Коротко

Новости

Подробно

Когда в могильщиках согласья нет

Журнал "Коммерсантъ Власть" от , стр. 18
       Ключевое подразделение ЮКОСа — "Юганскнефтегаз" — выставляется на торги и будет продано за долги. Участники рынка и эксперты единогласно объявили, что это конец ЮКОСа. По сути, так и есть. И все-таки они поспешили.

В #25 "Власть" писала, что для ЮКОСа есть три варианта развития событий: банкротство, переход контрольного пакета новым владельцам и потеря добывающих активов. Последний вариант, наихудший для владельцев бумаг ЮКОСа, похоже, начал реализовываться в начале прошлой недели. 20 июля Минюст, в чьем ведении находится служба судебных приставов, исполняющая решение суда о выплате МНС ЮКОСом налоговых долгов почти на 100 млрд. руб., прокомментировал ход исполнения судебного вердикта. За три недели с момента вступления его в силу приставам удалось взыскать с ЮКОСа 5,25 млрд. руб. из 99,4 млрд. Поэтому, заявило министерство, для погашения долга начата процедура продажи дочерней компании ЮКОСа — АО "Юганскнефтегаз".
       На деле термин "дочерняя" в отношении "Юганскнефтегаза" является чисто техническим. На АО приходится 62% нефтедобычи ЮКОСа, оно владеет около 70% его нефтяных запасов. В 1994 году ЮКОС как раз и создавался на базе "Юганскнефтегаза" по инициативе его экс-главы Сергея Муравленко. Компания DeGolyer and MacNaughton (специализируется на аудите нефтяных запасов) на прошлой неделе заявила, что стоимость запасов "Юганскнефтегаза" составляет $30,4 млрд, а остальных подразделений ЮКОСа — порядка $13,6 млрд. Впрочем, с точки зрения приставов, стартовая цена "Юганскнефтегаза" на аукционе по его продаже, который должно провести Федеральное агентство по управлению федеральным имуществом (правопреемник РФФИ), определяется не по методике американского Society of Petroleum Engineers, используемой DeGolyer and MacNaughton, а по балансовой стоимости в российской отчетности ЮКОСа — около $1,75 млрд. Вряд ли эта стартовая цена в ходе торгов вырастет в два раза (во всяком случае, такой удачный аукцион РФФИ по крупному имущественному объекту вспомнить трудно). То есть требования МНС к ЮКОСу на $3,4 млрд, возможно, так и не будут погашены. А это — только требования за 2000 год: за 2001 год, как известно, МНС насчитало еще 98 млрд руб., а всего — $8-10 млрд.
       Происходящее очень похоже на развязку сюжета вокруг ЮКОСа — физическое уничтожение главного героя. Формально слова Владимира Путина о недопущении банкротства ЮКОСа будут выполнены: покойника нельзя расстрелять, нищего разорить, а голого раздеть. Но процесс исчезновения компании может занять куда как больше времени, чем ожидается сейчас. Чем дальше, тем более становится ясно, что единого замысла об уничтожении ЮКОСа просто нет.
       
Хаос в ЮКОСе
       Накануне появления сообщения Минюста о продаже "Юганскнефтегаза" произошло событие, которое перечеркивает все предыдущие полуофициальные версии о том, кто и какие цели преследует в конфликте вокруг ЮКОСа. Бывший глава ЮКОСа Михаил Ходорковский предложил сместить с поста председателя совета директоров Виктора Геращенко. Сам экс-депутат от фракции "Родина", ради управления ЮКОСом покинувший Госдуму, сначала отказался добровольно сдавать полномочия, а затем резко и язвительно прокомментировал заявление Ходорковского. Для постороннего человека читать эту переписку непросто: она практически целиком состоит из намеков. Единственное, что можно понять буквально — ошеломляет: в НК ЮКОС, крупнейшей нефтедобывающей компании страны, на нынешний момент нет вменяемой структуры управления. По сути, ЮКОСа как субъекта сопротивления силовому давлению государства не существует, есть лишь несколько очагов корпоративной власти, представители которой не координируют свои действия.
       Геращенко напрямую говорит о том, что совет директоров компании, правление и акционеры не способны согласовывать свои действия и вмешиваются в "спасательную" деятельность друг друга по отношению к ЮКОСу. Геращенко также подвергает сомнению возможность Ходорковского хоть в какой-то мере управлять ситуацией. А сам тянет одеяло на себя: "У меня есть основания полагать, что внутри компании и за ее пределами как в России, так и за рубежом существуют группы влияния, заинтересованные в затяжном конфликте с государством с целью решения личных меркантильных интересов. Возглавляемый мной совет директоров ОАО НК ЮКОС будет всячески противодействовать этим группам". (Впрочем, 22 июля Геращенко заявил, что внутри ЮКОСа "нет никаких противоречий".)
       Характерно, что пресс-служба ЮКОСа отказалась комментировать заявления Геращенко и Ходорковского. Да и непонятно, в каком качестве она могла это сделать. В качестве объекта манипуляции крупнейших акционеров ЮКОСа, о чем пишет Геращенко? В качестве союзника одной из "групп влияния"? Как наемные сотрудники, подчиняющиеся совету директоров ЮКОСа, ведущему борьбу с правлением компании, или наоборот? Возможно, именно поэтому пресс-секретарь компании Александр Шадрин заявил на прошлой неделе, что слухи о расколе в компании исходят от крупнейшего акционера "Сибнефти" Millhouse Capital, опасающегося, что 35% акций "Сибнефти", находящиеся на балансе ЮКОСа, будут переданы государству в счет погашения долга перед МНС.
       Ходорковский в своем письме в основном не противоречит Геращенко, а лишь показывает другие стороны ситуации. Судя по его заявлению, с Геращенко на его должности никто не желает вести переговоры. Пикантность ситуации придает тот факт, что и Геращенко, и Ходорковский не отрицают, что новый председатель совета директоров ЮКОСа появился в компании не по инициативе его акционеров. Если отвергнуть предположение, что два месяца назад его кандидатуру искали на улице, очевидно, что Геращенко был рекомендован на свой пост теми самыми представителями власти, которые сейчас отказываются с ним встречаться. Кстати, сам Виктор Геращенко ничуть не опровергает эту версию — он лишь говорит, что власти не видят в менеджменте ЮКОСа стремления к конструктивным и содержательным переговорам. Не опровергает он и обвинения Ходорковского. 22 июля Геращенко сам пожаловался, что с ним не хотят разговаривать власти: "Постоянно любезные секретари ответственных лиц говорят, что они заняты, находятся на совещаниях и так далее... Ответа нет. Наверное, это говорит о том, что в правительстве собрались тугодумы".
       Если ситуация такова, как ее описывают Геращенко и Ходорковский, непонятно, кто именно в ЮКОСе может выдвинуть хоть какое-то предложение власти об урегулировании ситуации. Если ЮКОСа нет как единой организации, о чем могут вестись переговоры? Однако и эта проблема — не главная. Похоже, нет и властей, с которыми ЮКОС может договариваться.
       
