Коротко

Новости

Подробно

Индиана Джеймс

Джеймс Бонд и Болливуд в Галерее искусств Зураба Церетели

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 21

фестиваль фото

Специальная тема нынешнего московского международного фестиваля "Мода и стиль в фотографии" звучит как "Кино как жизнь и жизнь как кино". Целый ряд выставок, так или иначе связанных с кино, открылся в Галерее искусств Зураба Церетели. Две из них — фотобондиана "Доктор Ноу" и "Умри, но не сейчас" (привезенная лондонской галереей Eric Franck Fine Arts при содействии MasterCard) и "Болливудские мечты" Джонатана Торговника (представленная Admira при содействии Motorola) — доказали ИРИНЕ Ъ-КУЛИК, что подчас кино может быть чем-то большим, чем киноискусство.


Уже более 40 лет Джеймс Бонд исправно сражается за постоянство мира и находится на бессменной службе у ее величества привычки. Неудивительно, что сама бондиана, первый фильм которой появился в 1962 году, а последний — в 2002-м, стала одной из самых устойчивых привычек человечества. К тому же со временем фильмы о Джеймсе Бонде обнаружили удивительное свойство: они, как никакие другие, возможно, более значимые шедевры тех же лет, конденсируют в себе образ времени, будь то идеология, дизайн машин или мода. С годами они, как хорошее вино, становятся только лучше.

Надпись "Первый фильм о Джеймсе Бонде" на афише "Доктора Ноу" сегодня выглядит особенно трогательно: в 1962 году еще не знали, на сколько еще серий потянут похождения джентльмена-шпиона. Афиши запечатлели победоносное шествие первого Бонда по миру — английский язык сменяется то итальянским, то японским, но Шон Коннери выглядит неизменно неотразимым, Доктор Ноу с его утрированным азиатским гримом кажется зловещим чужаком даже в Японии, а от красоты Урсулы Андрес в знаменитом бикини и с ножнами на широком поясе по-прежнему захватывает дух. Так и хочется сказать: теперь уже так никогда не снимут. Грег Уильямс, делающий свою фотосерию на съемках последней на настоящий момент, 20-й серии бондианы, кажется, сознательно стилизует свои фотографии под 1960-е годы. Он даже снимает на черно-белую пленку. Грегу Уильямсу действительно удается снять именно Джеймса Бонда или "девушку Бонда", и не так уж и важно, кто в данный момент исполняет роль — Пирс Броснан или Шон Коннери, Хэлли Берри или Урсула Андрес. И только знакомые рекламные постеры выглядят почти раздражающе современными. Впрочем, возможно, лет через 15 мы будем пересматривать "Умри, но не сейчас" именно для того, чтобы почувствовать неповторимый образ 2000-х — просто сейчас этот фильм еще недостаточно вызрел, чтобы мы могли в полной мере насладиться его ароматом времени. Бондиана — это культурное явление, давно вышедшее за рамки киноискусства.

"Болливудские мечты" американского фотографа израильского происхождения Джонатана Торговника также рассказывают о кино, которое не является ни искусством, ни даже индустрией в западном понимании. Несмотря на то что индийский "Болливуд" стоит на первом месте в мире по количеству производимых фильмов, это скорее некий достигший фантастического размаха народный промысел, фольклор и примитивная религия. Так что подходить к ней с европейскими представлениями о хорошем и плохом вкусе просто неграмотно.

Джонатан Торговник запечатлевает места отправления этого культа, будь то обветшало-роскошный, в стиле колониального ар-нуво кинотеатр в Бомбее или передвижные кинотеатры, окормляющие отдаленные деревни — бобины вместе с антикварными проекционными аппаратами и экраном-простыней путешествуют по дорогам Индии на раздолбанных, но богато изукрашенных фургонах. Отправляется на съемочные площадки, чтобы показать самоотверженный труд "служителей культа" — истекающих густым гримом красавиц из несметной кордебалетной массовки, каскадеров, послушно прыгающих с верхотуры на кучи старых картонок. Снимает удивительные образчики местной кинорекламы — нарисованные от руки афиши-лубки или вырезанные из картона и раскрашенные гигантские фигуры звезд. Вопреки довольно популярной моде Джонатан Торговник видит в индийской кинокультуре не упоительный китч, а редкостный образчик наивного искусства. О том, что индийское кино все же относится к тому же роду деятельности, что и, скажем, труд создателей бондианы, свидетельствует разве что одна фотография — портрет индийского характерного актера второго плана. Увешанный золотыми цепочками и унизанный золотыми кольцами, на снимке он удивительным образом похож и на Игги Попа, и на Виктора Авилова, и на множество столь же неповторимых и в то же время типических, предельно киногеничных физиономий отпетых и прожженных лицедеев. Цеховая идентичность может быть куда сильнее, чем национальная — пусть и самая экзотическая.


Комментарии
Профиль пользователя