Коротко

Новости

Подробно

К нам едет авангард

Московская мэрия поменяла архитектурную политику

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 22

проект архитектура



Московский градостроительный совет утвердил проект строительства напротив здания Центрального дома художника комплекса из пяти зданий голландского архитектора Эрика ван Эгерата. Таким образом, десятилетние попытки привести в Москву иностранных архитекторов увенчались успехом — мы, наконец, получим в городе постройку настоящей западной звезды. Комментирует ГРИГОРИЙ Ъ-РЕВЗИН.
       Событие ошарашивающее, непредсказуемое и необъяснимое.
       Позади Парка искусств у Центрального дома художника (ЦДХ) будет построено пять башен. Каждая из них носит имя великого русского художника-авангардиста и нарисована в стиле его работ, башни называются "Кандинский", "Родченко", "Малевич", "Попова" и "Экстер".
       Эрик ван Эгерат — международная звезда, он строит на родине в Голландии, в Варшаве, в Будапеште, в Берлине, ему посвящены десятки публикаций, а последнюю книгу о нем написал Дейан Суджик — куратор последней венецианской биеннале и де-факто архитектурный критик номер один в англоязычном мире. Проект его откровенно "звездный" — ни на что не похожий, провокативный, вызывающий аттракцион, архитектурное чудо, опирающееся к тому же на мировые имена русского авангарда. Словом, все нормально, все как и должно быть для проекта, о котором будут говорить во всем мире,— но только у нас такое чудо непредставимо. Представить себе, что в Москве среди бесконечных проектов "лужковского стиля" вдруг возникнет такая постройка, совершенно невозможно.
       Тем более сейчас, когда, казалось бы, неосталинский стиль новых высоток довольно уверенно претендует на официальный стиль эпохи президента Владимира Путина. Тем более сейчас, после "Трансвааля", когда любая радикальная архитектура в городе оказалась под вопросом. Если бы я просто увидел этот проект, я бы сказал, что это прекрасная, но абсолютно утопическая идея. Однако он не просто сделан — он прошел все этапы московской согласовательной машины. И как! Главный архитектор Москвы Александр Кузьмин завершил рассмотрение проекта речью о том, что мы изменились и наступают новые времена, а потом совет закончился аплодисментами, чего с этой организацией не случалось никогда.
       Подменили их, что ли? Рядом с постройкой находится церковь Иоанна Воина, у нас в зоне визуальной достигаемости памятника не то что чего-нибудь радикальное, а самое серенькое с трудом проходит. Там, между прочим, и Кремль недалеко. С чего они вдруг все захлопали, уму непостижимо. И не только архитектурный совет, там хоть архитекторы сидят, могли увлечься, но еще и ЭКОС (Экспертный консультативный совет), через который и мышь-авангардистка не проскочит, вдруг пропустил. Ну не совсем пропустил, а раскололся — председатель ЭКОСа президент Академии архитектуры Александр Кудрявцев — резко "за", один его заместитель, Виктор Шередега, тоже "за", а другой — директор института искусствознания Минкульта РФ Алексей Комеч — резко "против".
       Все говорят, что это еще не конец, что предстоит Общественный совет Москвы, на котором должен сказать свое слово Юрий Лужков, и тут-то проект похоронят. И я бы присоединился к этому прогнозу, если бы не одно "но". Опыт показывает, что архитектурные чиновники никогда ничего не одобряют на таком уровне, если уже не прозвучало "добро" мэра. А уж если они одобряют так истово, то, стало быть, это "добро" прозвучало более чем внятно. И даже отрицательная позиция г-на Комеча — характерный штрих, он как раз известен тем, что всегда в оппозиции начальственным инициативам.
       За проектом стоит выстроенная и художественная, и коммерческая логика. В Москве то, что считалось элитным жильем (по $3-5 тыс. за кв. м), перешло в разряд жилья для среднего класса, а это значит, что для элитного нужно предложить архитектуру, которая была бы в несколько раз дороже. А что это, как не звездная работа иностранного архитектора? С архитектурной логикой все еще проще. Что есть здание ЦДХ, как не главное хранилище русского авангарда? Чем это место должно быть отмечено в городе, как не Кандинским, Малевичем и Родченко? Но как вышло, что эту логику вдруг приняли московские власти, остается загадкой. Было бы естественно, если бы Юрий Лужков предложил выстроить на этом месте здания по мотивам живописи господ Глазунова, Шилова и Андрияки, а мэрия как промоутер русского авангарда — это ни в какие ворота не вписывается.
       Или мы все же неверно оцениваем архитектурные взгляды мэра Москвы Юрия Лужкова, Александр Кузьмин прав, и мы действительно в начале нового поворота московской архитектуры?
Комментарии
Профиль пользователя