Хаос во власти
       Кто во властных структурах может определить судьбу ЮКОСа? К концу прошлой недели практически все представители власти, за исключением ранее не замеченной в узурпации экономической власти Службы судебных приставов, отказались руководить атакой на ЮКОС. И нет основания им не верить. Представители почти всех властных структур РФ, опрошенных "Властью", неофициально отвергают участие своих сотрудников в переговорах с ЮКОСом. Ранее опровергли участие в переговорах и ожидаемые посредники. Так, глава наблюдательного совета "Ренессанс Капитала" Александр Шохин объявил "слухами и домыслами" информацию о том, что его компания может стать независимым посредником в контактах ЮКОСа и власти.
       Разумеется, невозможно поверить Герману Грефу, Алексею Кудрину, да и Владимиру Путину, которые уверяют, что политической кампании против ЮКОСа нет. Любой юрист, прочитавший вердикт арбитражного суда о законности требований МНС к ЮКОСу, равно как и любой здравомыслящий человек, наблюдающий за действиями приставов, не поверит в то, что именно так российские законы предписывают обращаться с компанией, к которой есть претензии у налоговиков. Недаром почти все западные дипломаты, конфиденциально обсуждавшие с представителями российских властей дело ЮКОСа, после этого заявляли на публике, что преследование компании есть случай исключительный и на его основании нельзя делать обобщений.
       Однако в то, что у властных структур нет четкого плана действий, поверить очень легко. Судя по всему, делом ЮКОСа на каждом из его этапов управляют разные чиновники — и каждый на свой лад. Есть лишь общая команда: "ЮКОС — к ногтю". МНС рассматривает это распоряжение как основание насчитать ЮКОСу максимальную сумму налогов. Бизнесмены, близкие к власти,— как основание рассмотреть отдельные активы ЮКОСа как свое потенциальное приобретение. Чиновники либерального крыла в правительстве — как возможность увеличить налоговые поступления в бюджет. Чиновники силового крыла — как возможность национализировать компанию. Непосредственные исполнители в суде, в службе приставов, в Генпрокуратуре, в МНС — как основание для любых жестких действий в деле ЮКОСа для демонстрации служебного рвения и получения новых звездочек на погоны. Однако вряд ли есть единая сила, координирующая все эти действия, напротив, они зачастую противоречат друг другу. Похоже, хаос внутри ЮКОСа противостоит хаосу внутри власти.
       Столкновение двух бестолковых стихий заставляет другие компании с опаской относиться даже к самым привлекательным вариантам участия в разделе ЮКОСа. "Роснефть" и "Газпром", считавшиеся главными претендентами на "Юганскнефтегаз", на прошлой неделе заявили, что не будут принимать участия в торгах по этому активу. Интереса к покупке компании, добывающей 60% нефти ЮКОСа, за 20-25% ее реальной цены пока не высказал ни один инвестор.
       Так или иначе, без координирующих и направляющих сил в стане ЮКОСа и его оппонентов процесс уничтожения нефтяной компании может сильно затянуться. Первые свидетельства этому уже появились. На прошлой неделе представителями РФФИ было объявлено, что процесс продажи "Юганскнефтегаза" займет никак не менее месяца. Виктор Геращенко, чьи полномочия в любом случае не могут быть отменены раньше августа, тоже говорит о возможности конструктивных переговоров. Михаил Ходорковский в начале прошлой недели заявил, что необходимо "спасать ЮКОС" любыми способами и он верит в мирное разрешение ситуации. В правительстве неофициально говорят, что распад ЮКОСа как важнейшей составляющей экономики России недопустим. Так что в деле ЮКОСа зрителей ждет еще немало трагических, комических и мелодраматических эпизодов. Да и попыток хэппи-энда, впрочем, в нынешней ситуации вряд ли убедительных.
ДМИТРИЙ БУТРИН

       
Комментарии
Профиль пользователя