Коммерсантъ-История №11 (132)

Когда наступает маразм власти

Фото: МАММ / МДФ

Фото: МАММ / МДФ

Знаете ли вы, как происходит окончательная эмиграция в маразм? Как когда-то объяснял мне бывший управляющий делами Совета министров СССР Михаил Сергеевич Смиртюков, проработавший в Кремле шесть десятков лет, происходит это довольно неожиданно.

«Смотришь,— говорил он,— идет тебе навстречу товарищ, которого ты знаешь, считай, всю жизнь, вчера вместе прогуливались, разговаривали. Ну он там что-то забывал, маленько чудил. А сегодня он тебя не узнает. Глаза мертвые. Значит все, рассыпался».

Признаков приближения этого события тоже более чем достаточно. Обостряются отдельные черты характера, появляется старческое упорство, переходящее в неуправляемое упрямство.

Но одно дело, когда подобные изменения происходят с простыми смертными, и совершенно другое, если они происходят с власть имущими и тем более с первыми лицами государства. Екатерина II, которая скончалась 225 лет назад, 6 ноября 1796 года*, на протяжении практически всего своего правления воевала и мирилась с родственным ей шведским королевским домом. И желание вернуть установленный Петром I и утраченный ею негласный контроль над Швецией к концу ее жизни настолько обострилась, что значительно приблизила ее смерть. О том, как — наш текст «Пока этот негодяй будет управлять».

А случившееся 75 лет назад, в ночь на 3 ноября 1946 года, землетрясение осталось забытым по похожей причине. У И. В. Сталина к тому времени обострилась и прежде немалая подозрительность. И никто без согласования текста с находившимся на отдыхе вождем не решался опубликовать сообщение о трагедии, несмотря на масштабы трагедии. Об этом — публикация «И много человеческих жертв».

Однако самым ярким примером продолжительного маразмирования первого лица государства был генеральный секретарь ЦК КПСС Л. И. Брежнев. 45 лет назад, в ноябре 1976 года, начался процесс, который тогда назвали месячником поздравлений и награждений Брежнева к его 70-летию, хотя награждать его в юбилейном году начали еще раньше. Как это выглядело на фоне проблем страны — в подборке «Неумолимый процесс культизации».

Немало было примеров того, что по праву можно было назвать коллективным маразмом. Так, после освобождения крепостных крестьян их объединили в общины, и власть имущие практически со старческим упрямством, не принимая во внимание никакие доводы, отказывались что-либо менять. О том, как существовал этот самый российский коворкинг,— текст в нашей постоянной рубрике «Забытый быт» — «Сделается обществом застрахования от голодной смерти».

Но царским коллективным маразматикам было очень далеко до советских. Бороться с ними пытался один из самых примечательных старых большевиков — Л. Б. Красин. О его жизни, состоявшей из сочетания несочетаемого,— наш материал «Как никто умел вести работу с боевиками».

Об этих и других примерах маразмирования из нашего давнего и недавнего прошлого — этот выпуск ежемесячника «Коммерсантъ-История».

Евгений Жирнов, руководитель историко-архивной службы ИД «Коммерсантъ»


Содержание

«Своей смертью участвовал в борьбе за новый быт» / Что настоятельно рекомендовали советским людям санитария, экономика и наука

«Пока этот негодяй будет управлять» / Какие мелкие и крупные козни приблизили кончину Екатерины Великой

«Сделается обществом застрахования от голодной смерти» / Какие плюсы и минусы имел самый российский коворкинг

«Арестован, избит, ограблен» / Почему в Турции взяли под стражу российскую делегацию

«Как никто умел вести работу с боевиками» / Чем прославился самый антисоветский советский нарком

«И много человеческих жертв» / Почему оказалось почти забытым сильнейшее землетрясение

«Неумолимый процесс культизации» / В чем Брежнев догнал и перегнал Хрущева

*Все даты до 1 февраля 1918 года даются по старому стилю.

Картина дня

Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...