Коротко

Новости

Подробно

Газета "Коммерсантъ" от
 Контрабанда антиквариата

К искусству пагубная страсть

       Согласно распространенному мнению, сейчас воруют все, что гвоздями не прибито — от тактических ракет до тех же самых гвоздей. Правда, в минувший четверг заместитель начальника отдела следственной службы Управления МБ по Москве и Московской области Владимир Вдовин заявил журналистам на брифинге, что этому беспределу пришел конец. "Период, когда можно было грабить Россию заканчивается", — сказал он. Брифинг в основном был посвящен успешной операции чекистов по пресечению контрабанды икон из России (Ъ от 25 и 28 мая). А оптимизм свой сотрудники госбезопасности объясняли ужесточением статей УК России, карающих за контрабанду. Кроме того, на минувшей неделе вышло постановление правительства "О неотложных мерах по усилению таможенного контроля". Но давайте посмотрим, насколько эффективными окажутся эти меры в борьбе с контрабандой ценностей и антиквариата.
       
Экспедиция, однако!
       Если изучать историю контрабанды по советским детективам, которые проявили к ней повышенный интерес в конце 50-х, начале 60-х годов, нынешние преступные структуры любителей национального культурного достояния складывались следующим образом. Потеплели отношения с Западом, Советский Союз заполонили капиталисты, предлагавшие большие деньги (сотни долларов) за старинные иконы. Соблазненные золотым тельцом, по деревням пустились "лжегеологи" и прочие экспедиции, которые скупали "доски" у одиноких старух или же просто разворовывали беспризорные церкви. И несчастные старушки отдавали свои иконы за бесценок (что поделаешь, экспедиция!). Экспедиторы же продавали свою добычу иностранцам, после чего и тех и других ловил КГБ, а народ клеймил позором.
       Но, как утверждают люди бывалые, контрабандисты в России были еще и при царском режиме. И в те времена на таможне отбирали произведения, являвшиеся национальным достоянием. Особенно же активно вывозить из России антиквариат и прочие культурные ценности начали вывозить при большевиках. И, в первую очередь, сами большевики. Они, конечно, отбирали у бегущих из страны буржуев "богатство народа" (арестованному ВЧК князю Голицыну, к примеру, сам Урицкий предложил уехать на Запад со всей семьей, при условии, что князь оставит здесь все фамильные драгоценности).
       А экспроприированное большевики не стеснялись использовать для собственных нужд, вывозя за границу антиквариат по линии Коминтерна или по другим каналам (благо, на границе свои люди). Одна знаменитая большевичка, ставшая прототипом героини "Оптимистической трагедии", вывозила ценности через Финляндию.
       Сталинский железный занавес, казалось бы, должен был пресечь поток контрабанды. Но выезд все существовал — и ездил на Запад народ элитарный, знаменитые советские писатели и музыканты. А они в искусстве понимали, да и друзей западных и понимающих имели. Сейчас это называется "иметь выход на заинтересованные круги".
       Но все же такой вид теневого бизнеса, как контрабанда ценностей начал структурироваться с 1945 года. По неофициальным данным, чуть ли не 10 мая в Берлине состоялся конгресс воров в законе (представителей шести стран, среди которых доминировали Франция и Россия) — первая крупная сходка, на которой основным вопросом стал раздел вывезенного фашистами из России антиквариата, разбросанного по всей Германии и Европе. Красная Армия к тому моменту этот вопрос с союзниками еще не успела обсудить.
       Несколько лет спустя, согласно распоряжению Министерства культуры, все произведения искусства, изготовленные до 1945 года, рассматривались как предметы антиквариата. Но чек на покупку иконы, к примеру, или специальное разрешение на вывоз из страны, полученное в том же самом Минкульте, оставляли лазейки для утечки ценностей за рубеж.
       И только в начале 60-х годов грянули первые громкие дела о контрабанде. Тогда контрабандистов ловили, в основном, в Ленинграде и на Западной Украине (из этого региона активно вывозили православную иконопись).
       В те же времена большой интерес к иконам стали проявлять граждане некоммунистической Германии и Западного Берлина — через них контрабанда транзитом уходила в Европу или Америку. Львиная доля российских ценностей завершала свой путь во Франции. По неофициальным данным, в Латинском квартале Парижа в середине 60 - х годов 20% объема торговли составлял антиквариат, вывезенный из СССР.
       Структуры более или менее сложились. Особенно активной стала их деятельность с момента распада СССР. И вот, за последние полгода несколько громких и успешных операций российских правоохранительных органов.
       
