Коротко

Новости

Подробно

Фото: Давид Френкель / Коммерсантъ

«Мемориал» пожаловался на «двойную защиту» Юрия Дмитриева

Правозащитники считают, что адвокат по назначению оказался слишком удобен суду

от

«Международный Мемориал» (внесен Минюстом в реестр иностранных агентов) требует наказать адвоката Артема Черкасова, который был назначен судом в громкий процесс историка Юрия Дмитриева. Правозащитники сообщили Федеральной палате адвокатов, что господин Черкасов участвовал в заседаниях против воли подсудимого и «не осуществил эффективную защиту интересов Дмитриева», которого в итоге приговорили к 13 годам строгого режима. Сам Артем Черкасов объясняет, что просто не мог отказаться от судебного назначения, и уверяет, что согласовывал свои действия с «основным» адвокатом. При этом он «не обижается» на «Мемориал»: адвокат считает жалобу «попыткой использовать любую возможность», чтобы освободить Юрия Дмитриева.


19 апреля «Международный Мемориал» обратился к президенту Федеральной палаты адвокатов (ФПА) Юрию Пилипенко с просьбой возбудить дисциплинарное производство в отношении карельского адвоката Артема Черкасова. В письме (есть у “Ъ”) сообщается, что «Мемориал» еще четыре с половиной года назад заключил договор с адвокатом Виктором Ануфриевым на представление интересов историка Юрия Дмитриева. В 2020 году Петрозаводский городской суд приговорил господина Дмитриева к трем с половиной годам колонии строгого режима по п. «б» ч. 4 ст. 132 УК РФ (насильственные действия сексуального характера) и оправдал еще по трем составам — п. «в» ч. 2 ст. 242.2 (изготовление детской порнографии), ст. 135 (совершение развратных действий; вменялась в вину дважды в разных редакциях) и ч. 1 ст. 222 (незаконное хранение оружия) УК РФ.

Защита подала апелляцию, которая в сентябре 2020 года дошла до Верховного суда Карелии. Адвокат Ануфриев дважды попросил отложить заседание: сначала из-за участия в другом процессе, а потом — в связи с болезнью и обязательной изоляцией. Но суд не стал ждать и назначил в процесс адвоката Артема Черкасова. «Мемориал» подчеркивает в письме, что у «назначенца» было всего четыре рабочих дня на ознакомление с 20 томами дела — это примерно 5 тыс. страниц.

«Насколько нам известно от адвоката Ануфриева, он до заседания договорился с адвокатом Черкасовым: тот сообщит суду, что не успел ознакомиться со всеми материалами дела, а поэтому не может осуществлять эффективную защиту Дмитриева,— говорится в письме "Мемориала".— Однако, по нашим данным, адвокат Черкасов не сообщил об этом суду и не ходатайствовал перед судом об отложении судебного процесса для всестороннего изучения материалов уголовного дела».

На заседании 22 сентября 2020 года Юрий Дмитриев заявил отвод адвокату по назначению, «так как видел его первый раз в жизни и ему не доверял». Но суд отказался отвести Артема Черкасова. Ситуация повторилась на заседании 29 сентября: в тот же день суд вынес приговор, ужесточив наказание — с 3 лет 6 месяцев до 13 лет лишения свободы в колонии строгого режима.

«Мемориал» считает, что адвокат Черкасов нарушил запрет на «двойную защиту».

Так в адвокатуре называют ситуацию, когда «назначенец» навязывает защиту человеку, у которого уже есть соглашение с другим адвокатом.

Авторы письма подчеркивают, что Юрий Дмитриев неоднократно отказывался от услуг Артема Черкасова — и значит, тот не имел права представлять интересы историка. Кроме того, правозащитники уверены, что адвокат «должным образом не подготовился к рассмотрению дела». «Осуществление качественной защиты означает ознакомление со всеми материалами уголовного дела и их осмысление. Поглотить и переварить такой объем информации за столь короткий срок человек не может,— говорится в письме.— Черкасов не принял должных мер по согласованию позиции с доверителем. Он ни разу не встретился с Дмитриевым лично и наедине, чтобы обсудить позицию по делу».

В заключение «Мемориал» указывает, что Артем Черкасов входит в совет адвокатской палаты Республики Карелия. Правозащитники сомневаются, что региональная палата сможет беспристрастно оценить действия одного из своих руководителей — и поэтому просит рассмотреть их заявление на уровне ФПА.

