Коротко

Новости

Подробно

Лучшую живопись по-прежнему делают в Италии

Инициатива международной компании Lexmark, известного производителя принтеров,

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 22


В Милане состоялось вручение Lexmark European Art Prize — единственной европейской художественной премии, присуждаемой за лучшее живописное произведение и самой денежной из подобных премий. В число десяти финалистов конкурса, в котором приняли участие четыре тысячи претендентов из 32 стран, вошел и россиянин. Однако 30 тысяч призовых евро достались итальянке. Из Милана — МИЛЕНА Ъ-ОРЛОВА.
       Инициатива международной компании Lexmark, известного производителя принтеров, учредившей в прошлом году European Art Prize, выглядит крайне демократично. Чтобы поучаствовать в конкурсе, специальных усилий и заслуг не требуется — достаточно прислать электронной почтой одну картинку, оригинал которой не должен превосходить заданный формат. И все. Никаких других условий вроде высшего образования или возрастных ограничений (за исключением того, что кандидат должен быть совершеннолетним) участникам не ставится.
       Почему выбрана живопись — понятно. Она сейчас вновь на острие художественной моды. К тому же в рамках интернет-конкурса "плоские" картины проще оценить адекватно, чем "объемные" — скульптуру, видео или инсталляции. В любом случае, жюри, в которое входили уважаемые эксперты — профессора живописи и арт-критики из Англии, Франции, Испании, Италии и Польши,— пришлось несладко. Демократичность имеет свои издержки: как правило, подобная открытость привлекает массу не слишком профессиональных творцов. Можно вообразить, какого мусора насмотрелись эксперты, если даже в финальную выставку в миланском Дворце искусств (32 картины, выбранные из четырех тысяч) попала пара опусов явно самодеятельных художников. Или, по крайней мере, выглядящих таковыми — по одной работе довольно сложно составить представление об авторе: а вдруг то, что кажется примитивом, на самом деле — часть сложносочиненного хитроумного проекта. Вдруг пробившийся в финал с по-детски нарядной картинкой, чье длинное название начинается со слов "Я так счастлив" и где и человечки, и большие деревья, и лошади — одним словом, исполненной в лучших традициях "искусства выходного дня",— Владимир Чайка из Вязьмы вовсе не то, что можно подумать, а латентный концептуалист?
       Впрочем, в шорт-лист премии из десяти участников конкурса, приглашенных на церемонию в Милан и до последнего момента не знавших, кто победитель, вошел не он, а другой наш соотечественник — Виктор Сачивко из Красноярска. Послужной список 43-летнего художника не слишком велик, но все же можно утверждать, что он находится в гуще художественной красноярской жизни, поскольку работает завотделом актуальных практик в самом модном и, что называется, продвинутом музее города — бывшем Музее Ленина на Стрелке, где уже несколько лет проходит довольно известная Международная музейная биеннале, за которую красноярцев в 1998 году поощрили званием "Лучший европейский музей".
       Судя по рассказам господина Сачивко, живописью ему заниматься особо некогда: он делает выставочный дизайн и в соответствии с должностью придумывает разные "актуальные" проекты. То, например, затеет "музей по переписке", разослав своим коллегам послания с просьбой их художественно обработать и прислать обратно (с этой идеей он участвовал в московском форуме художественных инициатив), то восполняет нехватку подлинников в родной музейной коллекции, вывешивая в экспозиции раздерганный на странички роман Льва Толстого "Война и мир". Но, если надо, может и картину написать. Его полуабстрактная композиция "Деревянная вода", в которой смутно угадываются человеческие фигуры, напоминающие не то тотемные столбы, не то фольклорных персонажей, чем-то польстила жюри — в кулуарах говорили, что сибиряк оказался в числе трех главных фаворитов.
       Среди его соперников самыми сильными выглядели дамы. Живущая в Бельгии красавица-иранка, представившая на конкурс современную вариацию оп-арта --- взятый крупным планом дискотечный зеркальный шар. Немка Анне Хорст, чья "Девочка" кажется близкой родственницей персонажей картин Зигмара Польке и Герхарда Рихтера — тот же эффект остранения и подчеркивания, что картина пишется не с живой натуры, а с фотографии или рекламного плаката. Француженка Габриэль Прантнер, верная хранительница национальной традиции изящной и экономной абстракции: ее работа из трех гигантских мазков напоминала холсты недавно приезжавшего в Москву мэтра — Пьера Сулажа. И наконец, ставшая победительницей 33-летняя итальянка Джованна Фецци.
       Членов жюри можно было бы заподозрить в подсуживании — раз церемония проходит в Милане, то и приз надо давать итальянке,— если бы "Отбивные" (так называется картина госпожи Фецци) и в самом деле не было бы самым эффектным произведением на выставке. За раскованной мастерской композицией, построенной на контрасте белого, черного и ярко-красного, не сразу опознается жутковатый сюжет — казнь бычков на бойне, но, разглядев, что декоративные красные пятна — это кровь и высунутые языки вздернутых на крюки животных, уже трудно отделаться от ощущения, что перед тобой этакая анималистическая "Герника".
       Живопись явно неплохая. Но все же поверить в то, что это лучшая европейская картина 2004 года, трудновато. Как и в то, что по трем десяткам картин-финалистов можно судить о том, что сегодня представляет собой живопись. Конкурс слишком похож на лотерею, чтобы претендовать на объективность. Шанс выловить таким образом потенциальных звезд тоже невелик, но он все-таки существует. Победитель прошлого года англичанин Кристиан Уорд вполне тянет на восходящую звезду — правда, честь его открытия принадлежит знаменитой лондонской галерее Саатчи.
       Любопытно, что один из членов жюри European Art Prize, баронесса Патриция Сандретто Ре Ребауденго, возглавляет известный в Италии фонд, базирующийся в Турине, который также имеет свою международную премию для молодых художников. Несколько лет назад ее получила москвичка Людмила Горлова. Госпожа Ребауденго рассказала Ъ, что ее фонд работает по другому принципу: художников с самого начала, на стадии выдвижения, отбирают эксперты — галеристы и музейщики. По этой же модели функционируют и другие авторитетные конкурсы, такие как, например, британский Terner Prize. Впрочем, у Lexmark Art Prize несколько иная цель — не поощрять уже известных, а помочь начинающим, даже если начинающим под пятьдесят. И, как ни крути, открытость и демократичность имеют свои плюсы: какие, в самом деле, в какой-нибудь европейской Вязьме эксперты, а живописцы — вот они. Символом European Art Prize могла бы стать одна из конкурсных картин — пустой мольберт, ожидающий очередного неведомого шедевра.

Комментарии
Профиль пользователя