Таможня обнаружила у американца яйца. Пасхальные, но не Фаберже.
       В конце апреля незадолго до вылета в Прагу из аэропорта Пулково-2 самолета чешской авиакомпании, таможенники при досмотре обнаружили и изъяли у одного американца (фамилия не разглашается) 45 изделий, относящихся, по мнению таможни, к предметам антиквариата. В том числе, и пасхальные яйца. Экспертиза изъятого длилась более месяца.
       Как сообщил Ъ начальник пресс-отдела Северо-Западного Государственного таможенного комитета Сергей Соболев, сроки были такими долгими потому, что выдвигалась версия: яйца могли быть изготовлены Фаберже. Но, учитывая, что в последнее время развелось слишком много искусно выполненных подделок (имеются в виду умельцы-одиночки, а не известная фирма Ананова), версию необходимо было тщательно проверить.
       В итоге установили — из 45 изделий предметами старины являются 37. Все они относятся к XIX веку и представляют художественную ценность, в том числе и 22 пасхальных яйца (хоть изготовленных и не Фаберже), портрет Петра I на эмали, скульптурная деревянная курительная трубка, 2 шкатулки, прочие изделия из золота и серебра.
       Изъятое эксперты оценили в 814 тыс. 900 руб. Но заместитель начальника отдела угрозыска ГУВД по борьбе с кражами антиквариата и предметов искусства Николай Иванов, считает, что госцены несопоставимы с ценами черного рынка и вышеназванную сумму, как минимум надо умножить на десять, а то и на двадцать. Согласно ныне действующих нормативным актам, которыми руководствуется таможня, ни один из 37 старинных предметов вывозу за пределы России не подлежит. Ведется розыск сбытчиков антиквариата.
       Но это — контрабанда, пойманная уже на выходе на Запад. Что интересно, введение таможенного контроля на границах с бывшими республиками СССР, также выявило ряд фактов контрабанды антиквариата. В апреле, например, на одной железнодорожной станции на российско-литовской границе из поезда изъяли иконы, картины и прочие ценности на $500 тыс.
       А 17 мая в 11.00 сотрудники Брянского управления Министерства безопасности России совместно с таможенниками, используя собранную ранее оперативную информацию, задержали на брянском участке российско-украинской границы 11 икон XVI-XIX веков, представляющих, по оценкам экспертов, огромную художественную и историческую ценность. Контрабандисты пытались вывезти иконы на поезде под присмотром проводника. Сейчас изъятое оценивают эксперты.
       Как сообщалось на брифинге в Управлении МБР по Москве и Московской области, за 4 месяца 1993 года московские чекисты возбудили около 400 уголовных дел о контрабанде и предотвратили вывоз из России товаров и сырья на несколько миллиардов рублей. Но, как ни печально, до суда смогли довести только 5 дел о контрабанде антиквариата (каких — не назвали). Представители МБР считают, что ужесточение наказаний по статьям, карающим за контрабанду, позволит успешнее бороться с этим видом преступности. Правда, оговорились, что еще очень тяжело возвращать похищенное в Россию. Сейчас, к примеру, на границе Чехословакии и Австрии находится крупная партия картин (Айвазовский, Васнецов, Юон и др.), вывезенных бывшим российским гражданином, который сейчас находится в Германии. Руководство госбезопасности намерено обратиться в Совмин России с просьбой решить судьбу коллекции на межправительственном уровне.
       Брянскую операцию на брифинге оценили очень высоко, считая, что удалось разоблачить целый международный преступный синдикат. В группировку входили москвичи, петербуржцы и киевляне, которые собирали здесь иконы. На квартирах задержанных были обнаружены и изъяты еще несколько икон, предметы антиквариата, крупные суммы валюты и ценности. Всего в ходе операции на границе и в городах России изъяты 25 икон, стоимость которых настолько велика, что подсчитать ее пока без тщательной историко-художественной экспертизы не представляется возможным.
       Как сообщил корреспонденту Ъ заместитель руководителя пресс-службы Московского управления МБР Сергей Богданов, задержанные в России входили в преступный синдикат, деятельность которого охватила Италию, Германию, Литву, Украину и Россию. Костяк синдиката на Западе составляют эмигранты из стран бывшего СССР. Основная деятельность преступного сообщества — незаконная торговля художественными и историческими ценностями. Четыре россиянина задержано, чекисты обещают увеличить это число. Но для кого "доски" предназначались на Западе, на брифинге сказать не смогли (или не захотели). По словам некоторых сотрудников МБР, существовало два канала переправки: через Брянск на Украину и оттуда за пределы СНГ, или маршрутом Москва — Санкт-Петербург — Литва и далее на Запад.
       
