Коротко

Новости

Подробно

Фото: Дмитрий Лебедев / Коммерсантъ   |  купить фото

Санпротестанция

Правозащитники проверили статью 236 УК на причастность к митингам

от

Проект «ОВД-Инфо» проанализировал практику применения так называемой санитарной статьи Уголовного кодекса. Полтора года назад ст. 236 УК, которая, по словам авторов, применялась нечасто и обычно в случаях массового отравления, была изменена и дополнена. После этого по ней были осуждены несколько политических активистов, в том числе потенциальных кандидатов в депутаты Госдумы. Авторы доклада заявляют, что применение нормы «избирательно и дискриминационно», а сама она, по их мнению, превратилась «в инструмент политического давления». В Госдуме считают, что авторы доклада «передергивают», специально выделяя участников протестов из общей массы «коронавирусных» нарушителей.


“Ъ” ознакомился с докладом «Санитарная обработка протеста», который подготовили юристы «ОВД-Инфо» Дмитрий Пискунов, Наталия Смирнова и Денис Шедов. Они указывают, что ст. 236 «Нарушение санитарно-эпидемиологических правил» присутствует в УК с 1996 года и до недавнего времени «применялась сравнительно нечасто», обычно в случаях массового отравления продуктами питания.

Поэтому в подобных делах фигурируют десятки или даже сотни пострадавших, а типичный обвиняемый — повар или заведующий столовой.

С 2010 по 2019 год по ч. 1 ст. 236 УК РФ были осуждены 107 человек. Большинству из них назначали небольшой штраф (58%), остальные получили ограничение свободы (11%), обязательные работы либо запрет на определенную должность или деятельность (по 10%). А в последние годы все чаще назначают судебный штраф, и если обвиняемый загладит свою вину перед пострадавшими, то у него даже не останется судимости.

В марте 2020 года, в разгар пандемии коронавируса, депутат Павел Крашенинников и спикер Госдумы Вячеслав Володин предложили значительно ужесточить норму, заявив о «недостаточной мотивации граждан в вопросе обеспечения безопасности — своей и окружающих». В итоге первая часть статьи была дополнена фразой про «нарушение санитарно-эпидемиологических правил, создавшее угрозу» массового заболевания или отравления. Предельная сумма штрафа была увеличена с 80 тыс. до 700 тыс. руб., а максимальным наказанием стало два года лишения свободы.

«Получилось, что человека могут осудить, даже если нет реальных последствий (заболевших или умерших людей), экономического ущерба, а только абстрактная угроза,— поясняет Дмитрий Пискунов.— Вообще-то она и так исчерпывается термином "покушение на совершение преступления", за которое человек обычно получает меньшее наказание, чем за само преступление. Но в этом законе одну лишь "угрозу" приравнивают к совершенному преступлению».

В «пандемийном» 2020 году обновленная статья УК применялась чаще, «но значительного роста не произошло».

По ч. 1 ст. 236 УК осудили 16 человек, причем как минимум десять дел были связаны с COVID-19. Из доклада следует, что только в одном случае действия подсудимых привели к доказанному заражению других людей, в остальных случаях речь идет именно об «угрозе» негативных последствий. «ОВД-Инфо» пересказывает типичное дело — историю жителя Ростовской области, который был госпитализирован с COVID-19, а потом сбежал из больницы и воспользовался общественным транспортом и был приговорен к трем месяцам ограничения свободы.

С января 2021 года, считают авторы доклада, «статью стали использовать для давления на политических оппонентов власти». Сторонники оппозиционного политика Алексея Навального призвали 23 января выйти на несогласованный митинг в его поддержку. Роспотребнадзор официально предупредил организаторов акции о возможной ответственности по ст. 236. Аналогичные предостережения опубликовали региональные управления МВД. «Отговаривая людей от протестов, официальные лица накануне акции подчеркивали, что она приведет к заражению участников, а затем и других горожан, поставит под угрозу жизнь пожилых людей и будет способствовать новому всплеску заболеваемости»,— указывают авторы доклада.

23 января департамент здравоохранения Москвы со ссылкой на приложение «Социальный мониторинг» заявил, что в месте проведения акции «находятся 19 человек, зараженных COVID-19». Ряд политических активистов позже были задержаны, их обвинили в нарушении ч. 1 ст. 236 УК РФ; в СМИ эти случаи объединили под общим названием «санитарное дело».

Эксперты «ОВД-Инфо» подчеркивают, что «подозреваемыми стали не больные коронавирусом, нарушившие карантин, а публичные деятели, распространявшие информацию о мероприятии».

Подавляющее большинство из них были связаны со структурами Алексея Навального (позднее признаны экстремистскими и запрещены), многие собирались участвовать в выборах в Госдуму.

В итоге только один человек — ранее неизвестный сторонник господина Навального Дани Акель — был осужден и оштрафован непосредственно за нарушение санитарных норм. Еще десятерых фигурантов «санитарного дела» осудили за «подстрекательство» к такому преступлению (ч. 4 ст. 33 УК РФ в совокупности со ст. 236). Они получили год или полтора года ограничения свободы. Авторы доклада подчеркивают, что меры пресечения и приговоры для оппозиционеров оказались более суровыми, чем для «немитинговых» нарушителей ст. 236.

При этом «санитарное дело» сопровождали «сотни допросов, массовые обыски и изъятие техники у широкого круга лиц» — чего не было в случае с «обычными» делами по той же статье.

В докладе упоминаются «санитарные» обвинения, выдвинутые против организаторов митингов в Нижнем Новгороде, Саратове и Мурманске. «Налицо избирательность и дискриминационность применения ст. 236 УК»,— считают авторы доклада. Они намерены отправить свое исследование в МВД, СПЧ, ООН и ВОЗ и требуют вернуть «санитарную» статью в ту редакцию, в какой она существовала до ужесточения в 2020 году.

“Ъ” обратился к одному из инициаторов поправки депутату Павлу Крашенинникову, однако тот был недоступен для комментариев. «Кто про что, а голый про баню»,— оценил исследование «ОВД-Инфо» депутат Дмитрий Вяткин, автор ряда инициатив об ужесточении «митингового» и «иноагентского» законодательства. Господин Вяткин отмечает, что депутатские «инициативы в защиту граждан» в большинстве случаев воспринимаются правозащитниками негативно: «Когда мы говорим о защите чести, достоинства и деловой репутации граждан, начинаются крики, что мы против журналистских расследований. Хотя мы против клеветы,— возмущен господин Вяткин.— Судят (по ст. 236 УК РФ.— “Ъ”) не только людей, которые занимаются публичной политикой. За нарушение антиковидных правил — отсутствие масок — ответственность понесли тысячи и тысячи людей, в том числе и за хулиганство. А здесь выбрано 11 дел. Мягко говоря, (авторы доклада.— “Ъ”) передергивают».

Мария Старикова, Ксения Веретенникова, Александр Черных


Комментарии