Глава правления «Международного Мемориала» Ян Рачинский в разговоре с “Ъ” назвал поведение Артема Черкасова «крайне предосудительным». «С нашей точки зрения, Черкасов повел себя не так, как предписывают нормы адвокатской этики,— пояснил господин Рачинский.— Дмитриев сам заявил ему отвод, но он тем не менее продолжал присутствовать, создавая видимость состязательности процесса».

Правозащитник добавил, что «адвокат Черкасов на процессе вел себя крайне пассивно, что позволило суду без каких-либо на то оснований в четыре раза увеличить срок наказания».



«Трудно рассуждать в сослагательном наклонении, но очевидно, что с адвокатом Ануфриевым, который до этого дважды добился оправдания Дмитриева, защита могла бы осуществляться более квалифицированно,— говорит господин Рачинский.— Мы не в первый раз видим попытки суда отстранить адвоката, который дважды добился оправдания Дмитриева, и навязать другого человека, создающего видимость защиты».

Артем Черкасов не согласен с претензиями «Мемориала». Он сказал “Ъ”, что был обязан явиться в суд по заявке ВС Карелии и действовал по закону. Адвокат заверяет, что все свои действия согласовывал с «основным» защитником Виктором Ануфриевым: «Мы с коллегой договорились, что Дмитриев заявит мне отвод, который я поддержу. На заседании Юрий Дмитриев был удивлен, что Ануфриев долго не приезжает — и вдруг появился новый адвокат. Я все ему объяснил, и Юрий Дмитриев заявил мне отвод, который я сам поддержал. Однако суд его отклонил». Адвокат поясняет, что отказ обвиняемого от защитника по назначению не является обязательным для суда: «Это делается намеренно, чтобы обвиняемые и их адвокаты не срывали судебные процессы».

По словам Артема Черкасова, суд все же отложил заседание и дал ему возможность ознакомиться с вещественными доказательствами: «Какую-то паузу мы с Ануфриевым получили, и своего московского коллегу я держал в курсе дела. Нужно понимать, что объем в 19 томов профессионал может определить как средний, некритичный. Бывают дела и по 100 томов. Но действительно мне не хватило времени ознакомиться с вещественными доказательствами, в частности, с рядом дисков».

Господин Черкасов отметил, что относит себя «к числу тех адвокатов, которые добросовестно подходят к осуществлению защиты вне зависимости от того, назначается оно по соглашению или по назначению». «Честно глядя в глаза самому Дмитриеву, могу сказать, что все, что я мог сделать, чтобы откладывать судебное заседание и дожидаться приезда московского защитника, я делал,— заявил адвокат в беседе с “Ъ”.— Мне кажется, "Мемориал" исходит из того, что нужно использовать любой шанс вытащить Дмитриева. Я на них нисколько не обижаюсь».

Адвокат Виктор Ануфриев отказался прокомментировать жалобу «Мемориала» в ФПА на своего коллегу.

«Я 42 года в адвокатуре, и не было случая, чтобы я писал жалобу на какого-то адвоката либо в этом участвовал,— заявил он “Ъ”.— И поэтому мне не хотелось бы это комментировать».



В Федеральной палате адвокатов “Ъ” сообщили, что пока не получили обращения от «Мемориала». В палате пояснили, что у президента ФПА «есть возможность возбудить дисциплинарное производство по представлению вице-президента ФПА», и «обычно в таких случаях ФПА перенаправляет письмо в региональную палату, чтобы узнать, в чем дело».

Напомним, обвинение против Юрия Дмитриева было связано с фотографиями приемной дочери без одежды (в возрасте от 4 до 7 лет), которые нашли в его компьютере в 2016 году. Историк объяснял, что делал снимки для фиксации состояния здоровья ребенка и предотвращения возможных претензий к нему органов опеки. Эпизод по п. «б» ч. 4 ст. 132 УК РФ, по которому краеведу назначено 13 лет строгого режима, касается наличия сексуального подтекста в прикосновениях отца к его несовершеннолетней приемной дочери. В «Мемориале» уголовное преследование Юрия Дмитриева связывают с его профессиональной деятельностью, в частности, с раскопками крупнейшего расстрельного полигона Сандармох.

Мария Литвинова


Комментарии
Профиль пользователя