Каждый охотник знает где сидит фазан
       Кстати, контрабандисты прекрасно знают, что госбезопасность о них знает. А госбезопасности прекрасно и давно известны все каналы переправки контрабанды. Мало того, они минимум на 80% знают и самих перевозчиков антиквариата. То есть, минимальная база для успешной борьбы с этими преступлениями у МБР есть. В чем же дело? Может, именно в четкой организованности этого бизнеса? Давайте посмотрим, как сейчас действуют подобные структуры.
       Прежде всего оговоримся — заказной контрабанды, с кражами определенных ценностей, как правило осталось очень мало — максимум 12% от общей массы.
       Откуда берется товар? Казалось бы, "геологи" обчистили всех старушек. Но продолжаются кражи из церквей, музеев, галерей (нередко в них так или иначе участвуют сами музейные работники, или представители государственных организаций, курирующие их деятельность). Кроме того, в России появились антикварные магазины, у владельцев которых никто не спрашивает, чем они торгуют. И нельзя, конечно, не учитывать неразбериху, царящую в провинциальных музеях при оформлении там новых поступлений. Словом, еще есть, где взять.
       Когда в России у какой-нибудь группировки собирается партия антиквариата, готовая к контрабанде, она и в самом деле переправляется в основном через Белоруссию, Украину, Прибалтику — в Польшу или Германию. Причем, как отмечают люди осведомленные, наиболее строгий таможенный контроль на границах России со странами Прибалтики и Украиной (объясняют напряженными политическими отношениями между этими республиками). Возят, как вы убедились, в основном, в поездах — легче спрятать контрабанду в межвагонных пространствах и других емкостях, да и увезти много можно. Конечно же, есть "окна" на таможне, даже, говорят, в Шереметьево-2 есть.
       И, конечно, наиболее ценный товар иногда переправляют по дипломатическим каналам. Специалисты прекрасно помнят дело одной французской фирмы (не буду ее называть, но дело рассматривалось в Мосгорсуде в начале 90-х годов), работавшей на территории СССР и специализировавшейся на вывозе отсюда дипломатического багажа и багажа семей дипломатов. У фирмы были специально оборудованные автомобили, способные вывозить до тысячи икон одновременно. Кроме того, у серьезных западных фирм, специализирующихся на антиквариате есть здесь свои эмиссары, работающие под "крышами" консульств или торгпредств различных стран Европы или Африки.
       Но вот товар ушел. Первая остановка — Польша. Здесь обычно отсеивается товар, не представляющий большой ценности для среднего покупателя на Западе. Он остается в местных лавках. В Польше этой деятельностью занимаются и бывшие совграждане с криминальным совпрошлым. Далее основной материал идет в Германию, где оценивается "по факту".
       Надо отметить, что за последние годы в Польше и Германии сложились широко разветвленные сети мелких антикварных магазинов, специализирующихся на продаже контрабандного антиквариата. Кроме того, насыщен и рынок предложений (особенно икон 19-го начала 20-го веков, как это называют эксперты — "ассортимент антикварной лавки")
       Как отмечают эксперты, основную роль в теневом антикварном бизнесе сейчас играют немцы и французы. Франция, как правило, конечный пункт следования контрабанды из России. Немцы нередко для продажи контрабанды используют своеобразные филиалы православных церквей — иконные галереи, где любителям предлагается товар, вывезенный из России, иной раз находятся прямо напротив храма и называются с ним одинаково. До недавнего времени из Германии руководил и организовывал крупные контрабандные операции некий Ласкин, бывший советский подданный, но, говорят, его убили в сентябре 1991 года. Этот человек и в самом деле имел свой синдикат.
       Люди, подобные Ласкину, опекают "нужных" им граждан в России, законными и незаконными способами помогают им освобождаться из мест заключений, выезжать в ту же Германию. За границей дают им возможность заработать — предоставляют во владение мелкие ресторанчики, дискотеки, которые по сути, являются местами встреч и переговоров представителей теневого антикварного бизнеса.
       И во Франции происходит то же самое. Правда, большая часть антикварных магазинов здесь официально находится во владении граждан из государств Северной Африки (зачем давать лишнюю работу французской полиции?). Трудно, конечно, точно оценить разницу в ценах товара увезенного контрабандой из России в исходном и конечном пунктах. Но, если прикинуть грубо, как говорят эксперты, на финише стоимость выше процентов на 40.
       
