Коротко

Новости

Подробно

Михаил Фрадков и Алексей Кудрин не поделили стабфонд

повестка

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 2

Вчера министр финансов РФ Алексей Кудрин собрал пресс-конференцию, чтобы рассказать, что у России больше нет долгов перед Международным валютным фондом (см.стр. 1). Но случилась совсем другая сенсация — оказывается, министр финансов и председатель правительства РФ Михаил Фрадков расходятся во взглядах на стабилизационный фонд. В будущее фонда заглянул НИКОЛАЙ Ъ-ВАРДУЛЬ.


На 1 февраля стабилизационный фонд аккумулировал 740 млрд руб., или почти $26 млрд. По Бюджетному кодексу РФ неприкосновенный запас должен составлять 500 млрд руб. Излишек можно расходовать на оплату внешних долгов и на покрытие дефицита Пенсионного фонда.

Вчера Алексей Кудрин рассказал, что аппарат правительства разработал предложения по использованию стабилизационного фонда далеко за рамками, очерченными Бюджетным кодексом. Главная идея — снизить в 2006 году НДС с нынешних 18 до 13% (в Минфине говорят о снижении до 16%), а недобор компенсировать, переведя в бюджет из стабилизационного фонда "недостающие" 316 млрд руб. При этом заветные 500 млрд руб. в стабилизационном фонде останутся. На этих предложениях уже есть одобряющая резолюция премьера.

Это не первое и наверняка не последнее покушение на стабилизационный фонд. И покушающихся можно понять — в ноябре 2004 года Владимир Мау, ректор Академии народного хозяйства при российском правительстве, предупреждал: опасность фонда в том, что "нельзя искушать 20 млрд долларов нашу политическую элиту". Что же касается существа предложений, то еще 29 ноября 2004 года Ъ обращал внимание на то, что с точки зрения политики роста эффективнее было бы вместо омертвления средств в стабилизационном фонде сократить налоговый пресс на предпринимателей на ту же неприкосновенную сумму в 500 млрд руб. По сути, предложения аппарата правительства — вариация на ту же тему.

Почему с идеей белодомовского аппарата согласны в Минэкономразвития и спорят в Минфине? Потому что у этих министерств разные ролевые функции: первое отвечает за рост, второе — за бюджет и цены. А стабилизационный фонд, что бы ни говорили его создатели, в российских условиях является не фондом будущих поколений и не спасательным кругом для бюджета на случай падения нефтяных цен. Его роль куда прозаичнее: это средство борьбы с инфляцией, причем простое как топор. Раз инфляция не утихает, от денежной массы отрубается значительная часть и изымается из оборота. Главное возражение Минфина, которое вчера повторил Алексей Кудрин, против использования средств стабилизационного фонда в России, заключается в том, что если в экономику будут вброшены 300 млрд руб., то, по подсчетам министерства, уровень инфляции вырастет "на 1,5-2% в год". Что касается инфляционных прогнозов Минфина, то их эффективность давно известна. Во-первых, сумма компенсации за снижение налогов может быть уменьшена. Потому что бюджет умеет преподносить себе подарки — Алексей Кудрин вчера рассказал, что федеральный бюджет получит от продажи "Юганскнефтегаза" 100 млрд руб., еще больше получат региональные бюджеты. К тому же снижение налогов способствует выходу предприятий из тени. Во-вторых, снижение налогов с ростом цен прямо не связано, наоборот, если те же 316 млрд руб. оставить в распоряжении предпринимателей, то могут вырасти инвестиции в реальный сектор, а инвестиции, замедляя скорость денежного обращения, являются и средством борьбы с инфляцией. На это, правда, можно возразить, что сейчас в условиях усиливающегося фискального нажима (см. стр. 15) российские предприниматели готовы инвестировать где угодно, только не в своей стране. Но тем важнее переломить это настроение, для чего просто необходимо, чтобы бизнес в конце концов получил от власти не туманные обещания, а реальное снижение налогов.

Автор предложений о снижении НДС, замруководителя аппарата правительства Михаил Копейкин объяснил Ъ выбор налога так: он плохо администрируется, вызывает массу судебных разбирательств, а его снижение может вывести ряд предприятий на свет. Но если во главу угла поставить стимулирование производственных инвестиций, то можно подумать о снижении налога на прибыль или о возвращении инвестиционной льготы. Если Минфин в ответ будет в который раз говорить о "пылесосе", то есть утверждать, что инвестиционной льготой воспользуются совсем не для инвестиций, то это вопрос налогового администрирования. И Минфину пора научить этому подведомственную налоговую службу. Которая пока налоговое администрирование понимает исключительно как войну с налогоплательщиком на уничтожение последнего.

Впрочем, Алексей Кудрин намерен побороться за неприкосновенность стабилизационного фонда. Он рассказал, что вчера обсуждал эту тему с Михаилом Фрадковым и заручился согласием премьера на обсуждение предложений своего аппарата.


Комментарии
Профиль пользователя