицам других национальностей, что вызывает каждый год многочисленные жалобы со стороны молодежи, проживающей в республике и стремящейся поступить в вузы Узбекистана. Массовый внеконкурсный прием студентов приводит к снижению общеобразовательного уровня студентов, лишает наиболее способную молодежь возможности поступить в вуз".
       Министр предлагал с 1955 года отменить внеконкурсный прием нацкадров в вузы. Но республики были против, и эта практика просуществовала до последних лет советской власти.
       
"На одного врача приходится меньше одной ставки"
В 1950-е в Тбилисском мединституте было столько выпускников, что на каждого приходилось меньше одной врачебной ставки
В некоторых случаях желание национальных элит обеспечить своих детей престижными профессиями приобретало поистине гротескные формы. В сталинские времена руководство Грузии сумело пробить разрешение на открытие сразу трех медицинских институтов — собственно медицинского, стоматологического и фармацевтического. Ежегодно в них набирали от 500 до 900 студентов. Дело дошло до того, что абитуриентов оказалось меньше, чем мест, и в 1948 году три вуза объединили в один Тбилисский мединститут со значительным сокращением количества студентов. Но и это число оказалось чрезмерным.
Первый секретарь ЦК компартии Грузии Василий Мжаванадзе
"Тбилисский медицинский институт,— писал министр здравоохранения СССР Андрей Третьяков в 1954 году,— ежегодно выпускает 300 врачей, которые остаются в пределах Грузинской республики, и лишь небольшая часть из них выезжает в другие республики. Так, из 3918 врачей, окончивших Тбилисский институт за семь последних лет, было направлено на работу в другие республики 1123, а выехало к месту назначения лишь 349. В настоящее время в Грузинской ССР на одного врача приходится меньше одной врачебной ставки. Часть врачей работает на половину и даже 1/4 ставки и свыше 900 врачей нигде не работает, не желая поехать на работу в другие республики. Кроме того, Тбилисский институт готовит специалистов на пяти факультетах: педиатрическом, фармацевтическом, стоматологическом, санитарно-гигиеническом и лечебном. Большое количество факультетов с малым контингентом студентов вызывает большие нерациональные затраты. На основании изложенного Министерство здравоохранения СССР на 1954-1955 учебный год сократило контингент приема учащихся до 150 чел. (вместо 250 чел. в 1953 году), исходя из фактической потребности во врачах Грузинской ССР. Вместе с этим упразднены стоматологический, фармацевтический и санитарно-гигиенический факультеты как неправильно ранее созданные".
Но грузинское руководство выступило резко против. Первый секретарь ЦК компартии Грузии Василий Мжаванадзе писал в Москву: "ЦК КП Грузии возражает против сокращения контингента приема в медицинский институт на 1954 год и ликвидации санитарно-гигиенического и фармацевтического факультетов и считает решение Главного управления учебными заведениями Министерства здравоохранения Союза ССР необоснованным".
В результате длительного торга стороны достигли компромисса: Минздрав увеличил прием до 200 студентов в год, а Мжаванадзе пожертвовал одним факультетом. 50 никому не нужных специалистов были не такой уж высокой платой за сохранение покоя в нерушимом Союзе.
       
ПРИ СОДЕЙСТВИИ ИЗДАТЕЛЬСТВА ВАГРИУС "ВЛАСТЬ" ПРЕДСТАВЛЯЕТ СЕРИЮ ИСТОРИЧЕСКИХ МАТЕРИАЛОВ
       
подписи
       
       

       
       
       В 1950-е в Тбилисском мединституте (слева вверху) было столько выпускников, что на каждого приходилось меньше одной врачебной ставки (слева внизу). Но все попытки хирургического вмешательства в структуру и состав института пресекал первый секретарь ЦК компартии Грузии Василий Мжаванадзе (справа)
       

Картина дня

Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...