Что дальше?
       Насколько удачны действия правоохранительных органов России в борьбе с контрабандой? Некоторые сотрудники МБР довольны скромны и считают, что им удается поймать 7-8% от общей массы контрабанды. Оппоненты госбезопасности не исключают, однако, что существуют в министерстве люди, тесно сотрудничающие с нечистоплотными представителями правительственных кругов, ценящих искусство и валюту, которую можно на нем заработать. Таким образом, вполне реальна ситуация, когда одни контрабандисты МБР "выгодны", другие — нет. И получается, что в руки правосудия попадает только "пехота" (нижний слой пирамиды).
       Эксперты отмечают, что есть два пути для успешной борьбы с контрабандой. Первый — упорядочение торговли предметами антиквариата в России, легализация торговли с западными партнерами. Та масса икон, вывозимых сегодня контрабандой (помните — "ассортимент антикварной лавки"), по мнению ряда экспертов, не имеет ничего общего с национальным достоянием страны. Что же касается последнего, при открытых границах, картины русских мастеров вернулись бы обратно через год, так и не найдя себя покупателей на Западе, которые русскими художниками не так уж активно интересуются. Словом, открытые границы, не нанесли бы заметного ущерба стране, даже наоборот — сюда вернулись бы русские шедевры. Кстати, в России сейчас более высокие цены на произведения русской школы, нежели на Западе. Это вполне реально, если учесть становление отечественного бизнеса, представители которого имеют деньги и желание создать себе имидж полноценного капиталиста-мецената.
       Второй вариант — серьезная работа правоохранительных органов в тесном сотрудничестве с западными спецслужбами. Имеется в виду отслеживание до конца всей цепочки прохождения контрабанды, а не встречи глав министерств внутренних дел и подписание договоров о намерениях, банкетов и проч.
       Так или иначе, пока нет серьезных поводов говорить о контрабанде антиквариата, как о явлении уходящем в прошлое. Будущее у него пока есть...
       ОЛЕГ Ъ-УТИЦИН
       
Комментарии
Профиль пользователя